home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню



2

Терес Хан перекинул ружье через плечо и побрел дальше. Он уже три дня находился на охоте, чтобы убить карега, опаснейшего хищника западной страны. Он мечтал об этом еще зеленым юношей, но только сейчас ему удалось воплотить свою мечту в жизнь.

Убить карега из ружья было нетрудно, проблема заключалась в том, чтобы отыскать этого летающего ящера. Они прятались в горах и поджидали неосторожных путешественников или нападали на беззащитные деревни на равнине, похищали людей и скот и исчезали в своих убежищах в неприступных горах.

Терес Хан был сыном вождя Буру Хана и его жены Бенес, и было ему двадцать лет. Их род жил на берегу Северного моря, на прибрежной равнине, отделяющей океан от гор. Местность была плодородной, и никто никогда не страдал от голода. Мир царил между ними и соседними родами, и они обменивались друг с другом товарами.

Местность слегка поднималась. Впереди, вдалеке, Терес видел белые вершины Западных гор, а на юге белела покрытая снегом цепь Южных гор. Там в своих неприступных пещерах жили кареги.

Они были похожи на огромных, до четырех метров длины, ящеров, вооруженных острыми когтями. При помощи двух огромных крыльев они после короткого разбега поднимались в воздух и преодолевали огромные расстояния. Но они могли также падать со скал и на распростертых крыльях переходить на планирующий полет.

Даже на земле они превосходили людей, потому что могли быстро бегать и догоняли любого противника.

Терес немного отдохнул на маленьком, слегка выступающем островке травы, достал припасы и подкрепился. Затем попил воды из маленького ручейка. Он проверил ружье, в магазине которого было двадцать пуль. Оно принадлежало его отцу, но если он принесет карега или по крайней мере один из его когтей, оно будет принадлежать ему как искусному наследнику вождя.

Ружье и другое оружие были изготовлены не здесь, и едва ли кто знал, как все это делается. Оно происходило из прошлого, которое было табу. Тогда было не только это убийственное оружие, но и многие другие удивительные вещи, о которых рассказывалось только в сказках и сагах. Но Терес не верил в эти сказки.

Магазин был полон, но у него не было запасных патронов. Их становилось все меньше. В городе их рода было только три таких ружья. Они были самым важным и ценным имуществом рода.

Солнце уже опустилось к горизонту, когда Терес достиг первых отрогов гор и решил расположиться на ночлег. Из объяснений своих старых друзей, которым уже приходилось убить карега, он знал, что теперь он вступил в их владения. Но он, осматривая небо, не видел в нем ни малейшего пятнышка.

Размоченные сухари были не слишком ему по вкусу, но он был голоден и проглотил эту кашу. Ему больше хотелось свежего мяса, и вода казалась ему вкуснее, когда он думал о том, как убьет карега.

Он решил не разжигать костра, хотя у него было устройство для разведения огня. Никто не знал, как функционирует эта штука, но нужно было только нажать на маленькую кнопку, и тут же вспыхивало яркое пламя. Ему завещал это его дед на смертном одре.

Были тысячи таких «завещаний прошлого», и научники в первую очередь хранили и совершенствовали их. Но научники были врагами всех родов в Западной и Восточной странах. Восточная страна находилась по ту сторону большого моря.

Терес забрался в свое убежище и попытался заснуть, но когда на небе появились первые звезды, на него нахлынули мысли и сомнения; прежде всего сомнение в том, было ли правильным жизненное устройство его народа. Может быть, ему стоит многое изменить в нем, когда он станет вождем.

Он вспомнил разговоры, которые вел с теми друзьями, кто думал так же, как и он. Они слишком мало знали о таинственном прошлом, чтобы однозначно судить о нем. Чтобы больше узнать, нужно связаться с научниками, но тут все равно придется нарушать традиции.

Традиции, которые стали законами.

Звезды светились над ним и, вероятно, находились очень далеко. На них или на планетах, кружащихся вокруг них, должна быть жизнь. Это не оспаривали даже жрецы, хранители традиций. Но они одновременно учили, что от этой жизни надо защищаться, потому что она несет гибель и угрожает естественному порядку жизни. Звезды таят в себе цивилизацию и технику, войны и гибель.

