home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 15


Стены домика раздвинулись в обе стороны, и мы оказались среди заснеженных шатров елей. На поляну опустился конус с сидениями, расположенными по периметру.

Странная кабина была закрыта прозрачным, защитным стеклом. Мы сели с разных сторон конуса. И летающий конус, медленно вращаясь вокруг своей оси, достаточно быстро стал подниматься вертикально вверх. Поляна с домиком из двух половинок осталась в лесной тишине.

Летающий конус приземлился на городской площади с конусом праздничной ели.

Откуда-то набежали репортеры, приехало телевидение. Я и Надрежда оказались в центре событий дня. Надрежда отвечала репортерам на очень правильном языке, она говорила красиво и без мата, чем очень меня позабавила. Я в очередной раз поняла, как важно владеть бисером слов. Вот ведь может Надрежда метать бисер перед репортерами! И я буду метать бисер слов перед Осиром, а куда деваться? Ни в домик с сосульками.

Пларон – сухощавый, пожилой варлет, мог стоять на голове. Он хорошо владел телом, много занимался суставной гимнастикой, легко взбегал по ступенькам. Ему ничего не стоило облиться холодной водой, эту процедуру он проделывал ежедневно.

Благодаря физическому совершенству своего организма, он оставался главой корпорации космолетов. Надрежда меньше всего следовала примеру дяди. Она любила теплые ванны с солью и пеной. С удовольствием поедала конфеты из вычурных коробок. Пила ликер, напоминающий кофе со сливками. Как она стала инженером, только Богу известно и ее отцу. Он приложил гигантские усилия, чтобы она окончила учебное заведение, он весь поседел от этой тягостной обязанности. Он тянул ее по жизни, сознавая, что это Сизифов труд. Видимо он был гением, а на Надрежде природа отдыхала, чего он не хотел и не мог осознать.

Так получилось, что Осир из двух девушек выбрал одну – Спирозу. Была в ней та сила мышления, которая увлекала его своей таинственностью. А Надрежда была просто смазлива и энергична. Он не лез к варлеткам в душу, но оберегал по мере сил, и держал ту и другую в поле зрения. Он никогда не посещал казино, рестораны и бары, крайне редко бывал в театрах и на концертах. Его целеустремленность требовала от него полной отдачи.

Седой Пларон с удовольствием бы женил Осира на Надрежде, но он понимал, что это нереально. Надрежда порядком могла бы ему надоесть в первый же день несдержанностью фраз. Она преуспевала в разговорной речи, а Осиру нужна была более молчаливая особа. С этой точки зрения его привлекала Спироза. Осир не был агентом, он ни за кем не следил, но был вынужден по просьбе старших по чину, вмешиваться в чужую жизнь в пределах телевидения фирмы. Он не носил с собой пистолетов, но знал приемы рукопашного боя, и мог уклониться от случайного удара.

Тайными агентами и испытателями корпорации космолетов были признаны гномы или лилипуты. Пларон, однажды побывав на их концерте, и пришел к выводу, что уникальность маленьких людей плохо используется. Он отобрал десяток лилипутов, которых для всех выдавал за гномов: они носили колпаки на голове для большей убедительности. Для них были созданы курсы широкого профиля. Гномы, осознавая важность своего назначения, учились всерьез и с вдохновением. Для пущей важности их нарекли агентами, хотя два нуля перед их номером не указывали на их опасность для людей.

И вот тут произошло странное, неожиданное: Надрежда молодая варлетка, влюбилась в одного гнома. Он был постоянным лидером среди своих гномов, его авторитет не подлежал проверке. Может, повлияло на нее то, что она к ним привыкла.

Сочетание высоких и низких людей ее не шокировали. Гном всерьез их отношения не воспринимал, она была такой для него высокой! Он вел с ней светские беседы в благодарность ее отцу. А она все свободное время проводила в корпорации космолетов. Взгляды Надрежды и гнома при встречах теплели, голоса трепетали.

Окружающие их встречи гномы, только улыбались.

Флюиды от соперницы идут почти такие же, как от бывшего любимого варлета, с которым она меня развела, – подумала я, глядя на женщину, открывающую дверь.

Любимого варлета – Осира, я видела минут пять назад, он поднимался по лестнице.

Я ускорила шаги, зашла в комнату, и увидела, как соперница что-то взяла и покинула мою территорию. Мы встретились косо глазами и промолчали.

Я села на свое место и затихла с отчаянной грустью в душе. Все прошло и ничего не вернуть. Была пара и соперница, стало три одиноких варлета, потому, что эта соперница перекинулась на другого варлету, Глерба, у которого есть варлетка, Надрежда, и она их снова только пытается развести. Я пошла и предупредила вторую жертву соперницы.

Эта третья в нашей колоде дама повела себя непредсказуемо, Надрежда не стала обвинять общую соперницу, а с ног до головы, служебным тоном обругала своего мужика на глазах у меня. Финиш!

Я была рада и не рада такому неожиданному исходу дела, но мне-то, что до этого, я теперь одна. Надрежда ворвалась в комнату и подошла быстрым шагом к Глербу, сегодня она к нему уже второй раз подходит, что значит, чувство соперницы летает рядом. Они работают в соседних комнатах, они только, что создали семью, разбив семью Глерба на запасные части, как за ним уже начала охоту новая дама.

Она аппетитная для варлет варлетка, роста среднего, с лицом средним, со средними чертами лица, с телом, которое плотно сидит в любых джинсах. Она всегда ходит в коротких кофтах, чтобы варлеты могли насладиться ее пятой точкой во всех ракурсах. Она обладает таким потенциалом женских флюидов, что раздает их каждому встречному варлете.

