home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


* * *

22.07.47 Согласно подписанному мной акту о приемке строения № 1378, сегодня, в 17 часов 10 минут, дом для длительного глубинного пребывания проекта 14/77 «Тритон» признан годным к эксплуатации. Отныне он принадлежит мне, Джорджу Уинстону Малону, и моей жене Кэролайн Марии.

Йо-хо-хо! Свершилось! Мы стали хозяевами настоящего дома и пятидесяти гектар вольных угодий! Пусть здесь не всегда хорошо с транспортом, зато сюда никогда и ни за что не забредут никакие бродяги, надоедливые туристы и не проберутся никакие грабители! Наконец-то нас с Кэролайн никто не потревожит. Мы остались одни, и только одни! Йо-хо-хо! Bay!

На этом я заканчиваю свою первую запись. Мы, идем в постель!

23.07.47 Уважаемый инспектор! Поскольку я обязан ежедневно производить записи о состоянии дома, своих действиях, и обо всем, что сочту важным, то я делаю эту запись: сегодня мы с женой весь день ели консервированную рыбу и грибы, смотрели объемник, валялись в постели и даже ни разу не оделись. Сверху полдня катался какой-то катер. Жалко, они там не видели в каком мы виде!

Все, запись сделана, меня попрекнуть не в чем. Иду назад в постель.

Кэролайн Мария Малон — самая лучшая женщина в мире!

24.07.47 Сегодня произвел выезд и осмотр ассимилированных территорий. Завтра придется начинать работу. Хотя, конечно, самое лучшее место в доме — постель, а самая лучшая во вселенной женщина — Кэролайн Мария.

25.07.47 Двадцать гектар засажены морской капустой, семь — лепицинией, пять — модифицированным альгицидом. Я совершил подвиг.

26.07.47 Выставлены питомники для мидий и устриц, разбита лангустная сетчатка. Я опять совершил подвиг.

27.07.47 Постель, Кэролайн, объемник, пиво.

28.07.47 Распылены споры мидий. Надеюсь, это действительно породистая культура, и споры не унесло в море. Или хотя бы не все унесло. Устрицы тоже высажены, и с той же надеждой. Посчитал перспективы. Капуста вырастет через три месяца. Цены низкие, но с покупателем договорился под аванс. Лепитициния созреет через пять месяцев, но ее сажал под заказ и аванс. Альгицид достигнет кондиции за четыре месяца. Договора на него нет, но спрос стабильный, фармацевтический завод Локтауна и оптовики покупают охотно. Если все будет хорошо, расходы на содержание фермы окупятся с небольшим запасом. Если не очень хорошо, то все равно сведем концы с концами.

Мидии и устрицы вырастут только за три года, лангусты тоже. До этого времени, к сожалению, придется проявлять скромность. Потом станет легче.29.07.47 Отправляюсь за лангустами. Кэролайн едет со мной. Вернемся послезавтра. Замечаний по дому нет.

31.07.47 Вернулись с двадцатью килограммами малышей. Они хорошенькие. Завтра поплыву высаживать. Замечаний по дому нет.

Найл пролистнул десяток страниц, бросил небрежный взгляд на записи: выращено, продано, посажено. Продано, продано… Куплено… Заменено… Он отмерил еще полсотни страниц — то же самое. Открыл посередине. Продано, посажено. Открыл наугад ближе к концу:

«21.03.73 Человечество деградирует. Сперва оно изобрело золотые монеты, и нужно было заботиться только о том, чтобы они не пропали. Потом придумали бумажные деньги, и главной заботой стало то, чтобы не пропало государство, их выпустившее. Потом придумали чеки и кредитные карты, и мы стали зависеть уже не от государств, а от отдельных фирмочек. Какое счастье, что основные наши сбережения, это не расчетный счет, а наша ферма. Она никогда не превратится в фантики и простые кусочки пластика.

Из-за этой кометы весь мир сошел с ума. Как там наша Лючия? От нее уже давно нет никаких известий. Моя милая, любимая Кэролайн! Ну почему я, как старый идиот, копил все эти деньги, вместо того, чтобы дарить тебе золотые кольца, серьги, броши и ожерелья? Сколько радости я украл у тебя, и как пригодились бы эти штучки сейчас».

Посланник Богини заложил найденное место пальцем, отлистнул несколько страниц назад, пробежался глазами по строкам. Ага, вот:

«28.02.73 Продал партию лангустов: Ушла по полуторной цене! При условии соблюдения качества холдинг обещает брать за эту цену и впредь. Подписали договор на три года.

В новостях опять говорили про эту комету. Пугают ее жуткой радиоактивностью, предвещают неисчислимые беды. Говорят, попытка отвернуть ее с траектории не удалась и вскоре она войдет в Солнечную систему. Похоже, кто-то собирается срубить немалые деньги на строительстве радиационных убежищ и защитных систем».

Найл вернулся к заложенному месту, начал читать дальше:

«22.03.73 Заложил новую плантацию капусты. Посадки лепитинции и альгицида сократил втрое. Их если и покупают, то только за деньги. Мидий решил не пересевать, они и так отлично разрастаются. Снял часть урожая. Завтра попробую съездить еще раз.

23.03.73 В городе все еще паника. Продавать устриц и капусту пришлось с машины, прямо на улице. Никаких денег не брал, только золото и серебро. Набил полные карманы. По дороге домой меня пытались ограбить. И не просто ограбить. Два подонка сели на „утку“ и потребовали отвезти к себе на ферму. Наверное, хотели забрать весь дом. К счастью, они совершенно не представляли, как управлять „уткой“. Неподалеку от дома я нырнул с открытым колпаком, и их смыло за борт. Я подождал, пока они утонули, и забрал назад все свое золото и их пистолеты. Мы с Кэролайн решили, что ездить в город, пока не уляжется паника, больше не нужно.

