home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню




Initiatory fragment only
access is limited at the request of the right holder
Купить книгу "Здравствуйте, я ваша ведьма!"

46

Через час мы с Арни пришли к кое-каким выводам. Во-первых, что пустыня, похоже, не имеет конца и края. Во-вторых, мы успешно затерялись в бесконечных песках. В-третьих, понятия не имеем, как вернуться назад и найти своих спутников. И, в-четвертых, – уже темнеет. Словом, опять вляпалась. Сомнительным утешением служило только одно: на сей раз у меня была компания, видимо, для разнообразия. Пришлось искать место для ночлега. Хотя «искать» – сильно сказано. Уселись прямо там, где слезли с животных.

– Надо бы их стреножить, – вяло предложил эльф, не вставая с места.

Конечно, бедняга утомился после гонок. А я, надо полагать, не устала. Неприязненный взгляд в сторону хитроумного эльфа не произвел на последнего никакого впечатления. Вставать он не собирался. А я что, рыжая, что ли? Нетушки, не двинусь с места. Все равно веревки у нас нет.

Ящерицы спокойно разгуливали вокруг. Близко не подходили, но и убегать не спешили. Сумерки мягко спустились на горячий песок, ощутимо похолодало. Никогда не знала, что в пустыне ночью можно замерзнуть. Век живи – век учись. Может, это просто неправильная пустыня? А что, вполне возможно. Вместо верблюдов пески бороздят ящерицы, в песках дремлют драконы, а ночью зуб на зуб не попадает. Мы сидели и мрачно пялились друг на друга. Процесс затягивался. Еды и воды у нас не было. Не прихватили как-то. По всей вероятности, у нас все шансы скончаться от голода, жажды и холода, играя друг с другом в гляделки. По мере закатывания солнца за горизонт мы лишились и этого незамысловатого развлечения.

– Давай, что ли, костер разведем, – простучала зубами я в безуспешной попытке согреться.

Надо было шубу с собой брать. Но кто ж знал, что ночью такой дубак будет?

– Без дров? – удивился эльф, дрожащий не меньше меня, но старательно это скрывающий.

Отсутствие топлива на несколько минут повергло меня в уныние. Стоп.

– Я могу развести огонь на камне! – радостно заявила я.

Приятно иногда для разнообразия приносить пользу вместо вреда.

– Камней тоже нет, – закопал еще трепыхающуюся надежду Арни.

А чем песок хуже камней? Я щелкнула пальцами. Огонь вспыхнул, на мгновение ослепив нас. Я запрыгала вокруг, подражая шаманам первобытных племен, выделывая немыслимые па победного танца. Шокированный эльф окаменел с раскрытым ртом и выпученными глазами. Просто статуя «Вытаращившийся мальчик».

Именно этот момент моего триумфа выбрала толстая голохвостая мышь. Она вылезла откуда-то из песка (видимо, у нее там имелась нора), принюхалась, поводя усами, и удивленно уставилась на неведомо откуда взявшийся посреди пустыни странный голубой огонь.

– МЫШЬ! – завопила я, прыгая оглушенному звуковой волной эльфу на руки.

Затем руками сцапала отмершего Арни за грудки и затрясла, побуждая его к принятию решительных мер. Он мужчина, значит, охотник. Ему по статусу положено защищать слабых и беззащитных женщин, то есть меня как единственного здесь представителя слабого пола.

– Сделай что-нибудь! – потребовала я.

– Что? – окончательно обалдел он.

– Мышь убери, придурок!

– Каким образом? Я что, должен за ней гоняться?

– А хоть бы и так, – отрубила я. – Слышала, эльфы прекрасные охотники.

– У меня лука нет.

– Ой, да ладно. Плохому танцору…

Наглая мышь, не подозревая о моих терзаниях, подобралась ближе. Я завопила громче. На мой вопль откликнулся тот, на чью помощь я не рассчитывала. Ящерица, на которой я сегодня имела честь прокатиться, гибкой тенью выскользнула из темноты. Липкий язык выстрелил в сторону злосчастного грызуна. Мышка не успела пискнуть, как оказалась слопана довольной таким обстоятельством ящерицей.

– Обалдеть! – изумилась я ловкостью холоднокровного скакуна.

– Точно, – послышался ехидный голос.

Из темноты вывалились наши потерянные спутники. Выглядели они, мягко говоря, странно. Опаленные, закопченные лица, волосы с проплешинами, оставленными огнем. Грязная одежда выглядела так, будто ею тушили лесной пожар.

