home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2

На следующее утро, с первыми лучами солнца, Амадей проснулся свежим и отдохнувшим. Он сделал несколько ежедневных гимнастических упражнений, сполоснулся и привел себя в порядок. Потом спустился вниз. Его рюкзак уже находился в обеденном зале.

— Что желает господин? — спросила Гортензия, стоящая у кухонной двери.

— Черного кофе, хлеба, масла, мармелада.

Снаружи, по залитой утренним солнцем деревенской улице, деловито прошли несколько человек; там были также лошади, повозки, тачки, бороны; кошки и собаки; дети — все очень невзрачные, хотя и шумные. Его кофе, хлеб, масло и мармелад были поданы; он с удовольствием и наслаждением принялся за них. Гортензия, все еще не приведшая себя в порядок, убежала на кухню. Потом к нему присоединился Дино, который, как только дверь за девушкой закрылась, занял свое место на стуле напротив него. Амадей предложил ему кусочек сахара.

— Охотно, — ответил пес и начал грызть сахар.

— Сегодня утром прекрасная погода, — сказал Амадей.

— Да, действительно, — ответил пес и облизал сладкую, липкую лапу.

— Следующий этап своего путешествия я начну в хорошую погоду, — произнес странник.

— Погода может измениться, — возразил пес.

— Во второй половине дня?

— Погода здесь всегда неустойчива. Вы еще должны посетить дядюшку Гортензии.

— Ах да, верно. Конечно. Впрочем, я и сам об этом помню.

— А Гортензия?

— Я ее прогнал. Она легла в мою постель.

— Конечно же, вы ее прогнали. Она в ярости.

— Да, может быть, вы думаете, что я поставлю на карту всю мою карьеру из-за такого незначительного приключения?

— Есть достаточно политиков, которые… приключения… с дамами… и все же достигли успеха.

— Ха! Это не по мне. Я никогда не мог упрекнуть себя ни в этом отношении, ни в деловом. В этом моя сила… один из аспектов моей силы; наука — другой ее аспект.

— Вы настолько сильны? — спросил пес. — Насколько мне известно, вы никогда не были министром.

— Подождите. И, кроме того, я не хочу кричать о своей силе на всех углах.

— Может быть, вы масон?

— Ха! Конечно, это власть, но она постепенно теряет свою силу. Впрочем, я действительно м…

— Разве это вам помогает?

— Мало. Я предпочитаю знать тайны других, чем самому быть окруженным тайнами.

— Это несколько противоречит вашей теории.

— Нисколько. Ничуть. Подумайте над этим.

Депутат с симпатией посмотрел на пса.

— Вы нравитесь мне, — сказал он, — ваше общество доставляет мне удовольствие. Я купил бы вас у месье Деснуэттеса, если бы не боялся, что после этого вы перестанете говорить со мной.

— Почему вы так думаете?

— Я в любом случае знаю, что собаки не говорят. Вероятно, под этим столом находится система микрофонов, а мой настоящий собеседник сидит в соседней комнате. Он слышит меня и отвечает. При встрече я воспользуюсь случаем сказать ему, что был счастлив познакомиться с ним.

— Вах! — ответил пес. — Странно. Вы видите, что говорите с собакой, и не верите в это?

— Вы хорошо дрессированы, и это все.

— Эй, эй! А если я вам скажу, что у меня есть и другие способности?

— Какие же?

— К примеру, становиться невидимым.

— Покажите это.

— Но сначала расскажите мне, что сегодня ночью случилось с Гортензией.

— Все очень просто. Я попросил ее выйти. Она думала, что я шучу. Но в конце концов она поняла. И ушла. Я очень сожалею, что мне пришлось поступить с ней так невежливо, но ведь на карту была поставлена… моя судьба…

— Да, да, — задумчиво произнес пес.

— Вас сильно интересует эта персона?

— Мы были друг с другом в интимных отношениях, — ответил пес, стыдливо опустив голову.

— Ага, — скромно произнес Амадей.

Они оба замолчали.

— А ваша невидимость? — спросил странник.

— Ах да, моя невидимость. Вы хотите увидеть ее постепенно нарастающей или внезапной?

— Боже мой…

— По вашему желанию.

— Скажем, постепенно нарастающей.

Дино тотчас же спрыгнул со стула и начал описывать по помещению широкий круг, почти натыкаясь на стулья. Вернувшись к исходной точке, он слегка отклонился в сторону и начал описывать второй круг, чуть уже первого, причем его собственные размеры уменьшились пропорционально уменьшению диаметра этого круга. Таким образом, он начал описывать спираль и в конце концов превратился в крошечную собачку, которая со все возрастающей скоростью описывала сложную геометрическую фигуру вокруг своей оси симметрии и, наконец, достигнув микроскопических размеров, исчезла.

— Великолепный фокус, — пробормотал странник. — Но я видел фокусников, чьи проделки были еще хитрее. Проклятье, я же говорю сам с собой; дурная привычка, от которой я должен обязательно избавиться.

Он положил рюкзак возле кассы, где он никому не будет мешать, и вышел наружу. Снаружи было влажное от росы, теплое, ароматное утро; он радостно и бодро отправился на поиски жилища одноглазого дядюшки Гортензии, и ему не пришлось долго искать.

ФАТА-МОРГАНА 3 (Фантастические рассказы и повести)


предыдущая глава | ФАТА-МОРГАНА 3 (Фантастические рассказы и повести) | Жюли Верланж ПУЗЫРЬКИ ( Перевод с франц. И. Горачина)



Loading...