— Научники знают о них все, — произнес Терес вслух в наступающей ночи. — Но мы не поддерживаем с ними контактов. А почему не поддерживаем? Можно поддерживать контакт с врагами или нет? Когда я убью карега, я стану мужчиной, поймаю какого-нибудь научника и допрошу его. Он должен будет ответить мне, или я его убью. Конечно, я сделаю это. Я должен знать, что происходит…

Он заснул, замерз, и кошмары мучили его.

Это были нереальные сны, порождение его генетических воспоминаний, о которых он ничего не знал. Но гены его помнили все.

Когда он, наконец, очнулся от своего беспокойного сна, уже забрезжило утро. Перед ним была последняя равнина между Западными и Южными горами, которая спускалась к далекому Восточному морю. Чтобы достичь цели, ему нужно было пересечь ее.

Он уже забыл о сне.

На четвертый день Терес все еще не вернулся в Северный город. Это было обычным делом, и у Буру Хана не было никаких причин для беспокойства. Были юноши, которые отсутствовали много недель, прежде чем им удавалось убить карега. Но ему очень хотелось бы, чтобы его сын присутствовал на сегодняшнем собрании Совета. Он собирался только шесть раз в год.

— Не можешь ли ты отсрочить заседание, пока не вернется Терес? — спросила Бенес, его супруга, надев красочную праздничную одежду, чтобы достойно представить себя среди младших вождей.

— Это невозможно, Бенес. Члены Совета часто прибывают издалека, после трудного путешествия, и я не могу заставлять их ждать. Кроме того, вчера вернулся из своей экспедиции моряк Рабольт. Мы с нетерпением ждем его рассказа.

— Рабольт, искатель приключений…

— Да, и ЭТО тоже он. Полгода назад он вместе с тремя спутниками отправился, чтобы посетить Остров Ученых. Мы должны знать их планы, чтобы защитить себя от неожиданностей. То, что Рабольт вообще возвращается — хороший знак. Ты сама знаешь, что мы уже потеряли многих людей.

— Большинство из них утонуло в море вместе со своими кораблями, — ответила Бенес. Она покачала головой. — Зачем все это? Научники не заботятся о нас, почему же мы должны заботиться о них? Они живут на своем острове, права на который никто у них не оспаривает. Конечно, может быть, они колдуны и им известны странные вещи и тайны, но каким образом все это касается нас?

— Касается, и очень, Бенес. Они могут уничтожить нас своим колдовством, если им этого захочется. Раньше они были одними из нас, мы все были единым народом, который привез в этот мир огромный космический корабль наших предков. Теперь мы — три народа.

— Мир достаточно велик для всех.

Буру в последний раз глянул в зеркало, потом кивнул жене:

— Нам предстоит долгий и трудный день. Тебе не стоит ждать меня. Если Терес вернется, пошли его в Дом Совета. Но я не думаю, что он вернется без карега.

Он выкатил из прихожей велосипед, осторожно взобрался в седло и нажал на педали. Ни автомобилей, ни других средств передвижения, оснащенных моторами, не было ни в Северном городе, ни где-нибудь еще на этой планете, которую ее жители называли Гринуолд.[16]

А если они где-то и были, то только на Острове Научников.

Он встречал жителей города, которые шли по своим делам или ежедневно посещали базар, чтобы что-то купить или продать. Они везли туда рыбу, а обратно возвращались с плодами, купленными у крестьян, у которых за городом были поля. Жизнь на Гринуолде была проста и естественна.

Буру Хан вежливо и с достоинством отвечал на их приветствия. Уже его дед и отец были вождями, но Буру предпочитал, чтобы его называли «старейшина Совета».

Он объехал несколько выбоин и решил по возможности выбрать один свободный от учебы день, чтобы юноши могли отремонтировать улицу. Сейчас для этого было самое подходящее время, а если он прождет до наступления зимы, будет еще хуже.

Добравшись до Площади Совета, он слез с велосипеда и поставил его к свободной стойке. Его не нужно было запирать. В Северном городе еще никто ни у кого никогда ничего не украл.

Он вместе с другими членами Совета поднялся по широким ступеням к порталу, где его ждали, собравшись в группки по интересам, его заместители и другие депутаты. Хотя было достаточно других проблем, собравшиеся говорили только об одном: о Рабольте.

— Он молчит, — заметил Фабер, представитель рыбаков. Его корабль выглядит так, словно он попал в шторм, а его спутники тоже держат рты на замке. Они молчат, как рыбы.

— Рабольт скоро все нам доложит, — утешил Буру.