– Мы по пустыне их разыскиваем, а они тут у костра обнимаются.

Мне стало стыдно.

– Это не то, что вы подумали, – попытался спасти свою репутацию эльф, но после таких слов все окончательно убедились, что это именно то самое. И возражать стало бесполезно.

Я слезла с насиженных мужских колен. Оправдываться не имело смысла. Опыт подсказывал: чем больше отрицаешь, тем меньше тебе верят. Теперь все твердо уверовали, что сумасшедшие скачки затевались исключительно ради последующего нашего с Арни интима.

– А с вами что произошло? – робко поинтересовалась я, благоразумно уводя разговор в другую сторону.

Мелена тряхнула головой как лошадь гривой, обдав окружающих пеплом:

– Какая-то сволочь разозлила дракона.

– Бедный дракон, – серьезно посочувствовал Арни. – И что вы с ним сделали?

– Ничего, – фыркнул Велиор, спешиваясь. – Не до разборок было, еле ноги унесли.

Бельвиор тихо сполз на успевший остыть от дневного зноя песок и остался лежать, раскинув руки и ноги на манер морской звезды. Народ просто перешагнул через распростертое тело, будто его тут и не было.

Ответ впечатлил. Скрыться от дракона? Причем на совершенно открытой местности? В голове яркими картинками промелькнуло все, что когда-либо читалось об этих редких ящерах. Насколько запомнили мои многострадальные мозги, драконы всегда славились своей упертостью. Стоило стащить из пещеры с сокровищами одну пустяшную безделушку, как возмездие настигало неотвратимо. Иногда похититель успевал добежать до ближайшего города и выпить кружку пива в ближайшей забегаловке, перед тем как погибнуть в пламени вместе с заведением. К счастью, драконы были редкостью и вполне мирно сосуществовали с человечеством в целом. Если не считать неудобством то, что пришлось оставить небо ящерам. Очень уж не нравились редким существам полеты самолетов над их логовом. Они повадились сбивать летающие машины, и переубедить их не удалось. Человечеству пришлось смириться.

Мы скромно потупились, усердно делая вид, что к дурному настроению реликтовой рептилии не имеем ровно никакого отношения. В результате нашего дружного разглядывания песка народ окончательно уверился в нашем непосредственном участии в раздраконивании дракона. Они были правы, но не признаваться же в этом…

– Это вы? – свирепо поинтересовался Велиор.

– Что значит – мы? – осторожно поинтересовался эльф. – Ежу ясно, что мы – это мы.

Народ с подозрением уставился в нашу сторону, вызвав у нас прямо-таки неудержимый интерес к составу местного грунта.

– Вы видели дракона? – вкрадчиво спросила Мелена, подбираясь поближе. В руках ведьмы возникло нечто подозрительно смахивающее на боевое заклинание.

– Да, – икнула от неожиданности я, судорожно пытаясь припомнить контрзаклинание или хотя бы распознать тип ее заклятия, чтобы попытаться внести коррективы и тем самым свести причиненный нам вред до минимума.

– Нет, – одновременно со мной ответил эльф и нагло отдавил мне ногу.

Я взвыла и попыталась пнуть паразита. Пинок ушел в пустоту, меня крутануло вокруг оси, и я пропахала носом в песке длинную борозду. Все. Встану – убью!

– Где?

Вопрос Велиора застал меня за попыткой придушить Арни. Тот сопротивлялся как мог, и мы дружно нарезали круги вокруг честной компании.

– Как где? – поразилась я обшей неосведомленности. – В учебнике по редким магическим существам, конечно.

– Поразительно, Загнибеда научилась читать, – подпустила шпильку Мелена.

– Не обольщайся, – насмешливо фыркнула я, пытаясь в очередной раз если не достать верткого эльфа, то хотя бы дать ему пинка. – Там были очень качественные картинки.

Народ понял, что признаваться мы не собираемся. Жить-то хочется. А в том, что в результате наивной откровенности последует мучительная расправа, никто не сомневался. Стоило только хорошенько всмотреться в напряженные лица окружающих. Велиор ловко сцапал неуловимого эльфа за шкирку, тряхнул, как хорошая хозяйка пыльным половиком, и прорычал:

– Перестань носиться как угорелый!

– Правильно, – кивнула я, отирая пот с лица. Не догнала, зато согрелась. – А то в глазах рябит, и голова закружилась.

Велиор выпустил присмиревшего Арни, тот мягко спружинил, словно кот, и на всякий случай сел вне зоны досягаемости наших рук и ног.

