home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 2

ЗАПАХ МОЖЖЕВЕЛЬНИКА

Как ни страдали горожане от нехватки жилья, но дом над входом в пещеру Демона Света трогать не решились. Это было шестиэтажное здание, когда-то стилизованное под стеклобетон. На самом деле, если верить полученным в Белой Башне знаниям, его строили методикой пластификационного монолитного литья. Именно поэтому здесь уцелели все окна и стены. Потому, как псевдостекла составляли единое целое со всем остальным каркасом, а пластик практически вечен и не поддается гниению. Кажется, именно поэтому предки и запретили подобную технологию — в связи с невозможностью последующей утилизации.

Когда-то по фасаду нижнего этажа шли сплошные двери, но теперь на их месте рос рыжий, густо переплетенный кустарник. Правда, посередине в нескольких проходах слуги Тройлека успели натоптать тропу — ведь именно здесь хитин съеденных горожанами насекомых менялся у Демона на различные изделия. Наиболее популярны у купцов были чаши, кубки, кувшины, ложки и даже ножи. Кое-кто покупал парадные доспехи. Демон Света выплавлял свои поделки из песка, и не успевшие разойтись разноцветные вкрапления зачастую придавали им самый причудливый рисунок, по которому местные гадатели даже пытались предсказать судьбу владельца.

Иногда, по просьбе Тройлека, Демон делал что-то особенное. Например — шлем с высоким гребнем на день рождения Ямиссы. То, что он может разбиться от малейшего удара, неважно — она все равно участвовать в боях не собиралась.

Найл прошел вдоль фасада, оглядываясь по сторонам, потом повернул внутрь.

Все двери дома вели в огромный высокий холл. Помещение ярко освещалось окнами на уровне второго этажа, а посередине зиял провал в три человеческих роста глубиной, наполовину засыпанный кусками бетона, щебня и осколками пластика. Раньше яма была заполнена полностью — но теперь проход расчистили, и прямо от дверей просматривался черный тоннель в три человеческих роста высотой и вдвое большей шириной, уходящий в глубь земли. Для обмена товаров слуги освободили от мусора широкую площадку и выложили ее пластиковыми плитами, заставившими Посланника Богини улыбнуться: «Банк „Эмбер“ вечен, как мироздание», «Дигидер „Оливе-0177“ необходим вам в любой ситуации», «Телефон „Тристар“ — надежная связь везде и всюду». Рекламные призывы, золотые буквы которых поблескивали из прозрачной глубины самого вечного материала. Интересно, что такое «дигидер»? Может быть, он смог бы помочь поднять Семя Великой Богини из морских глубин? Или заменить собой капитанов-смертоносцев на носовых площадках кораблей? Интересно, а можно было бы позвонить по телефону «Тристар» Демону Света?

Единственное, от чего бы не отказался правитель, так это «Положить в карман конфетку „Шу-жу“», как советовала одна из плит. Увы, где взять этакое лакомство, реклама не сообщала.

Найл встал на понравившийся плакат, поднял руки. По ладоням из тоннеля ощутимо потянуло теплом.

— Сдаешься? — спросили сзади.

Посланник Богини вздрогнул, потянулся назад сознанием, пытаясь установить подкравшегося врага и нанести ментальный удар, но вместо разума ощутил легкий запах можжевельника.

— Мерлью? — круто развернулся он. — Принцесса Мерлью?

— Здравствуй, Найл, — собеседница в темно-коричневом балахоне подняла одетые в тонкие перчатки руки, откинула капюшон, и правитель увидел лицо женщины лет сорока, с выцветшими волосами и голубыми глазами.

— Ты совсем не изменилась, Мерлью, — как можно искреннее сказал он.

Принцесса расхохоталась, и по лицу ее словно пробежала легкая волна, сглаживая черты, заставляя потемнеть волосы, и он увидел совсем юную девочку. Ту самую девчонку, с которой, помнится, боролся в подземном городе Дира, и которая так рвалась уйти с ним в пески.

— Кажется, ты хотел сказать мне комплимент, Найл? — голос тоже стал звонким, а запах можжевельника заметно усилился. — Мне, живущей тысячи лет? Я совсем не изменилась? Смешно…

Она немного успокоилась, и вместе с этим стала на несколько лет старше.

— Я рад тебя видеть, принцесса Мерлью, — сказал Посланник Богини.

— Ты знаешь, и я тоже рада, — кивнула женщина, став еще чуточку старше, причем под глазом у нее появился крохотный шрам. — Ты стал выше и крепче. Похоже, правителя города неплохо кормят.

— Просто я немного повзрослел.

— Да, — кивнула Мерлью, — на воротах ты выглядел совсем другим. Кстати, тогда ты получил в плен одну щуплую девчонку. Она уже умерла?

— Нет.

— Значит, ты еще и женат… — принцесса опять постарела, на этот раз весьма заметно: волосы совершенно поседели, на лице прорезались морщинки, исчез шрам, а нос заострился и пожелтел. — А я была уверена, что она умрет через год. От диабета…

— Я нашел ей инсулин.

