home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5


Дома ждала очередная приятная неожиданность, белые шторы на окнах и тюль, при любом дуновении ветра из окна издавали запах Моськи. Нет, сам по себе Моська не пах, но его желтое творение на белых шторах – это что-то пахучее. Пришлось купить шторы до подоконников. После всех дел с Моськой я поехала на розыгрыш товаров.

Я выиграла ведро корма для собаки и четыре шоколадки для себя. Моське ведро корма за всю жизнь не съесть. Он маленький, громко лающий кобель. Больше всего он любит лежать в ногах, а если я легла, то Моська непременно окажется рядом, в районе моих ног с внешней стороны.

– Не Спироза ее зовут, сколько раз вам можно говорить, ее нужно по имени отчеству называть, Спироза Дорынина! – воскликнула мать в телерфонную трубку.

– Так, я пока выговорю ее имя, говорить не захочется.

– Ты и меня ни разу не назвал по имени и отчеству, – с обидой сказала мать.

– Тещу по имени не зовут, я буду вас тещей звать, – сказал Осир.

– Невежливо звучит, да и вы не живете вместе.

– Зато правильно, а когда я успею пожениться на Спирозе, если к ней на работу пришел новый красавец, она в него успела чего доброго влюбиться. Теща, мне некогда! – крикнул Осир, и бросил трубку телерфона.

Действительно, ему стало не до тещи, к нему в квартиру ввалились два мужика со странными именами: Хлыст и Огарок. Осир удивленно на них посмотрел, его круглые глаза спрашивали, что случилось, а рот молчал.

– Осир, узнал? Вижу, что узнал, есть дельце. Не гримасничай, мы знакомы давно, да нас выпустили из одного места, ради одного дельца. Ты будешь третьим исполнителем, отказ не принимается. Нам подходит твоя гибкая фигура. Ты силен своей гибкостью, и полезешь на третий этаж частного дома. Молчи, молчи, за тебя все продумано. Есть один варлет, его попугать надо. Тебе его не убивать, твоя задача – пугать. Идем сейчас, надевай униформу и вперед.

Втроем они поехали на иномарке с темными окнами, их никто не останавливал. Осир думал только об одном, чтобы ему не пришлось убивать, самому не быть убитым, и уйти с места разборки незамеченным. Этих двух напарников он не выбирал, это они его выбрали, когда он на турнике крутился для привлечения внимания Спирозы.

Тогда он и покорил наблюдателей совсем иного толка.

Трех этажный дом прятался за крутым забором, верхние два этажа были видны. Осира послали покорять забор с заднего двора, а что при этом будут делать его сообщники, ему не сказали. Собаки во дворе не было. Да и кто теперь держит их во дворе, если они дорогие и породистые? Особняк был тоже породистый, выполненный из слегка обработанных камней. Осир перемахнул через забор и полез по стене, уступов на ней было достаточно. На третьем этаже ему надо было влезть в небольшое окно ванной комнаты. Он прочертил овал на стекле алмазным инструментом, одним движением залепил стекло пленкой, продавил и влез внутрь. Интересно, что стекло было не двойное, а одинарное. Ванная комната представляла собой нечто кафельное и опрятное, подробности он не рассмотрел. Через ванну он вышел в коридор третьего этажа. Его гибкая фигура в трико, изогнулась в сторону двери спальни, он не думал, он выполнял задание.

Спальня была погружена в полумрак, он увидел большую кровать, стоящую спинкой к стене, он четко увидел один силуэт. Значит, его задача пугнуть этого варлета.

Осир надел зеленую маску Грека, нажал на кнопку, и на нем мгновенно надулась одежда, он стал толстым. Из его кармана зазвучала мелодия из первого фильма о Греке. Варлет пошевелился, и увидел ужасную и обаятельную фигуру зеленого монстра. Он закрыл глаза, потом открыл и опять увидел торчащие ушки Грека, тот к нему приближался странными шагами.

– А, а, а!!! – завопил варлет, натянув на себя одеяло, потом резко его отбросил, и не обнаружил в комнате никого, он увидел, что дверь бесшумно закрылась.

Осир вышел в коридор, навстречу ему бежали два тощих далматинца, видимо они услышали крик хозяина. Собаки, увидев зеленое чудовище, приостановились, он воспользовался их замешательством, и прыснул из баллончика в их сторону неизвестным веществом. Собаки мгновенно отключились. Он снял с себя костюм Грека и ушел из здания по балконам.

Деньги ему принесли те же Хлыст и Огарок, и, протянув ему конверт, исчезли.

По асфальту мела поземка в середине декабря, а снега не было, одна поземка крутилась на асфальте вдоль длинного, очень длинного черного, стеклянного здания.

Здание своим торцом останавливалось в ста метрах от легендарного шоссе со стелой.

По этому шоссе часто ездили правительственные кавалькады, и табуны маршин скапливались под окнами черного и длинного здания. Варлеты высовывали свои любопытные носы в окна, чтобы посмотреть, как проедут черные и большие маршины.

В этом длинном, длинном здание обитали три фирмы – три научных кита. Я шла в темно – синем пальто без воротника вдоль длинного, длинного здания. На голове у меня была серая вязаная шапка, связанная петельками, такая тогда была мода.