Они вошли в зал с длинными рядами сидений, которые уже были заполнены. Позади подиума, возвышающегося на сцене, были еще два пустых места. Буру кивнул остальным присутствующим, потом прошел вперед и опустился на свое место. Он подумал, стоит ли ему открывать заседание, пока не появится Рабольт.

Моряк поплыл к Острову научников, так сказать, по поручению государства, и это было не в первый раз. Он был также единственным жителем Западной страны, который объехал весь континент и составил карту. Раньше были лучшие карты, но во время восстания против господства ученых двести лет назад все они были утрачены. И не только карты, но все научные и технические знания, кроме тех, которые были доступны простому народу. Цивилизация погибла.

— Начинайте же, Буру, — прошептал мужчина, сидящий возле него. — Нам нужно обсудить множество вещей.

Буру приветствовал собравшихся и дал слово депутату с юга. По ту сторону Южных гор была плодородная местность. Там росло все, что вообще могло расти, но проблема заключалась в транспортировке выращенных там продуктов на север. Нужно было пересечь долину между двумя горными цепями, а при этом всегда было много потерь от карегов. Кроме того, сказывался недостаток тягловых животных, которые могли бы везти деревянные телеги. Для этого уже пытались использовать полуприрученных карегов, но эти ящеры снова и снова нападали на своих хозяев и пожирали их.

— Почему, по крайней мере в этом случае, не воспользоваться, хотя бы чуть-чуть, запретной техникой? — спросил депутат в завершение своей речи. — Мы знаем, что наши предки поступали бескомпромиссно, запрещая любое знание. Они считали, что цивилизация гибельна, и мы тоже так считаем. Но не стоит ли нам воспользоваться хотя бы немногими полезными достижениями цивилизации, которые облегчили бы нашу жизнь?

За его высказыванием последовали жидкие аплодисменты, потом наступила тишина. Буру поднялся, чтобы ответить на поставленные вопросы. Он сказал, что самый безобидный компромисс приведет к дальнейшей эскалации. Еще действуют законы предков, основанные на их горьком опыте. Никто, правда, не знает, что это был за опыт, но они его уважали и основали на нем свои законы.

— В арсенале осталось еще несколько единиц огнестрельного оружия. Я запросил, чтобы в распоряжение города предоставили три ружья, а также заряды к ним. Наши крестьяне на востоке выращивают тягловых животных. За соответствующую плату, в виде зерна и фруктов, они отдают нам половину своего вновь увеличившегося ста да. Это тоже мое предложение.

Его поддержало большинство.

Один из охотников с западного побережья потребовал, чтобы ему предоставили лучшее ружье. Буру несколько раз покачал головой, обсуждая этот пункт.

— Мы уже часто говорили об этом, друг мой. Мы все знаем, как изготавливают оружие, но прошло почти двести лет, и мы привыкли обходиться без него. Большинство из нас, к счастью, забыло, как функционирует ружье или как его изготовить. Так должно оставаться и дальше. Через сто лет нам больше не понадобится этот пережиток прошлого. Мы будем убивать карегов голыми руками.

— Но наша добыча велика…

— …конечно, и скоро больше не останется ни одного карега и никакой дичи в лесах. В настоящее время у нас избыток пищи, а потом мы будем умирать от голода. Плоды крестьянского труда сгнивают, потому что нарушено равновесие нашей жизни. Нет, друг мой, не будет никакого нового ружья. Твоя охота приносит достаточно добычи, которую ты относишь на базар.

В это мгновение по залу пронесся гул.

Прибыл Рабольт.

Он был атлетически сложен, и у него была светлая, окладистая борода, его одежда была грубой и практичной, лицо его светилось самоуверенностью и энергией. Когда он занял место рядом с Буру, именно ЕГО можно было принять за вождя Гринуолда.

Буру приветствовал путешественника, потом дал ему слово. Он попросил его рассказать о своем путешествии на Остров Ученых, находящийся между двух континентов.

Рабольт привел в порядок записи, потом начал:

— Ветер был попутным, и мы быстро продвигались вперед. Скоро наш берег исчез позади, а перед нами лежала безбрежная пустыня невообразимо глубокого океана. Мы, как обычно, ориентировались по звездам и течениям, которые были нам известны. Мы взяли с собой достаточно припасов и постоянно пополняли их рыбой и морскими животными, сопровождавшими наше судно.

