home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8

Три часа езды в душном автобусе до Краснодара, потом три – обратно, чуть ли не четырехчасовое стояние в очереди – и в итоге билет на поезд, который отойдет от перрона только через две недели.

Вдобавок ко всему пришлось встать в пять утра, чтобы приготовить обед и подоить корову. Но, к счастью, Егор ее опередил. Спускаясь с крыльца, она заметила, что он вышел из коровника с подойником в руках и направился в летнюю кухню.

– Привет! – Он тоже ее заметил. – Сегодня вы у нас ранняя пташка! Какие же заботы подняли вас ни свет ни заря? – спросил он непривычно учтиво.

– Я еще вчера сказала, что еду за билетами, – сухо ответила Наташа. – Кроме того, надо ж вам обед приготовить.

– Обед – святое дело! – ухмыльнулся Егор.

Наташа проследила взглядом, как он ловко и аккуратно процедил молоко, разлил его по банкам и поставил в холодильник. Оставшееся в ведре молоко вылил в две большие фаянсовые кружки, одну пододвинул к ней:

– Выпейте молочка на дорожку.

Наташа, чистившая в этот момент картошку, отвела его руку:

– Не сейчас, я завтракаю позже.

Егор пожал плечами и залпом выпил молоко. Отставил кружку и, оседлав табурет, пристроился рядом со столом.

– Гляжу я на вас и удивляюсь: интересная женщина, а не замужем. Неужели не было претендентов на вашу руку и сердце?

Наташа с размаху бросила картофелину в тазик с водой, капли воды брызнули ему в лицо. Егор вытерся носовым платком:

– Можете не отвечать! Но то, что у вас скверный характер, уже не скроешь. И я связываю это только с отсутствием мужчины в вашей жизни.

– К вашему сведению, я была замужем, но муж умер, и очень давно.

– И с тех пор никто не предлагал вам выйти замуж?

– Почему же? Предлагали...

Наташа принялась нарезать мясо для жаркого, но Егор отобрал у нее нож.

– Давайте помогу, а то на автобус не успеете. А почему, – он поднял голову и посмотрел на Наташу, – вы меня не попросили отвезти вас в Краснодар?

– Спасибо, я лучше на автобусе.

– Ну что ж, никому не возбраняется отстаивать свою независимость. – Егор поднялся со стула. – Пойду провожу Зорьку в стадо. – Он подошел к двери, остановился на пороге и вновь повернулся к Наташе. – Все равно не поверю, чтобы молодая красивая женщина много лет обходилась без мужчины. Сознайтесь, ведь у вас есть любовник, и не один? На зарплату машинистки сейчас не проживешь, тем более в отпуск не съездишь.

– С чего вы взяли, что я машинистка?

– А разве не так? Я же не глухой, пока отличаю стук пишущей машинки от стука дятла, например!

– Выходит, так!

Наташа чуть не расхохоталась. Знаток человеческих душ, черт бы его побрал!

Сквозь открытую дверь она видела, как Егор проводил корову в стадо, вернулся в дом, а через некоторое время в одних шортах, с полотенцем на шее отправился купаться. Наташа вздохнула: хотя бы раз из вежливости пригласил ее с собой. Упрямый, любопытный, грубый, бесцеремонный негодяй!.. «Остановись! – приказала она себе. – Вчера он спас тебя, и поэтому ему многое придется простить». Она вспомнила, как властно и решительно он поцеловал ее у стойки. Это был совсем не нежный поцелуй, но Наташа вновь испытала давно забытое чувство, которое напомнило тот первый их поцелуй в госпитале, когда он без ее помощи подняться с постели не мог. Не было в нем тогда и нынешней силы, хотя самоуверенности и в то время хватало, а нахальства – тем более...

Затем она долго тряслась в автобусе, без устали перебирая в мыслях вчерашние события, вспоминала слово за словом их вечерний и утренний разговоры. Вполне вероятно, сегодняшний интерес к ее прошлому возник не спонтанно, и, возможно, она вызывает у него совсем другие чувства, чем те, которые он постоянно демонстрирует.