24.03.73 По каналам новостей передают какой-то ужас. Неужели они и вправду верят, что мир может рухнуть из-за какой-то кометы?

Собрал нам для еды немного мидий и капусты. Пусть все разрастается. Окупится, когда прекратится вся эта паника».

Посланник Богини перелистнул еще несколько страниц:

«15.04.73 Объявлена правительственная программа переселения человечества на пригодные для жизни планеты в иных звездных системах. Кого они хотят обмануть? Космические корабли не смогут взять и сотни миллионов человек, а на Земле живет двенадцать миллиардов. И что ни придумывай, но не удастся увезти даже десятой части населения.

16.04.73 Пришла запоздалое письмо от Лючии. Оказывается, она со своим парнем испугалась еще полгода назад и улетела рейсовым кораблем на Грингею. Как хорошо, что она не оказалась во всей этой кутерьме, и ей ничего не грозит.

17.04.73 Смотрим новости. Ужас. Люди убивают друг друга. А выглянешь в окно — все кажется таким мирным и привычным. Даже катера и корабли все еще ходят.

18.04.73 Пришло предложение купить нашу ферму. Предлагают полтора миллиарда фунтов. Причем готовы перевести их на мой расчетный счет немедленно. Смешно. На всякий случай ответил, что ферма закрыта два года назад из-за трещин в несущей конструкции, и попросил благотворительный взнос на ее восстановление. Вдруг захотят явиться и посмотреть?

19.04.73 Опять говорят о программе переселения. Мы с Кэролайн решили остаться здесь. В своем домике и беду встретить легче. Позвонили ее родителям и моему отцу. Предложили переехать к нам. Пятьдесят метров воды над головой могут защитить от любой радиации. А с продуктами сложностей быть не может. Пятьдесят гектар полей по сторонам. Послезавтра заберу с берега. Ездить в город опасно. Могут опять попытаться захватить.

20.04.73 Говорят, армия захватила несколько кораблей и с семьями улетела в космос. Брошенное оружие подобрали все, кто хотел и теперь палят друг в друга, насилуют, пьют алкоголь и колются наркотиками. Надеюсь, это ложь.

21.04.73 Забрал родных Кэролайн. От отца никаких известий. У меня плохое предчувствие».

Найл опять перелистнул страницы:

«12.06.73 Правительства нет, программы нет, почти все население осталось на планете и истребляет само себя всеми возможными способами. Каналов вещания осталось всего четыре, но того, что они показывают, лучше не смотреть».

Еще страница:

«21.06.73 Новости показывают комету крупным планом. Говорят, она пройдет далеко и все обойдется. Правда, уровень радиации будет, как после термоядерного взрыва. Но ведь и их люди переживали».

Дальше:

«28.06.73 На море все спокойно. Погода хорошая. Ни одного катера или корабля не видели уже третий день. В эфире не работает ни одного канала. На служебных диапазонах тоже не слышно никаких позывных. Странно».

Найл грустно усмехнулся, перемахнул сразу десяток листов.

«07.12.74 Урожай невероятный. Жалко, никому не нужен. Нам вчетвером не съесть. Но подниматься на поверхность и ехать в город страшно. Возможно, там и вправду такая радиация, что все живое вымерло.

Мы с Кэролайн решили тряхнуть стариной и сделать ребеночка. Должен же кто-то возрождать человечество? Родители одобрили».

Посланник Богини начал листать страницу за страницей, просматривая их по диагонали, и пытаясь понять только общую канву событий. Родился мальчик. Вскоре еще один. Кажется, растут здоровыми. Попалась странная фраза о том, что «отец Кэролайн тоже умер», но разбираться подробнее правитель поленился. Однако очень скоро подробные записи в журнале оборвались. Найл вернулся к последним и прочитал:

«25.01.95 Роберт действительно стал совсем взрослым. Не может же он сидеть здесь всю жизнь и умереть в одиночестве. Придется отпустить его на берег. Может быть, ему удастся найти свою Кэролайн и привезти ее в отцовский дом. Не может же все человечество сгинуть бесследно} Кто-то должен уцелеть! Мы же живы. Сыты, и здоровы.

26.01.95 Мы еще раз проверили и подлатали утку, и Роберт отправился на берег.

28.01.96 Мы ждем возвращения Роберта. 29.01.96 Мы ждем возвращения Роберта. 30.01.96 Мы ждем возвращения Роберта. 31.01.96 Мы ждем возвращения Роберта. 01.02.96 Мы ждем возвращения Роберта. 02.02.96 Мы ждем возвращения Роберта».

Дальше весь журнал состоял только из одной этой фразы.

Найл закрыл его, вернул назад в ящик, попытался представить, что могло ждать на берегу моря впервые оказавшегося там молодого человека. Голодный черный скорпион? Смертельный удар радиации? Банда дикарей, которым понравились его ботинки или катер? Пустыня, в которой он сгинул с непривычки от жары и жажды, так и не найдя ни единого человека? Или, может быть, он все-таки нашел свою суженную, но латанная-перелатанная «утка» сломалась, и не смогла доставить их обратно в подводный дом? Теперь про это уже никому никогда не узнать.

Он откинулся в кресле и долго смотрел в окно, на пляшущее и искрящееся небо, частью преломляющее свет далеких звезд, а частью отражающее свет зажегшихся впервые за тысячу лет окон. Найл сидел до тех пор, пока не почувствовал, что глаза его слипаются, и если он не ляжет в постель — то уснет прямо здесь. И тогда он ушел в комнату, где Нефтис приготовила своему господину жестковатый, но зато уже успевший просохнуть топчан.


* * * | Подводник | ГЛАВА 4 ОТКОС