После шести недель плавания перед нами на горизонте появился остров — длинная полоска над водой, похожая на гряду облаков. Прежде чем приблизиться к острову, мы дождались наступления ночи.

Ксантер, Хаберт и Ра, мой сын, могли спать, а я нес вахту. Стемнело, и я увидел множество искусственных огней, все время вспыхивающих по всему берегу. Мощные потоки света ярких прожекторов доставали почти до нашего корабля, и я уже начал бояться, что его обнаружат. Но пока что ничего не происходило.

Я разбудил остальных, и мы снова подняли парус. Нас гнало к берегу, но мы не могли обнаружить ни единого темного места, где мы могли бы беспрепятственно высадиться на берег.

Однажды мы увидели огонь, поднявшийся в небо и погасший там. Он был похож на человека, поднявшего вверх пылающий жезл. Дьявольщина научников, что же еще?

Потом далеко в глубине острова мы обнаружили множество слабо светящихся куполов. Они светились очень слабо, но были заметны на большом расстоянии. Сначала мы не знали, что это такое, но потом поняли, что ими были накрыты города. У научников нет больших городов, но очень много маленьких. Только немногие из них находились вблизи скалистого берега.

Пока мы раздумывали, где нам лучше высадиться на берег так, чтобы нас не заметили, нас внезапно поймал яркий луч света подвижного прожектора. Он был установлен на очень быстром судне, которое приближалось к нам против ветра. У него не было парусов, только двигатель. Винт за кормой пенил воду.

Мы спустили парус и стали ждать. По опыту мы знали, что научники нас не убьют. Они жалеют нас.

Ра хотел взять ружье, но я запретил. Какой смысл сражаться против дьяволов, силой превосходящих нас в сотни раз?

Судно остановилось метрах в двадцати от нас. Нас медленно гнало к берегу. Я уже хорошо слышал грохот далекого прибоя.

— Что вы здесь ищете? — спросил один из научников со своего судна. Голос его звучал властно и нетерпеливо. Возвращайтесь, прежде чем будет слишком поздно.

— Шторм пригнал нас сюда, — ответил я в надежде, что он мне поверит. — Как только подует благоприятный ветер, мы уйдем. Нам нужны продукты. Вы дадите нам их?

У нас нет войны с научниками, мы только не хотим иметь с ними дел, потому что они не отказались от цивилизации и продолжают проводить исследования, чтобы творить новые дьявольщину и колдовство. Они не придерживаются мудрых законов наших предков.

— Море полно рыбы. Вы можете получить пресную воду — и все. Поворачивайте ваш корабль и плывите против ветра. Через два месяца вы сможете достичь своего берега.

Мне хотелось узнать, что означают светящиеся купола и пламя, взвившееся в небо. Пока что возвращаться было еще рано, но я ничего не мог возразить ему. Я спросил себя, как они обнаружили нас во тьме.

— Наш корабль нуждается в ремонте, он пострадал во время шторма.

Научник ответил:

— В последние три месяца в Западном море не было штормов, так что вы говорите неправду, рыбак из Западной страны. Вы шпионы, и все.

Переговоры продолжались еще некоторое время, потом мы получили разрешение зайти в уединенную бухту, чтобы отремонтировать корабль. Там также имелся источник, из которого мы могли пополнить запасы пресной воды. Нам было точно указано место, потом судно с прожектором снова исчезло в темноте, но меня не покидало чувство, что, несмотря на это, за нами наблюдают.

Мы проплыли точно в указанное место между двумя светящимися башнями, миновали опасные рифы и вошли в спокойную воду. Якорь зацепил грунт поблизости от берега, и мы решили провести ночь на судне. Научники знали, что мы здесь. Не было никакого смысла предпринимать что-нибудь именно сейчас.

Когда забрезжило утро, я выбрался из кровати и поднялся на палубу, чтобы осмотреться. На первый взгляд эта бухта выглядела так же, как и все наши бухты — одинокой, каменистой, берег был почти лишен растительности, утесы круты. Вода была чистой и кишела рыбой. Ксантер мог здесь предаться своей страсти и одновременно пополнить наши запасы.

Обнаружив маленький ручей, вытекавший из ущелья и впадавший в бухту, я разбудил остальных. Нам же было разрешено набрать воды и отремонтировать корабль, так что мы могли здесь высадиться на сушу. Именно это я и сделал.