Наташа тяжело вздохнула. Почему же тогда так равнодушно он отнесся к сообщению о том, что она едет за билетами? Информация о количестве ее любовников, кажется, занимала его гораздо больше. Или он намерен и себя попробовать на этом поприще? Отсюда и эта игра в «жену» и «мужа». Но у нее тоже имелся приличный опыт отваживания любителей чужих постелей, и, если ему не терпится развлечься подобным образом, пусть ищет утехи на стороне...

...Наташа огляделась и зашла на летнюю кухню. Заглянула в кастрюли и отметила, что их содержимое уменьшилось наполовину, но сама обедать не стала: от жары совершенно пропал аппетит. Она ограничилась стаканом молока из холодильника и вышла наружу.

Егор копошился в огороде. Еще до его приезда забарахлил насос, и полить огород и сад удавалось с большим трудом. На этот раз хозяин был внимательнее и тут же отметил ее появление поднятой в приветствии рукой с зажатой в кулаке отверткой. Наташа прошла к себе в комнату, переоделась в шорты и футболку, чтобы идти на пляж.

Егор поднимался по крыльцу ей навстречу.

– Купаться?

– Да, надеюсь, я теперь не должна спрашивать вашего разрешения, чтобы разок окунуться в воду?

– Валяйте! – Он махнул рукой. – Я сейчас тоже слиняю. Хочу поиграть в волейбол с друзьями. Вернусь поздно.

– Понятно! Чао! – Наташа сбежала с крыльца, изо всех сил стараясь не оглянуться на провожавшего ее взглядом мужчину.

Купание в этот раз не принесло ни радости, ни облегчения. И дело было не в усталости. Ее в мгновение ока смыла ласковая вода. Но тревога, поселившаяся в ней со вчерашнего вечера после разговора с Егором, ни на минуту не оставляла ее. В голове у нее не укладывалось, что с ней хотели, но не успели поступить так подло и бесчеловечно. Неужели в городе нет реальной силы, способной прижать к ногтю этого наглого выродка? И только Егора это тыквообразное существо, кажется, по-настоящему боится. Что ж такое неизвестное, невидимое глазу скрывается в ее бывшем возлюбленном?

Наташа удрученно вздохнула. Почти половину своей жизни она любит Егора и ничего толком о нем не знает: ни о его привычках, ни о привязанностях, друзьях, службе, наконец. За эти годы, как она успела разглядеть, у него появились два шрама, выходит, два ранения, но узнает ли она когда-нибудь, где, когда они получены и кто выхаживал его в госпиталях?

Она перевернулась с живота на спину, потом села, уткнувшись головой в колени. Две недели – слишком малый срок, чтобы вернуть любовь, и лучше заранее приготовить себя к неминуемой разлуке. Сон ее почти сбылся. Она встретила самого дорогого ей мужчину, и за это уже спасибо судьбе. После отпуска она постарается начать новую жизнь, и в ней не будет места сероглазому капитану первого ранга, мечтавшему когда-то стать адмиралом.

Наташа вернулась в дом и обнаружила, что Егор уже уехал. Она поискала ключ, который неосмотрительно положила в карман шортов, но он исчез, очевидно, выпал на пляже. Она вернулась на берег и просеяла сквозь пальцы чуть ли не весь песок в том месте, где загорала. Но ключ точно испарился.

Как на грех, Егор не оставил ни одного открытого окна, а значит, и шансов попасть в дом. Пригорюнившись, Наташа присела на крыльцо. Кто знает, с какими друзьями он встречается? Может и на ночь остаться... Интересно, его бывшая жена входит в число его друзей?

– Здравствуйте, Наталья Константиновна! – прозвучало из-за забора. – Смотрю, вы в дом не попадете?

– Здравствуйте, отец Антоний. – Наташа улыбнулась соседу. – Вот, ключи потеряла, а Егор в волейбол где-то играет...

– Они наверняка в парке упражняются. Хотите, я вас на машине подброшу?

– Нет, спасибо! Я прогуляюсь пешком. – Наташа виновато посмотрела на священника. – За два дня я так и не смогла выбраться к Виталию в больницу. Как он там? Лучше ему?

Сосед улыбнулся:

– Слава богу, завтра уже выписывают. Привет вам передавал...

– Спасибо! – Она попрощалась с соседом и отправилась в парк, который раскинулся на берегу пруда в трех кварталах от дома.


Глава 7 | Колечко с бирюзой | * * *



Loading...