Ветер кружил вокруг меня и слегка подталкивал вперед, к проходной. Я зашла в проходную фирмы, посмотрела на указатели, нужные двери оказались справа. В отделе кадров в стопке бумаг нашли все мои документы, они были готовы. Меня проверили по всем статьям, и я могла выходить на работу. Мой отдел находился в тупике второго этажа. Огромное помещение, в котором обитала куча лабораторий без перегородок. При входе в зал варлетка стучала на пишущей маршинке, все остальное пространство занимали кульмана, столы, стулья и варлеты на стульях.

На мне было платье голубоватого цвета, сшито оно было так же, как позже я увидела на главное героине в фильме 'С легким паром', но там, у героини платье оранжево – коричневое. Длина волос у меня и Барбары – была абсолютно одинаковая.

Я даже нарисовала ее портрет и повесила на кульман. Брови у нас были изогнуты тоже – одинаково. Мне достался третий кульман от двери. Подошел начальник лаборатории Пларон, дал мне первую работу: нарисовать педаль для станка – автомата в четырех вариантах.

Так и началась моя конструкторская жизнь с вариантов и прорисовок. Стоять у кульмана было хорошо, но прорисовывать всегда удобнее сидя. Посмотрев вокруг, я постепенно стала различать людей сидящих рядом. Руководство фирмы на мое счастье сменило кульмана и мебель через месяц, после моего выхода на работу. Из-за новой мебели варлеты передвинулись в пространстве, и рядом со мной часто останавливался Пларон, весьма симпатичный варлет.

Вьющиеся волосы у него были коротко подстрижены, такая повальная мода у остальных настанет только через тридцать лет. Пларон приходил на работу в джемпере, очень красивом, снимал его и укладывал его аккуратно на тумбочку, потом надевал белый халат, и после этого с ним можно было говорить о работе.

Пларон по совместительству выполнял функции первого справочного бюро, то, что было мне не понятно, я спрашивала часто у него, если не знал он – знали другие.

Постепенно я поняла, кто и на какие вопросы может ответить. Пларон мне нравился, но он любил совсем другую женщину, он в ту пору был увлечен экономистом отдела Анрой. В душе у меня мелькнула маленькая ревность, но я про нее тут, же забыла.

Общению на работе Анра не мешала, этого мне было вполне достаточно. У меня своих проблем было выше крыши и обычные женские страсти, от жизни с молодым и сильным мужем Осиром. Сам Осир работал в этой же фирме Электронной магии, но этажом выше.

Варлеты быстро поняли и часто подсмеивались, что стоило им со мной заговорить, как с третьего этажа прилетал Осир.

Осир сделал одну большую глупость, кроме своих прямых обязанностей по работе, его кто-то втянул в общественную работу, а этого делать было нельзя. Осир стал пунктуально выполнять свои общественные поручения, то есть проверять фирму Электронной магии на вредность условий труда. Аппаратуры в фирме электронной магии было много, многие установки излучали совсем ненужные варлету лучи, и токи высокой частоты, вот Осир все это замерил и согласовал с соответствующей инстанцией.

Руководству все это мало нравилось, начались судебные тяжбы. Осир был вынужден покинуть фирму, хоть он был прав и суд подтвердил его правоту. Именно в этой фирме он оформил свои многочисленные заявки на изобретения, но общественная работа нанесла непоправимый урон его основной работе.

Недалеко от моего кульмана стоял кульман Мартина. Он был вторым справочным бюро по непонятным вопросам, но я не злоупотребляла его знаниями. При входе в комнату сидела экономист Анра, потрясающая варлетка с белыми волосами, она диктовала поведение в комнате конструкторов, все хозяйственные вопросы решала она. У Анны был поклонник – Пларон. Их общеизвестная любовь приятно скрашивала рабочие дни.

Дома у них были свои семьи, но на работе, они были семья. Вероятно, свое дальнейшее поведение я копировала с экономиста Анны, кроме одного: я не умела ничего продавать, чтобы жить лучше, чем не зарплату конструктора.

В свое время Анра и ее муж заработали деньги на кооперативную квартиру весьма странным образом. Она работала швеей дома, и была портнихой от Бога, а на работе она была экономистом. Как-то раз ее муж, работая маршинистом, привез ей кримпленовых лоскутков целый мешок, отходы швейного производства, которые надо было отвезти на свалку. Муж не выбросил отходы, а привез жене. В то время с купальниками в городе было плохо, лето выдалось жарким. Анра выкроила купальники и из лоскутков, сшила и продала.

Купальники ее производства покупали очень хорошо. Так и повелось, муж привозил домой мешки с отходами швейного производства. Анра шила вечерами купальники, а в воскресенье ходила на рынок и продавала. Худо-бедно накопили они на кооперативную квартиру, а потом и мебель купили хорошую. На кухню приобрели гарнитур из натурального дуба, или он был сделан из шпона под дуб, что, в общем-то, не имело значения. Кримплен не вечен, он вышел из моды, его перестали производить, и маршинист поезда стал привозить домой меховые обрезки…



Глава 4 | Варлетка Спироза | Глава 6



Loading...