Ра сопровождал меня в маленькой спасательной шлюпке, которую мы вытащили из воды на галечный пляж. Мы закинули на плечи по бурдюку и деревянному бочонку и пошли к ручью. Пока Ра наполнял их питьевой водой, я пошел вверх по течению ручья. Русло его круто поднималось вверх, и наконец, идя сбоку, я достиг небольшого водопада; вода падала с маленького плато, образованного прибрежными утесами. Я взобрался на него. Глубоко подо мной находилась бухта, и наше судно было там таким маленьким, что я удивился, как это нам удалось пересечь на нем море.

В глубь острова ничего не было видно. Равнина поросла травой и перелесками, похожими на островки. Вдали поднимались высокие горы, некоторые из них были странно уплощены, так, что казались обработанными. На одной из них я обнаружил огромный помост, на котором находился серебристо блестевший шар.

Только я хотел отправиться в обратный путь, как заметил в безоблачном небе маленькую точку, которая быстро приближалась к тому месту, где я находился. Скоро я увидел туловище с крыльями, похожее на карега. Это был самолет, опускавшийся все ниже и ниже и наконец совершивший посадку недалеко от меня. Из него вышел один-единственный человек и направился ко мне. В руках у него было оружие, похожее на наши пистолеты.

— Никто не разрешал вам покидать бухту, — с упреком сказал он, — ремонтируйте корабль и покиньте остров. Иначе все кончится большими неприятностями.

Не было смысла спорить с ним. Он находился в более выгодном положении.

— Ну, хорошо, — попытался смягчить я его, — я хотел только осмотреться. — Я указал на далекие горы. — Что это там?

— Вы едва ли поняли бы это, даже если бы я вам объяснил. Во всяком случае, оно служит для того, чтобы наблюдать за вами. При помощи этого мы также узнали, что вы плывете к нам. Такие башни стоят по всему побережью. Вы не хотите иметь с нами дела, и мы не хотим иметь дела с вами, это все.

— Мы живем счастливее вас, — сказал я.

Он кивнул.

— Тогда оставайтесь там, где вы счастливее, — сказал он.

Не говоря больше ничего, он повернулся и пошел к своему самолету. Немного позже машина почти бесшумно поднялась, описала круг над бухтой и исчезла в глубине острова.

Я задумчиво начал спускаться.

Мы с Ра оттащили бурдюки и бочонки к месту высадки и взяли новые. Тем временем Ксантер и Хаберт спустили вторую шлюпку. Кто ищет, тот всегда найдет, так что мы нашли у корабля многое, что требовало ремонта.

После обеда я немного прилег и поспал, чтобы ночью быть бодрым. Я задумал во второй раз подняться на равнину и немного пройти в глубь острова. Может быть, я обнаружу что-нибудь, что до сих пор ускользало от меня, потому что я знал, что научники никогда не убивают без предупреждения.

Прежде чем стемнело, в бухту мимо утесов вошло патрульное судно. Капитан осведомился, когда мы закончим ремонт. Я объяснил ему, что на это потребуется два или три дня. Он заметил, что не имеет смысла покидать эту бухту и направляться в другую. За нами непрерывно наблюдают.

Позже я проверил ружье. Я твердо решил до отплытия воплотить свой план в жизнь, каким бы фантастическим он ни был. Вероятно, мне не повезет, но я, по крайней мере, попытаюсь это сделать.

Когда, наконец, стало совсем темно, я скользнул за борт, высоко держа ружье над головой, и поплыл к берегу. Путь был мне знаком, и через полчаса я добрался до плоскогорья.

Светящиеся башни стояли на равном расстоянии друг от друга, а вдали, слева, возле гор с серебряным шаром, я обнаружил один из слабо светящихся куполов. Если я хочу достигнуть своей цели, я должен как можно ближе подойти к одному их этих куполов. В них жили научники, отгородившись от дикой природы и свежего воздуха, который, как они считали, вреден для них. Но, может быть, техника и цивилизация так сильно изменила их существование и сделала их настолько чувствительными, что все естественное действительно было для них вредно.

Я хотел захватить одного из научников и похитить его.

В этом месте по залу прошел шепоток, который выражал не столько удивление, сколько одобрение. Буру Хан привстал с кресла. Увидев холодную усмешку в глазах Рабольта, он снова сел. Он не задал ни единого вопроса.