Демон оказался более запасливым. Ужин состоялся, несмотря на наши опасения. Спать легли прямо на землю, каждый устраивался как мог. Кто позаботился прихватить с собой плащ, кто-то пристроил под голову седло. Я шмякнулась на песок как была. Расседлать ящерицу было выше моих дамских сил. Уже проваливаясь в сон, почувствовала, как рядом осторожно опустилась верховая животинка. Я благодарно прижалась к такому теплому шероховатому чешуйчатому боку. Странно, мелькнула в сонном мозгу мысль, холоднокровное животное, а теплое, как печка.

Пробуждение меня не обрадовало. Какая-то сволочь наступила мне на руку. Я взвыла и рефлекторно запустила в сторону обидчика первым попавшимся заклинанием, совершенно не заботясь о его действии. Кто-то обиженно заорал. Так ему и надо. Будет знать, как будить уставших женщин.

– Ну что еще случилось? – раздраженно протянул Велиор.

– Кажется, кого-то убили, – фыркнула Мелена. – Давайте спать. Утром похороним.

Добрая какая.

– Я живой! – послышался из темноты возмущенный мужской голос.

– Это пока, – ласково заметила я.

Ящер, работавший все время грелкой, поднялся на ноги и зашипел, скаля зубы. На месте визитера я бы впечатлялась такой демонстрацией. Ночную тьму прорезал свет фаербола. Я попыталась спрятаться за ногой ящера. Тот зашипел снова.

Гостем оказался высокий, изящный незнакомец с пронзительными фиалковыми глазами, огромным непропорциональным носом и ветвистыми оленьими рогами. Все это хозяйство успешно притягивало голову мужчины к земле, отчего тот застыл в неестественной позе.

– Твоя работа? – нахмурился Велиор, бросив взгляд в мою сторону.

Я обиженно засопела. Чуть что, так сразу я.

– Он мне на руку наступил.

– Я не нарочно, – оправдывался пришелец. Он тщетно пытался принять нормальное положение, но только все больше увязал в песке.

Я что, еще и зыбучий песок наколдовала? Надо же! Все люди как люди, а я – гений. Открытие заставило возгордиться внезапными магическими талантами. Еще бы они проявлялись осознанно и вовремя – цены бы им не было. Но нет в мире совершенства. Придется довольствоваться тем, что есть.

– Ладно, Вика, расколдуй этого наглеца, – распорядился Велиор.

И чего это он раскомандовался? Пусть лучше свою Минерву поучит щи варить.

– И не подумаю, – насупилась я, – поделом ему.

– Да что я такого сделал?

Я принялась загибать пальцы:

– Наступил на руку – раз, разбудил – два…

– Давай я возьму его на поруки, – предложил демон.

– Что ты о нем так печешься? – подозрительно поинтересовалась я.

Неужели это он науськал шастающего ночью незнакомца оттоптать мне конечность? Какая мелкая, ничтожная месть. Не ожидала.

– Это Аватар.

Я задумалась. Имя ни о чем мне не говорило.

– Знакомый, что ли?

– Я дико извиняюсь, готов понести, искупить, да что угодно… Только верни все как было. Благодарность будет просто безгранична… В пределах разумного, конечно, – умолял незнакомец.

– Ладно, – смилостивилась я, скорее из-за того, что жутко хотелось спать.

Я вздохнула и щелкнула пальцами. Нос уменьшился прямо на глазах восторженной публики, а оленьи рога превратились в небольшие кокетливые рожки. Теперь этот горе-путешественник производил просто сногсшибательное впечатление.

Незнакомец кинулся меня целовать. Я отбивалась, как могла, пригрозив наколдовать ему ослиные уши, если не отстанет. Тот надулся как мышь на крупу и демонстративно принялся любезничать с Меленой. Ну и пусть. Главное, чтобы спать не мешал.

Утро встретило неприятным сюрпризом. Ночью все верховые ящерицы (кроме спящей рядом со мной) сбежали. Мое верховое животное ничуть не огорчилось этим прискорбным фактом. Рептилия мягко, по-кошачьи потянулась и поднялась на ноги, готовая к дальнейшему утомительному путешествию. Раздвоенный язык нежно лизнул мою щеку, я поморщилась и поискала глазами, чем вытереть обслюнявленное лаской лицо. Пришлось утереться собственной футболкой. Чистоты, понятное дело, это не прибавило ни лицу, ни одежде. Как только доберусь до воды – приму ванну. Буду отмокать не менее часа.