В старые времена была игра в садовника, все сидели на лавочке, а один варлет ходил вдоль сидящих, и делал вид, что что-то вкладывает в их сомкнутые ладони.

Так и дама ходит и дарит свое внимание всем, но кому она вкладывает себя полностью, не всегда всем известно. С варлетками она себя ведет слегка истерически, в ее голосе появляется надрыв, она всегда готова обвинить во всех грехах другую женщину и перебросить на нее свои грехи.

Впрочем, мне нет никого дела до Осира, ну глупый мужик, что с него возьмешь? И взять нечего. В баню пойти и лапти одеть что ли, хотя нечто похожим на лапти раньше мылись, и называлось мочалкой.

Вот душу всю сегодня полдня выкручивает, а что надо сделать не понятно, у души нет слов, одни эмоции, и постоянно надо о чем-нибудь догадываться. Раньше можно было с Вирталием поговорить, и душа быстро вставала на место, а теперь мы оба держим марку безразличия.

Фу ты ну ты, лапти гнуты! Это на меня надо лапти надеть, чтобы я сидела и молчала за жизнь, как я теперь молчу и варюсь в собственном соку, а я ведь не сайра! Но рыба по гороскопу, а у меня все мужики – лошади. И как это рыба может жить с лошадью? Может я обезьяна, а обезьяна на лошади может ездить. Вот уже ближе, значит надо найти водолея, чтобы подлил рыбке воду в бассейн. А кто же у нас водолей?

Надо дать объявление: рыба ищет водолея. О Глербе думать не надо, да он и сам рыба. Интересно, рыба с рыбой может жить? В аквариуме. На столе Глерба звонит телерфон, а он ушел к Надрежде. Аквариум отпадает, да и разбиться может. Я взяла в руки карандаш и стала рисовать узоры на бумаге, или квадратики, а, что делать?

Обед, идти одной в кафе не хочется, сиди там, как в семнадцати мгновениях весны, и чувствуй взгляды двух варлет, к которым я не безразлична. Нет, карандаш хороший собеседник, в кафе сидят Осир и некий Лев. Если Осира можно пропустить, то Льва можно и оставить для продолжения банкета женских проблем. Я достала визитку Льва, перечитала ее вдоль и поперек, нашла его координаты, прочитала его служебное досье, что ж, вполне приличный кандидат для сердечных проблем.

В комнату важно вошла дама, она даже и не думала, что между ней и мной есть некий конфликт и сказала:

– В кафе видела Льва, потрясающий варлета!

И здесь успела, – подумала я и сжалась вся, неизвестно почему, но промолчала.

Дама прошла по служебному помещению, подошла к окну:

– Вон Лев идет к своей маршине, какой варлета!

Восхищайся, – подумала я, и отложила в сторону карандаш, нажала на клавишу зависшего компьютера, а самой так хотелось подбежать к окну! Но я гордая, на мне воду возят, – Интересно, как на рыбе можно воду возить?

Ладно, голод не тетка, кушать очень, – на этом мысли мои прервались, я достала деньги и пошла в кафе, тем более что Осир только, что вбежал в комнату, бросил нечто на стол Глерба, оглушительно вздохнул в мою душу, и выскочил, а это значит, что кафе свободно для меня. Я посмотрела на лифт, видимо он был где-то внизу, я пошла по лестнице вниз. Шла, шла я и дошла до этажа Льва, а он мне навстречу поднимается, видимо никуда он не уезжал, а просто к маршине своей ходил, если судить по доносу дамы.

– Спироза, привет! Рад видеть!

– Здравствуй! – я посмотрела на Льва, сердце мое оборвалось, только что ноги не подкосились, да ведь я рыба, а плавники не могут подкоситься.

– Есть предложение, сегодня идем на одно мероприятие в ДК.

А что от него еще ждать, – пронеслось в голове, но я ответила:

– Не знаю.

– Я говорю, что мы с тобой пойдем! Мне без тебя там будет скучно!

– Позови с собой даму! – решила я сделать нападение соперницей.

– Она не моего размера!

Вот обрадовал! – промелькнула светлая мысль в моей голове:

– Хорошо, идем.

– Так бы сразу и сказала, я жду тебя после работы в маршине, не опаздывай, – сказал Лев и зашел на свой этаж.

Я на крыльях радости спустилась еще на два этажа, прошла по длинным, мраморным коридорам и вместо кафе зашла в парикмахерскую, а из нее быстро не выйдешь. Я заглянула внутрь парикмахерской, спросила, возьмут ли меня сейчас, меня немного по – мариновали, как огурец, но взяли. Я плюхнулась в кресло, мне натянули плащ палатку, заставили встать и намочить волосы. Потом парикмахерша пристала с вопросами, как меня подстригать, но и эту проблему с некоторыми искорками раздражения в голосе мы решили, хотя виделись мы далеко не первый раз.

Естественно пришлось мне идти в буфет и брать сухой паек в виде салатов в полиэтиленовых упаковках, тройного кофе и одной булочки. Я пришла на место, на мое счастье все сотрудники за стенкой что-то громко обсуждали, и я пришла незамеченной в опоздании. А они там все шумели и шумели, что мне дало возможность быстро поесть и настроиться на рабочий лад. Маленькое чувство вины, иногда сильно способствует служебному рвению. Время летело и быстро, и медленно в работе, когда часы подняли большую стрелку вверх, хотя этого на электронных часах не видно, я отключила компьютер, убрала любимые предметы со стола, достала сумку, оделась и вышла.



Глава 14 | Варлетка Спироза | Глава 16



Loading...