Рабольт продолжил:

— Мне было ясно, что мне с пленником, если я вообще захвачу его, не удастся уйти далеко. Научники превосходят нас во всех отношениях, и когда я думал о серебристом шаре, при помощи которого они держали под наблюдением даже море, я легко мог себе представить, как быстро они меня обнаружат.

И все же я решил попытаться это сделать.

Это был напряженный марш, но когда начало светать, город уже лежал на равнине передо мной. Сам я стоял на густо поросшем деревьями холме и, кажется, был в относительной безопасности. Дальше теперь я идти не мог, а возвращаться назад было поздно. Я нашел себе укрытие на день и стал ждать захода солнца, наблюдая за городом.

Он находился под почти прозрачным куполом. Улицы и дома были хорошо видны сквозь прозрачный материал, но я видел мало людей. Зато там были маленькие и быстрые машины, мчащиеся по улицам, — каждая к неизвестной мне цели.

Через некое подобие шлюза некоторые из этих машин выезжали из города и скользили по широким бетонным дорогам, исчезая из поля моего зрения. Эти прямые дороги вели к другим городам, которые я не мог видеть.

Я ломал голову над тем, как мне попасть в город, если здесь есть шлюзы. Как мне открыть один из них? Мы все знаем, что такое робот, наши предки рассказали нам о них. Это механические существа, которым было дано столько разума, что вскоре они поработили своих создателей. У научников они есть и сегодня.

Потом я заснул в своем укрытии и проснулся только после захода солнца. Я подождал еще некоторое время, потом направился к городу, к тому месту, где был ближайший шлюз. Хотя мне было ясно, насколько нереальной была моя попытка, но я должен был попробовать это сделать.

Как я и ожидал, мне этого не удалось. Не я поймал научника, а они поймали меня.

Перед самыми воротами шлюза, ведущего на дорогу, я остановился и спрятался за дерево. Я обнаружил одного робота, стоящего вне стеклянного купола у входа в город. Он отдаленно напоминал человека и не двигался с места. Можно было подумать, что он спит.

Осторожно приблизившись, я увидел, как его глаза внезапно вспыхнули, а потом почувствовал мощную боль в мозгу. Я застыл, словно парализованный, ружье выпало из моих рук. У меня больше не было сил его держать.

Ворота открылись, появилась пара научников и направилась ко мне. Ни один из них не был вооружен. Робот все еще не двигался.

Научники тотчас же узнали меня по одежде.

— Наш рыбак из Западной страны, — сказал один из них. Он, казалось, хорошо помнил о нашей встрече у берега. — Что вы здесь делаете, друг мой? Вы же знаете, что вам запрещено уходить в глубь острова, вы можете высадиться на него только для того, чтобы набрать пресной воды. Вам повезло, что охранный робот принял вас за одного из нас, иначе вы были бы убиты.

Мне впервые показалось, будто здесь что-то не так. Почему робот должен задерживать научника, который хочет вернуться в город?

— Я увидел светящийся купол и захотел узнать, что это такое, — вяло попытался возразить я.

— Только ли любопытство парня, живущего на лоне природы? — усомнился мой собеседник. — Теперь мы должны отдать вас под суд за шпионаж, тем более что вы вооружены. Где вы взяли ружье? Мы думали, что вы отказались от всех технических достижений.

— Мы не изготавливаем новых, — ответил я.

Они некоторое время посовещались, потом, наконец, один из них подошел к роботу, словно хотел спросить у него совета. Я не видел, что он там делает, но когда он вернулся к остальным, он показал им маленькую карточку со штампом.

Научник подошел ко мне.

— Вы свободны, рыбак. Возвращайтесь на свой корабль и исчезайте с острова как можно быстрее. Завтра мы направим в бухту патрульное судно и потопим вас, если вы все еще будете там. Вы должны идти ночью, иначе вам не удастся вернуться.

Это было все. Они вернули мне ружье, словно это была деревянная палка, и исчезли в шлюзе города.

Робот неподвижно стоял снаружи.

Что мне оставалось делать? Мой план провалился, но они не взяли меня в плен. Они отпустили меня! Было ли это только великодушие, или они хотели продемонстрировать мне всю мою беспомощность? Тогда я еще ничего не знал, но скоро я должен был узнать об этом.

Я пошел ночью, как мне и посоветовали. Далеко справа на небе отражалось море, а слева от меня был сверкающий серебристый шар на горе, указывающий мне путь. Когда забрезжило утро, я добрался до берега; конечно, мне нужно было пройти еще несколько километров, прежде чем передо мной откроется бухта. Наше судно, целое и невредимое, все еще находилось в этой естественной гавани.

