home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 32


Я почувствовала боль в области сердца, потом вялость, и сквозь пелену лени в мозгу забилась мысль: надо отдать деньги, надо отдать деньги. Всплыл в памяти номер сейфа. Я открыла сейф, взяла пачку денег и отдала их Мартину. Он их взял вместе с прибором Жалость и вышел за дверь.

– Вот и вся любовь, – проговорила я, прикрывая за ним дверь.

– Кто говорит о любви? – спросил Осир, открывая дверь.

– Ты Мартина видел? Да? Он забрал деньги и первый прибор Жалость.

– Фу, какая Жалость! – засмеялся счастливым смехом Осир. – Главное, дорогая, чтобы ты его не любила, а остальное – все полная ерунда!

Лизка Карсийская пальцем приподняла очки на носу, посмотрела внимательно на Мартина:

– Мартин, ты что-то хотел мне сказать?

– Да, дорогая, мои деньги ко мне вернулись, – и он протянул злополучную пачку денег Лизке.

Лизка взяла деньги и стала считать. Пока она считала, Мартин держал луч Жалости в направлении ее сердца. Она перестала считать деньги и протянула их Мартину:

– Возьми – они не мои, – и упала на пол, ударившись о модную металлическую ручку на диване, стоявшем на таких же металлических ножках.

Он поднял и положил ее диван. Она молчала, вялая и безжизненная.

– Сидела бы дома, была бы здорова, принесло тебя именно сегодня, – проговорил Мартин, пряча деньги на место.

Мартин стал делать массаж головы Лизке, потом вспомнил о приборе Жалость, переключил его в режим Злости и направил его на нее. Ее лицо нахмурилось, она поднялась, села, потерла ушибленное место.

– Я, что у тебя делаю? – спросила Лизка зло. – Голова болит, проводи меня, я домой пойду.

– Лизка, ты лежи.

– Нет, здесь что-то не так, лучше я уйду, – и она покинула квартиру Мартина.

Осир размышлял над влиянием приборов на поведение людей. Интересно то, что Сердечко меньше всего изменяло человеческую сущность, а Жалость проявляла негативные стороны очень быстро, прибор Театр вообще работал без остаточной деформации, Избиратель тем более, а Аппетит носил юмористический характер. Пока он думал, к нему тихо, как черная пантера, подошла Лизка.

– Здравствуйте, Осир, у меня одна просьба отпустите меня туда, где нет ваших умных приборов, действующих на варлета.

– Не могу отпустить, он есть даже на Северном полюсе, новый прибор Холод уже в работе.

– Нет, я не хочу мерзнуть дважды! А, как насчет южных широт?

– Как в духовке, хочешь погреться, или испытать счастье местных жителей?

– Я хочу попасть на территорию, где нет ваших приборов и больше ничего.

– Знаешь, Лизка, если ты найдешь такое пространство на земле, скажи, я им что-нибудь пошлю. Я сам не понимаю, почему варлеты так странно реагируют на дополнительное вмешательство по настройке их мозга?

– Осир, перестаньте этим заниматься, и все будет нормально.

– А нормально никогда не бывает, недовольство людей столь огромно, что является неисчерпаемым источником моего вдохновения. Позолоти ручку и я внушу тебе через очередной прибор, что никакого психологического воздействия на людей нет.

– Золотить чем?

– Пойдем, пройдем по парку. Ты хоть знаешь, чем парк от леса отличается, кроме дорожек и скамеек? Куда тебе! В парке под деревьями нет новой поросли, и видно одни стволы, а в лесу, как в толпе на международном авиационном шоу, все возрасты в одном месте. Спрашиваешь, золотить чем? Это тебе не по карману.

– Можно я не пойду с вами в парк, если там такой хороший обзор под кронами деревьев?

– А ты чего от меня хотела? Хочешь, я тебе подарю один прибор, причем любой?

– Сердечко.

– Сердечко захотела? А ты настроишь его на многострадального Мартина?

– А вы откуда это знаете?

– Работа у меня такая, хотя ради этой настройки могу подарить тебе эту дорогую игрушку. Только запомни, у него нельзя деньги просить.

– Я это поняла.

– Лизка, зачем тебе Мартин? А я не подойду?

– Я у вас уже прибор выпросила, больше от вас мне ничего не надо! – запальчиво возразила Лизка Карсийская.

В кабинет Иванова влетел молодой варлет с крепким животом и закричал:

– Вот посмотрите, какой у меня живот, я не могу его уменьшить с помощью прибора Аппетит, мой аппетит не уменьшается!

– Можно я посмотрю на настройки прибора? – спросил Осир и взял у варлеты прибор Аппетит.

– Вы поставили стрелку в другую сторону, вот и вся проблема.

– А вы не могли сделать прибор без стрелок?

– Прибор многофункционален.

– Поставьте на уменьшение аппетита, – попросил клиент.

– Уже готово, всего вам доброго, и пониженного вам аппетита! – бодро проговорил Осир.

– Спасибо я не скажу, я за него уже заплатил, – проговорил полный варлет.

Весь разговор слышала Лизка и на подаренном Сердечке выставила данные этого варлеты очень просто: она навела на него стрелку, прибор прошил клиента, и прицепился к нему мертвой хваткой.