— Вот как? — удивилась старуха. — Интересно, это меня стала подводить память, или ты ухитрился изменить течение времени?

— Разве это возможно?

— Нет, — Мерлью хрипло засмеялась и, к облегчению правителя, приобрела внешность примерно тридцатилетней женщины. — Во всяком случае, это невозможно зафиксировать приборами.

— Ты занимаешься наукой?

— Нет, но про это помнил мой предшественник. Впрочем, раз ты все еще женат, давай перестанем говорить о… исследованиях. Перейдем к более приземленным вещам. Зачем ты меня искал?

— Почему ты думаешь, что я тебя искал?

— Ты забываешь, с кем разговариваешь, Найл, — покачала головой принцесса. — Я не думаю, я знаю.

«Ну да, конечно же, — отвел взгляд Найл, — юная принцесса Мерлью ныне носила звание Магини, и пребывала в растянутом состоянии где-то на две-три тысячи лет. А значит — знала прошлое, настоящее и будущее».

Когда тысячу лет назад перед далекими предками встала реальная опасность смерти, они оказались невероятно изобретательны, и нашли немало способов, чтобы спрятаться или сбежать от радиации. Например — размазаться во времени и стать неуязвимым в одномоментной точке. Не их вина, что спустя тысячу лет этим открытием смогла воспользоваться родившаяся в пустыне дикарка. И если Мерлью считает, что он ее искал — то скорее всего, это действительно так. Просто эта идея может посетить его голову завтра или послезавтра. Магиня вполне способна ошибиться на несколько суток. Вот только что могло понадобиться ему от властительницы Серых гор? Что?

«Серые горы, — попытался вспомнить свое давнее путешествие Найл. — Ущелья, реки, Зеркальный каньон, здание комплекса и десятки бездонных вулканических озер, в которых пережидали радиацию потомки обитателей научного городка. Они насытили воду кислородом, и благодаря этому смогли ею дышать. Мерлью по сей день регулярно выполняет работу по поддержке необходимого уровня насыщения озер живительным газом, за что и носит среди своих подданных звание Дарующей Дыхание. Дарующая…»

До правителя наконец-то дошло: ведь Магиня умеет делать воду пригодной для дыхания. А значит…

— Ты помнишь, Мерлью, — осторожно начал Найл, — как мы с твоими воинами и братьями по плоти пересекли под водой Серебряное озеро, чтобы напасть на княжескую крепость на ее берегу?

— Разумеется помню, — улыбнулась ему голубоглазая девушка. — Это был наш последний общий переход.

— Я хочу предложить тебе еще раз совершить такую прогулку…

— У тебя опять отбили крепость?

— Нет, я хочу отправиться в другое место… — Найл прикусил губу, не решаясь сразу так произнести необходимые слова.

— Ну же, куда? — поторопила его Магиня.

— Я хочу перейти через море!

— Ты сошел с ума! — опять переменилась в лице собеседница.

— Мне это нужно, — вздохнул Найл. — Очень.

— Интересно, зачем?

— Туда упало Семя одной из Богинь. Мы хотели прорастить его, но когда добрались до места, то обнаружили, что под нами море.

— Ах да, я и забыла, — причмокнула губами женщина. — Ведь ты Посланник Богини. Тогда для тебя найти семечко действительно интересно.

— Ты мне поможешь?

— Ты недопонимаешь, Найл, — на этот раз вздохнула принцесса. — Море, это даже не вулканическое озеро. Глубина там может оказаться в несколько километров. Как и где искать, я не знаю. Добираться придется несколько недель. А я, как ты помнишь, обязана раз в три-четыре дня отправляться по озерам, и освежать в них воду. Где ты собираешься пережидать это время?

— Послушай, Мерлью, — неожиданно спохватился Найл. — Но ведь ты знаешь будущее?

— Да. Ну и что?

— Значит, тебе уже сейчас известно, состоится этот переход через море, или нет. Ведь так?

— Да.

— Тогда о чем мы спорим?

— О чем… — женщина подошла ближе, склонила набок голову, вглядываясь в лицо Найла. — Просто я хочу дать тебе шанс одуматься.

— Я должен это сделать, Мерлью, — пожал плечами Найл. — Обязан.

— И все равно я даю тебе время передумать, — она чуть-чуть повернула голову, и получилось, что смотрит Магиня уже не на него, а в окно, на чистое голубое небо. — Пять дней. И еще… Ты помнишь, что обещал прислать мне Шабра, чтобы он вывел из моих водолазов более крепкую и смелую породу? — Понимаешь, Мерлью, — смутился Найл. — Слишком много…

— Понимаю, — не стала дослушивать принцесса. — Так вот, Найл. Пусть весть о твоем согласии принесет этот смертоносец. И сразу займется своей любимой работой. Это мое условие. Если у тебя есть обязанности перед Великой Богиней, но у меня — перед Серыми горами. В стране должна быть крепкая армия. Теперь иди и думай. У тебя пять дней.


* * * | Подводник | * * *