Через десять минут Ра подобрал меня в спасательную шлюпку.

Я сообщил ему и остальным, что произошло, и осведомился, в каком состоянии ремонтные работы. Все было в полном порядке. Даже пресная вода была в таком количестве, что, экономно расходуя ее, мы могли продержаться полгода.

— Хорошо, тогда мы отправимся еще сегодня, — сказал я. — И хотя сейчас уже вторая половина дня, но ветер благоприятен. Мы поплывем на север, чтобы попасть в западное течение.

Когда мы в указанное время покинули гавань и направились в открытое море, на некотором расстоянии от нас появилось патрульное судно научников. Оно неподвижно покачивалось на небольших волнах, а ветер гнал нас все дальше и дальше, пока оно не исчезло из нашего поля зрения.

Берег был виден еще долго, но потом он постепенно исчез за горизонтом, и мы снова были одни в безбрежном просторе океана.

Дни и ночи монотонно следовали друг за другом. Ветры и течения были милостивы к нам, и если бы все оставалось так и дальше, мы добрались бы до Западной страны за два месяца.

Мы преодолели едва ли половину пути, когда произошло событие, увенчавшее наше путешествие полным успехом.

Я спустился в маленькую каютку, чтобы немного поспать. Несмотря на равномерный ветер, снаружи, в полуденном зное, было невыносимо жарко. Ра стоял за рулем, а Ксантер и Хаберт ловили рыбу. Чисто случайно, чуть погодя, Ксантер вскарабкался на мачту, потому что захлестнуло парус.

Внезапно я услышал его крик:

— Там, впереди, что-то есть — похоже на судно!

Я мгновенно оказался на палубе. Ра все еще стоял за рулем, тщетно пытаясь разглядеть это судно, но его голова находилась слишком низко. Мне самому стоило больших трудов обнаружить крошечную точку в водяной пустыне, но потом я нашел ее.

Судно? Оно показалось мне слишком плоским и неуклюжим. Но это ни в коем случае не могла быть суша, потому что этот предмет поднимался и опускался на длинных волнах. Если он находится прямо перед нами и движется в том же направлении, рано или поздно мы догоним его, в этом я был уверен.

Итак, я подозвал Ксантера, он должен был забраться на мачту и не спускать глаз с этого предмета. Мы подняли все паруса и надеялись, что догоним судно — или что бы там ни было — еще до наступления темноты.

Несмотря на напряжение, время шло очень медленно. Черная точка перед нами постепенно увеличивалась, а потом, в самом конце дня, мы увидели, что это плот, на котором была установлена примитивная хижина.

На корме его стоял человек и глядел на нас.

Конечно, я предположил, что это житель Восточной страны, который отважился на далекое путешествие через океан и плыл к нам мимо острова научников. Тогда он должен был находиться в пути уже много месяцев, и я спросил себя, почему он не воспользовался гораздо более совершенным кораблем. Плавание на таком хрупком суденышке было смертельно опасно. Конечно, он будет рад, если мы его подберем.

Однако все вышло не так.

Когда мы подошли на расстояние слышимости и продолжали приближаться, одинокий мореплаватель внезапно нагнулся, потом направил на нас ружье. По крайней мере сначала я подумал, что это было ружье, пока не рассмотрел его получше.

Из дула вылетел узкий, яркий луч, и в то же мгновение верхний парус на нашем корабле вспыхнул.

Все это произошло так быстро и неожиданно, что мы не успели двинуться с места, но потом я пришел в себя.

— Ружье, Ра, быстрее! Это научник!

Мне было ясно, что он своим энергетическим излучателем может уничтожить весь наш корабль. Может быть, он будет осторожнее, если увидит, что мы тоже вооружены. А пока что я попытался заговорить с ним.

— Не делайте глупостей, научник! — проревел я ему. — Мы можем вам помочь, если вы нуждаетесь в помощи. Мы из Западной страны. Куда вы плывете?

Вместо ответа он выстрелил во второй раз, на этот раз прицелившись чуть ниже. Сгорело несколько канатов, парус вяло обвис. Теперь настало время что-нибудь предпринять, потому что мы заметно теряли скорость.