Молодой варлет весь передернулся и впился глазами в Лизку:

– Я вас люблю! – сказал он, не понимая смысла того, что он сказал.

– Меня? – удивилась Лизка.

– Вас. Правда, не знаю почему? – озадаченно ответил варлета.

– Господа, я понимаю ваши чувства, идите в парк – он в трех минутах ходьбы, там и выясняйте свои отношения! – начальственно проговорил Осир.

– Да, да, конечно, – пролепетал варлета, взяв Лизку под руку, вышел с ней из кабинета.

Лизка не ожидала такой концовки разговора и шла, как привязанная к молодому варлету с круглым животом. Но, выйдя на улицу, спросила:

– Простите, а вы кто?

– Я – абориген городской.

– Это еще, что такое?

– Местный я.

– А как такой живот наели?

– Не знаю, он сам растет, я был стройным, молодым, красивым, мне девушки улыбались, а сейчас я ничей.

– А живете где?

– Где хочу, – беспечно ответил молодой толстяк, – вы не поняли? Где есть, хочу, там и живу!

– Не поняла.

– У меня несколько квартир, мне приходится часто ездить, где голод застанет, там и останавливаюсь.

– А жен у вас тоже несколько?

– Никто меня не любит.

Лизка жила в старом доме, с большим потолком и с малым набором удобств, ей захотелось побывать в квартирах толстяка. В квартире красавца Мартина уже была, и делать ей там больше нечего. Но несколько квартир!

– А как вас зовут?

– Ферликс!

– Вы администратор нашего округа Варлет? – наугад спросила Лизка.

– Нет, я сын – Дорыни Никитича.

– Как интересно! И я вам нравлюсь?

– О, да! Имя ваше – Лизка Карсийская?

– А как вы угадали?

– Я ваши статьи о театре читал, и вышел на Осира, благодаря вам. У отца не узнаешь ничего.

– Впервые вижу своего читателя!

– И почитателя. Так, ближайшая моя квартира в двух минутах, предлагаю в нее заехать.

– С удовольствием! – просияла Лизка и села в маршину Ферликса.

Маршина подъехала к новому зданию, оно красиво вписалось среди старых зданий района, вошли в холл, поднялись на лифте, вышли на большую лестничную площадку с двумя дверями, зашли в одну дверь. Глаза Лизки округлились и невольно стали осматривать помещение, над которым работали настоящие мастера интерьера.

– Кухня рядом, – потащил Лизку за собой Ферликс.

Они вошли в кухню, похожую на просторный ресторан. Ферликс сразу опустился в кресло у стола. Откуда-то появилась варлетка средних лет.

– Ферликс, подать обед?

– Она еще спрашивает! – И вдруг неожиданно для себя он ответил, – я не хочу есть!

Варлетка от неожиданности присела на край маленького дивана.

– Лизка, видишь, шок повара? Пиши, разрешаю. Хочешь кушать? Тебе принесут обед.

Не бойся, у нас все вкусно!

– Я в этом не сомневаюсь, и не откажусь, – ответила Лизка с восторгом, оглядывая помещение, в котором все было красиво, добротно, современно.

Она со вкусом ела, предложенную пищу, и наслаждалась едой и помещением, в котором находилась по воле случая.

Ферликс посмотрел на то, как Лизка за него поглощает продукты, и сказал:

– Впервые вижу, что кто-то ест, а я – нет! Приятно!

– Я ничего подобного не ела, – промурлыкала довольная Лизка.

– Ты меня радуешь! Знаешь, как трудно быть ходячим мячом?

– Не знаю, я худая с тех пор, как себя помню.

– Лизка, поживи в этой квартире, я буду сюда приезжать, а тебя здесь будут кормить до отвала.

– У меня работа!

– Считай, что у тебя отпуск от твоей работы. Здесь поживи. Повариха живет рядом, а здесь готовит. Продукты мне развозят по моим квартирам.

Повариха, убрав со стола, ни сказав, ни слова, вскоре ушла домой.

– Ферликс, а повариха говорить умеет? – спросила довольная жизнью Лизка.

– Наверное. Но со мной она не разговаривает, она просто готовит и угадывает то, что я хочу съесть.

Лизка объелась, но признаваться в этом она не хотела, она полулежала на кушетке, и ей лень было шевелиться. Зато Ферликс бегал по квартире и радовался тому, что он есть – не хочет! Он остановился перед сытой Лизкой и удивленно заметил, что она красива.

– Лизка – ты красивая!

– И ты красивый, – выдавила из себя Лизка, засыпая от незнакомой для нее сытости.

– Я тебе нравлюсь? – с нескрываемым волнением спросил Ферликс.

– Да, – сказала она, прикрывая тяжелые веки.

– И тебя не смущает мой круглый живот? – спросил он с Надреждой на отрицательный ответ.

– Нет, – прошептала сквозь сон Лизка и окончательно уснула.

Повар в еду добавляла успокаивающие добавки, по наущению Дорыни Никитича, и эти добавки сморили Лизку, неподготовленную к такой пищевой атаке.



Глава 31 | Варлетка Спироза | Глава 33



Loading...