home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


8

Профессор Боговский выкатился из-под своего одеяла. По звездам он увидел, что было уже за полночь. Он толкнул Пьера Дюрока, спавшего рядом с ним.

— Они еще не вернулись, — прошептал он, чтобы не будить других. — Я начинаю беспокоиться.

Дюрок перекатился на другую сторону.

— Почему? Сколько сейчас времени?

Только теперь Боговский посмотрел на часы.

— Два часа. Их нет уже почти пять часов.

— Значит, что-то потребовало времени, мой дорогой. Я бы на вашем месте выкинул это из головы. Утром разберемся.

— Ну и нервы у вас, — критически произнес Боговский. Дюрок кивнул и сказал:

— Слава богу, да!

Боговский снова неохотно закрыл глаза. У него не было никакого желания посреди ночи говорить с Дюроком о нервах. Он и без того знал, что нервы у Дюрока были крепче, чем его собственные.

Однако Пьер Дюрок, раз проснувшись, не смог больше заснуть, как ни старался. Он продвинулся немного вперед, чтобы видеть купол. Материал поблескивал, как и прежде. Дюрок лежал на животе и пытался что-нибудь обнаружить, но он не видел ни Гукки, ни его спутников, ни роботов.

Но он увидел, как открылся шлюз.

Он протер глаза: нет, он не ошибся. Дверь теперь была широко открыта, и вход в купол свободен. Внутри ничего не было видно.

— Странная случайность, — подумал Дюрок и осторожно выбрался из своего убежища. Незаметно от Боговского он выбрался из впадины и побежал вниз по склону. От возбуждения он забыл свое лучевое оружие, но ему было все равно. Проем двери, может быть, был сигналом от Гукки и остальных, которые, хотя и были ограничены в свободе передвижения, но были в состоянии что-то предпринять, чтобы позвать на помощь.

Достигнув купола, он, тяжело дыша, остановился.

Теперь он внезапно понял, что действует слишком поспешно. До сих пор у него не было на это времени, а теперь его осталось у него еще меньше, потому что из одного из строений вышел робот и направился к выходу из купола.

Дюрок схватился за пояс, но вовремя вспомнил, что у него нет оружия. И все же он продолжал стоять. У него не было инстинктивного страха перед роботами, потому что, насколько он их знал, они всегда были только слугами. Были и исключения, известные ему. Однако он сам еще никогда с ними не сталкивался.

Он отошел немного в сторону, когда боевой робот с опущенным оружием вошел в дверь и остановился. Он устремил взгляд фасетчатых глаз на Дюрока.

— Ваш приказ, господин? — спросил он механическим голосом.

В первое мгновение Пьер Дюрок потерял дар речи. Он рассчитывал на что угодно, только не на это. Но все же он достаточно держал себя в руках, чтобы использовать возможность и спросить:

— Я ищу семерых существ. Где они?

— Ваш приказ, господин? — повторил робот, не отвечая на вопрос. Дюрок был в замешательстве. С программой робота было что-то не в порядке.

— Ну, хорошо, тогда я приказываю тебе отвести меня к семерым существам, о которых я уже упомянул. Это шестеро таких же людей, как я, и один…

— Ваш приказ, господин? — невозмутимо проскрипел робот.

Теперь было совершенно ясно, что позитронный мозг робота больше не получал координирующих импульсов. Причина могла заключаться только в передатчике, а передатчиком мог быть только мозг.

Дюрок больше не стал обращать внимания на робота и прошел мимо него в купол. Он осторожно осмотрелся, направляясь к ближайшему строению, преисполнившись надежды. Робот дошел почти до самой машины Кореса Дона, потом внезапно резко остановился. Он вышел из зоны импульсов-приказов мозга, и у него, казалось, не было никакой другой программы. Он был выведен из строя.

Пьер Дюрок осторожно вошел через открытую дверь в строение и оказался в зале с лифтами. Хотя он никогда раньше не видел таких лифтов, он тотчас же понял, для чего служат эти маленькие кабинки. Все это было создано людьми и, хотя и устарело, несомненно, тоже управлялось кибермозгом.

Он решительно вошел в ближайшую кабинку и изучил ручное управление. Было несомненно, что лифт находился в высшей точке подъема. Итак, на нем можно было только спуститься вниз. Дюроку и до этого было ясно, что вся аппаратура мозга находится под землей, а сам мозг установлен в самом безопасном месте на наибольшей глубине. Лифты здесь были предназначены в первую очередь для роботов, а также для техников-людей, которым разрешалось входить сюда.

Пока Дюрок раздумывал над тем, должен ли он отважиться на спуск вниз или нет, напротив него открылась одна из дверей. Снизу поднялась кабинка. Из нее вышел робот и резко остановился, увидев Дюрока. Вместо оружия у него были две хватательные конечности с различными инструментами на концах. Это, несомненно, был один из ремонтных роботов.

— Ваш дефект, господин? Я откомандирован, чтобы устранить его.

Дюрок мгновенно нажал на кнопку лифта, дверь закрылась, и кабинка пошла вниз. Дюрок не испытывал никакого желания подвергнуться ремонту со стороны сумасшедшего робота. Не оставалось больше никакого сомнения, что мозг больше не функционирует. Он издавал бессмысленные приказы.

Лифт остановился, дверь открылась.

Пьер Дюрок, потеряв дар речи, уставился на сцену, открывшуюся передним…

Меры предосторожности, предпринятые Гукки, оказались излишними.