Ра протянул мне снятое с предохранителя ружье. Я прицелился и нажал на курок. Пуля вырвала кусок дерева из балки плота возле самой ноги чужака. Я снова прицелился и послал вторую пулю в маленькую деревянную хижину.

— Следующая пуля попадет в вас! — предупреждающе крикнул я.

Чужак словно ничего не слышал. Он снова поднял свой излучатель.

Прежде чем он успел выстрелить, я снова нажал на курок. Я попал ему в левую ногу. Чужак вскрикнул и выронил оружие. Оно соскользнуло за борт и пошло ко дну.

Тем временем Хаберт отремонтировал парус, и мы снова быстро помчались вперед. Я уже слышал стоны раненого, который заполз в свою хижину. Тут я испугался, что у него есть второй излучатель, и стал спешить. Но мы вынуждены были ждать, пока не подойдем достаточно близко.

Я одним прыжком перепрыгнул на плот, когда мы подошли к нему вплотную. Ра вовремя захлестнул чалку за одну из балок, чтобы плот не уплыл от нас.

Научник все еще лежал и спокойно смотрел на меня. В его глазах не было страха, только упрямство и горечь поражения.

— Почему вы стреляли в нас? Разве это было необходимо?!

Я осмотрел его. Чистая рана, никакой опасности. У нас было достаточно парусины, чтобы перебинтовать его ногу.

— Мне нужно в Западную страну, — просто сказал он, ослабев от потери крови.

— Мы тоже плывем туда! Так что зачем все это? Идемте, я помогу вам подняться на корабль. Там мы сможем перебинтовать вас.

— А плот?

— Мы возьмем его на буксир.

Ксантер помог мне поднять раненого на наш корабль. Мы уложили его в каюте, и пока Хаберт перебинтовывал его, я осмотрел плот и хижину. Я нашел только продукты питания, консервы и несколько неизвестных мне приборов, которые я забрал с собой, запасы воды и другие мелочи, необходимые в подобном путешествии. Но не было никакого оружия.

Мы бросили плот, чтобы он не тормозил нас. Наш пленник проспал всю ночь; он, должно быть, очень устал, но когда на следующее утро он проснулся, его уже можно было допросить.

Он сказал немного, хотя я настаивал, чтобы он объяснил мне, что погнало его в океан. Вот что мне удалось узнать: он бежал с Острова, потому что нарушил местный закон. Он обманул наблюдательные станции, и его не заметили. Я не знаю, как он это сделал, но в конце концов он ведь научник. Он хотел достичь Западной страны и твердо решил сообщить все подробности только нашим вождям.

Точнее сказать, он решился на это.

Он ждет в каюте моего судна разрешения предстать перед Советом.

Рабольт не мог больше говорить.

Возбуждение в Зале Совета было так велико, что никто не мог понять, что говорят другие. Буру Хан схватил Рабольта за руку и стал уговаривать его, но моряк продолжал стоять, ничего не отвечая ему. Он наслаждался мгновениями своего величайшего триумфа.

Еще никогда никому не удавалось поймать научника.

Рабольт незаметно сделал знак Ксантеру, стоявшему у входной двери. Только потом он сел. В зале стало потише, и сидящие поблизости люди могли понять, о чем разговаривают он и Буру.

— Я этого не понимаю, — сказал Буру Хан. — Научник, который бежит с острова? Почему он нарушил закон? Какой закон?

— Он сегодня сам скажет нам это, Буру Хан.

— Когда он придет?

— Он уже на пути сюда. Его сопровождают Ксантер и Хаберт.

— Я все еще не понимаю.

Когда открылась дверь и в нее, хромая, вошел научник, в зале воцарилась полная тишина. Все лица йовернулись к чужеземцу, который добровольно отправился к ним. Тот медленно поднялся на подиум. Кивком головы он приветствовал Рабольта и всех сидящих там.

Мужчина, сидящий по другую сторону от Буру Хана, с готовностью поднялся и освободил место. Научник сел. Рабольт представил ему Буру Хана, потом указал на собрание:

— Это наше правительство, как вы его называете. Теперь вы можете спокойно говорить, рассказать все, как вы рассказали мне. Здесь нет никого, кто ненавидел или осуждал бы вас, и вы тоже сделайте все, что сможете. Вы готовы ответить на наши вопросы?

Научник кивнул:

— Да, готов.


предыдущая глава | ФАТА-МОРГАНА 3 (Фантастические рассказы и повести) | cледующая глава



Loading...