– Почему они сбежали? – недоуменно хлопал глазами Бельвиор.

– Может, у них пик сезонной миграции, – предположила я, зевая во всю пасть с риском свернуть себе челюсть.

– Они домашние, – отмел мои идеи Велиор. Тоже мне, эксперт выискался. Надо было на ночь стреножить. – А почему твоя осталась?

Все с подозрением уставились на меня, будто подозревая в исчезновении ящеров. Ничего себе! Я всю ночь проспала как убитая. Не думают же они, будто я собственноручно разогнала всех животных по пустыне. Бред. Помощь пришла, откуда я не ожидала.

– Нашу Вику очень любят животные, – промурлыкала Мелена, выплывая из-за ближайшего бархана. Выглядела ведьма весьма потрепанной и довольной собой, ее сопровождал ночной гость, нежно придерживая за тонкую талию. Ну и дела… – Она обладает редким талантом обзаводиться разнообразной живностью. Например, стоило ей перебраться в богом забытую деревеньку, как к ней приблудился говорящий кот, потом змееподобная лошадь и странный щенок, нечто среднее между волком и нежитью. Все обрели в ней нежную и трепетную хозяйку.

– Звучит так, будто ты ей завидуешь, – выгнул бровь Велиор.

– Я? – искренне удивилась Мелена.

– Ты, – подтвердила я.

– Да с чего мне завидовать? – зашипела ведьма.

– Дальше я поеду верхом, а ты нет.

Мелена с удивлением воззрилась на моего ящера, как будто видела его впервые. Тот как раз успел изловить очередного тушканчика и мерно хрустел, игнорируя удивленную ведьму.

К счастью, провизию сгрузили вчера вместе с седлами, и завтрак состоялся. Я просто не вынесла бы очередного удара судьбы. После сытной трапезы немногочисленные остатки провизии нагрузили на единственное верховое животное. Изначально еда бралась на пять персон и рассчитывалась не на пешую прогулку. Поэтому, мрачно проинспектировав жалкие остатки, Велиор уставился на приблудившегося Аватара, как солдат на вошь. Последнего смутить оказалось не так просто. Он стрельнул глазами в сторону негодующего демона и сосредоточил свое внимание на Мелене.

Я попыталась вскарабкаться на ящера. Тот стоял смирно, но я все равно прыгала вокруг, как моська подле слона. Помощь в покорении высоты никто не предложил. Гады. Завидуют.

– Не можешь сесть – отправляйся пешком, – неприязненно предложил Бельвиор.

– Да. Сколько можно ждать? Мы так и за месяц не доберемся, – поддержал его Аватар.

– Можете идти. Я никого не держу, – прокряхтела я, в очередной раз пытаясь зацепиться за стремя.

Ящер наклонил голову, подцепил за шкирку и осторожно забросил мое обессиленное тело себе на спину. На сей раз я решила не возмущаться. По-другому мне просто не влезть. Как только ноги удалось вдеть в стремена, рептилия мерно потрусила вперед, стараясь не сильно обгонять спутников. Мелена заскрежетала зубами. Остальные вздохнули и мрачно тронулись в путь.

Через час народ принялся неприязненно коситься в мою сторону. Я смело игнорировала возмущение масс. Не я же виновата в исчезновении верхового транспорта. Надо лучше следить за животными. Через два часа до меня дошло, что мы двигаемся отнюдь не в сторону жилища демона, и я мило поинтересовалась конечной целью нашего утомительного путешествия.

– Хочу кое-что вам показать, – коротко бросил Велиор.

– А это самое «кое-что» можно показать прямо здесь? – Заинтригованная Мелена даже отцепилась от Аватара (они умудрялись покорять пустыню прогулочным шагом под ручку).

– Нельзя, – отрезал демон к вящей досаде ведьмы.

Я мужественно помолчала некоторое время. Но полное отсутствие информации и куча свободного времени раздували искры любопытства в костер.

– А куда мы едем? – выпалила я, ерзая в седле.

Народ уставился на меня как на кровного врага. Я картинно потупилась.

– Мы идем смотреть на одно необъяснимое явление, – прошипел Велиор.

Я подождала продолжения, но его не последовало, и я вновь заскучала.

– Аватар, а что вас подвигло на моцион по пустыне? – светским тоном спросила я нашего нового спутника.

– То же самое, что и вас.

– О! – округлила глаза я. – Вас тоже позвал в дорогу Велиор? Что он такого пообещал, что вы пустились в путь ночью, да еще пешком?

