home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


24

Во второй раз он очнулся не так болезненно. Он лежал в кровати, над ним склонились два расплывшихся лица. Перед глазами у него проплыло что-то длинное и тонкое, и сквозь шум в голове он услышал:

– Теперь он придет в себя, Саймон.

Шеффилд закрыл глаза. Каким-то образом он знал, что его голова обмотана бинтами.

С минуту он полежал спокойно, глубоко дыша. Снова открыв глаза, он яснее увидел лица. Одно из них принадлежало Нови – его серьезно нахмуренный лоб разгладился, когда Шеффилд сказал:

– Привет, Нови.

Второе лицо – злое, со сжатыми губами, но с едва заметным довольным выражением глаз, – было Саймона.

– Где мы? – спросил Шеффилд.

– В космосе, доктор Шеффилд, – ледяным тоном ответил Саймон. – Вот уже два дня.

– Два дня? – Шеффилд широко открыл глаза.

– У вас было серьезное сотрясение мозга, Шеффилд, – вмешался Нови, – чуть не треснул череп. Спокойнее.

– Что случи… Где Марк? Где Марк?!

– Спокойнее. Спокойнее.

Нови положил руки на плечи Шеффилда и заставил его снова лечь.

– Ваш мальчишка в карцере, – сказал Саймон. – Если вы хотите знать, почему, то он намеренно подстрекал к бунту на корабле, из-за чего жизнь пяти человек была подвергнута опасности. Мы чуть не остались во временном лагере, потому что команда хотела лететь немедленно. Капитан еле уговорил их захватить нас.

Теперь Шеффилд начал смутно припоминать. Перед ним, как в тумане, возникли фигуры Марка и человека с битой. Марк говорил:

«…тысяча людей, и все погибли…»

Сделав огромное усилие, психолог приподнялся на локте.

– Послушайте, Саймон, я не знаю, почему Марк это сделал, но дайте мне с ним поговорить. Я все узнаю.

– В этом нет необходимости, – ответил Саймон. – Все выяснится на суде.

Шеффилд попытался оттолкнуть руку Нови, удерживавшую его в постели.

– Но зачем такая официальность? Зачем впутывать Бюро? Мы можем и сами разобраться.

– Именно это мы и собираемся сделать. По космическому законодательству, капитан уполномочен лично разбирать дела о преступлениях, совершенных в космосе.

– Капитан? Устроить суд здесь? На корабле? Саймон, вы не должны этого допустить. Это будет убийство.

– Ничуть. Это будет справедливое и уместное судебное разбирательство. Я совершенно согласен с капитаном. В интересах дисциплины суд необходим.

– Послушайте, Саймон, не надо, – вмешался обеспокоенный Нови. – Он не в таком состоянии, чтобы все это переживать.

– Очень жаль, – сказал Саймон.

– Но вы не понимаете, – настаивал Шеффилд, – за мальчика отвечаю я.

– Наоборот, я это понимаю, – ответил Саймон. – Вот почему мы ждали, пока вы придете в себя. Вас тоже будут судить вместе с ним.

– Что?

– Вы отвечаете за все его действия. Кроме того, вы были вместе с ним, когда он угнал ракету. В тот момент, когда он призывал команду взбунтоваться, вас видели у люка ракеты.

– Но он раскроил мне череп, чтобы угнать ракету. Неужели вы не видите, что это серьезное умственное расстройство? Он не несет ответственности.

– Это решит капитан, Шеффилд. Останьтесь с ним, Нови.

Он повернулся, чтобы уйти.

Шеффилд собрал все силы и крикнул:

– Саймон! Вы хотите отплатить мне за тот урок психологии, который я вам дал. Вы – ограниченный, мелочный…

Задыхаясь, он упал на подушку. Саймон, который был уже в дверях, обернулся и произнес:

– И между прочим, Шеффилд, подстрекательство к бунту на борту корабля карается смертью!


предыдущая глава | Ловушка для простаков | cледующая глава