Лично я ночью не сделала бы и шага, вне зависимости от предлагаемой награды. Таскаться по пустыне пешком, когда вокруг не видно ни зги и холодно до икоты – удовольствие ниже среднего. Может, он извращенец?

– А я шел не пешком.

– Ваш транспорт тоже скоропостижно расстался с вами? – не унималась я.

– Не совсем, – напустил туману Аватар.

– Загнибеда, чего пристала? – возмутилась Мелена, прижимаясь к демону теснее (хотя ближе уже некуда, и это в такую жару… Да-а-а, любовь – страшная сила).

– Да так, – неопределенно хмыкнула я. – Надо же узнать, какого рожна мы второй день бороздим жаркие пески?

Меня нагло игнорировали. Хамы. Я вздохнула и принялась считать чешуйки на шее ящера. Занятие не столько увлекательное, сколько усыпляющее. Где-то на сто первой я благополучно задремала. Разбудил меня Арни, бесцеремонно дергающий штанину моих брюк с такой силой, что она трещала, грозя расползтись по швам.

– Сдурел? – грозно поинтересовалась я.

– Мне надо с тобой поговорить, – спокойно откликнулся он.

– Ага. А предварительно рвать на мне штаны. Интригующее начало для разговора по душам, – съязвила я.

– Ты не хотела просыпаться, – поразил своей невозмутимостью этот наглец.

Каков нахал!

– Мелена рассказывала про странного щенка. Где ты его взяла?

– Хочешь обзавестись домашним любимцем?

– Что-то вроде того.

Я пожала плечами, выражая тем самым свои сомнения в целесообразности размножения этого вида.

– Эльф подарил, – коротко ответила я.

Арни ждал продолжения, и я пояснила:

– Ну Тиран-как-его-там притащил щенка и сказал, что у меня ему самое место.

– А как он выглядит?

– Как эльф. Смазливый и рыжий.

– Как выглядит щенок?

– А, щенок… – Я задумалась, вспоминая глазастую, зубастую псинку. И кратко описала кусачее чудо.

По мере описания эльф почему-то бледнел, напряженно вглядываясь в мое лицо, при этом позабыл смотреть под ноги и навернулся.

Спутники терпеливо подождали, пока упавший эльф прекратит барахтаться и поднимется на ноги, причем осуждающие взгляды достались почему-то мне, словно это я нарочно искупала неуклюжего слугу в песке. Вскоре движение восстановилось, разговор продолжился.

– И песик тебя слушается?

Я пожала плечами, вспоминая щенка. Обычный песик, если не брать во внимание повышенное количество клыков и некоторую вредность характера. Так не надо будить ребенка, когда он спит! Я тоже спросонок не отличаюсь ангельским характером, о чем свидетельствует ночное происшествие с Аватаром. Вон как он косится в мою сторону! Опасается. Мелочь, а приятно.

Цели мы достигли к закату. За это время я успела известись от безделья, доставая окружающих своими вопросами, после чего Велиор обещал отправить меня в свой мир без права возврата в течение тысячи лет. Я нежным голосом поинтересовалась, отчего так мало, осознавая, что и ста минут не протяну. Велиор задумался и накинул еще тысячу. Бельвиор предложил насыпать мне в обед снотворного, затем связать и засунуть в рот кляп (после чего был покусан возмущенным подобной жестокостью ящером). Мелена грозилась просто придушить меня во сне подушкой (я мстительно предложила проделать с ней то же самое, если она по-прежнему будет продолжать храпеть). Один Арни молчал и озабоченно морщил лоб, рискуя нажить себе преждевременные морщины.

После долгих дискуссий решили поручить дальнейшее общение со мной Бельвиору. Тот долго отнекивался, закатывал глаза и порывался хлопнуться в обморок, но отвертеться не удалось. Так что к привалу я уже знала, что этот Темный пир практически мертв и представляет собой выжженную пустыню с редкими оазисами. Для выживания в нем необходимо огромное количество магии. Дворец Велиора, с прилегающей к нему территорией, создан и поддерживается магией самого Велиора, а также амулетами, переходящими из поколения в поколение. Те, кто обладал средними способностями и ниже, либо погибали, либо старались убедить сильных в своей необходимости и поступали к ним в услужение.



Initiatory fragment only
access is limited at the request of the right holder
Купить книгу "Здравствуйте, я ваша ведьма!"

Здравствуйте, я ваша ведьма!