Оба боевых робота, казалось, изменили свои функции, потому что они напрасно пытались открыть своим оружием ящичек переключателя на противоположной стене. Спиралевидные стволы снова и снова сползали с роликов на руках, но, очевидно, неправильно запрограммированные машины не желали отказываться от своих намерений. Они больше не казались опасными. Они были смешными.

Гукки опустил излучатель.

— Это действительно удалось, мозг спятил. Ну, а теперь прочь отсюда!

Корес Дон придерживался другого мнения.

— Мы должны позаботиться о мозге. Если оставим его в таком состоянии, может произойти огромное несчастье, как только связь с внешним миром снова восстановится. Мы должны полностью парализовать его, чтобы он не мог больше отдавать никаких приказов.

— Он прав, — согласился Рондини… — Ты это сделаешь, Гукки? Это трудно?

— Вовсе нет, — похвастался мышебобер. — Детская игра.

— Тогда остальное тоже нетрудно, — произнес Корес. Уходим из клетки!

Гукки без усилий телепортировался из клетки вместе с остальными. Роботы не обращали на них никакого внимания. Казалось, они ничего не замечали и занимались исключительно коробкой переключателя, которую они никак не могли открыть.

— Хотелось бы знать, — удивленно пробормотал Рондини, — какие контакты ты замкнул?

— Не имею никакого представления, — честно ответил Гукки.

— Мы сами должны отправиться к мозгу и парализовать его, — нервно произнес Корес Дон. — Он отдает бессмысленные приказы, а когда магнитное поле Гринуолда снова будет в порядке, это вызовет катастрофу.

Они покинули помещение и вышли в коридор, который они уже знали. Но как же велико было их удивление, когда они увидели дюжину роботов, которые сидели кружком и играли мотком кабеля.

ИГРАЛИ!

Очень искусно, словно с самого начала были запрограммированы на это, они катали кольцо кабеля от одного к другому, и если попытка не удавалась и кольцо опрокидывалось, его брал рядом сидящий робот, снова ставил набок и катил дальше, своему соседу.

— Боже мой! — потрясение простонал Маркус Рондини. Похоже, удача может ускользнуть от нас. Наш мозг, кажется, превратился в воспитательницу детского сада!

— По меньшей мере он считает себя ею, — предположил Гукки. — Так все же лучше, чем считать себя диктатором этого мира.

Напротив них приоткрылась дверь, и они увидели Пьера Дюрока, который сначала широко раскрытыми глазами уставился на группу роботов, а уж потом заметил их.

— Как вы сюда попали? — спросил Корес Дон. — Как вы проникли в купол?

Дюрок опомнился от удивления и вышел из кабинки лифта. Он коротко рассказал о том, что произошло. Теперь стало совершенно ясно, что мозг больше не координирует действия роботов, а передает им абсолютно бессмысленные приказы, которые, несмотря на относительную безвредность, скрывают в себе огромную опасность.

— Теперь мы полностью отключим его, — решил Корес Дон. — Да пойдем же, наконец!

Гукки, переваливаясь, шел позади них.

— Бедный прохиндей! — пробормотал он про себя. — Только что он хотел быть богом, а теперь удовлетворился ролью воспитательницы детского сада. Хотелось бы мне только знать, какие провода я замкнул! Теперь у него, должно быть, всеподавляющий комплекс инфантильности.

Он сам не знал, что это было, но это выражение понравилось ему.

На кольцевой галерее не было ни одного робота.

Корес Дон указал вниз.

— Дверь к главному пульту управления открыта — как это может быть? Но у нас все еще нет ключа для полного отключения мозга.

— Ключ — это я, — самоуверенно заявил Гукки. — Подождите здесь.

Но прежде чем он успел телепортироваться, прозвучал голос мозга, на этот раз очень вежливый, почти елейный.

— Приветствую вас, мои дорогие, в своем убежище. Чувствуйте себя как дома. Я — ваша мама. Господа отдали вас на мое попечение, я буду заботиться о вас, и вы будете счастливы. Роботесса номер семнадцать покажет вам ваше жилище и познакомит вас с играми…

— Отключить! — возбужденно прошептал Корес Дон. — Я вспоминаю, что мой отец говорил что-то о такой возможности отключения. Мы должны выполнять ВСЕ приказы, даже этот. А Гукки должен ввести в программу это отключение.

— Это непременно будет сделано, — заверил мышебобер, хотя должен признать, что мне всегда нравились детсадовские воспитательницы, — он посмотрел вниз, на круглую арену, в центре которой находился мозг, и сконцентрировался. — Не беспокойтесь, я отключу эту тетю. Маркус, ты идешь со…

Он взял руку Рондини и телепортировался вместе с ним в открытое помещение, где находился главный пульт управления.

К концу следующего дня все они втиснулись в машину Кореса Дона. Четверо освобожденных ученых преодолели первый шок и теперь беседовали друг с другом, не обращая внимания на остальных. Рамес Дон сидел возле своего брата.

— Как все пойдет дальше? — озабоченно спросил он. — Без мозга… как нам жить?

— Это тебе лучше знать, — ответил Корес. — Именно ТЫ прожил без него почти полгода. НАМ же нужно этому учиться. Но мы научимся.

Он повел машину по дороге, ведущей в ближайший город. Радио снова работало, так что можно было установить связь с Советом Ученых. Он рассказал обо всем своим друзьям и начальникам и предложил немедленно создать команду экспертов, чтобы заново перепрограммировать мозг… Одновременно он сообщил о крушении корабля землян.

В ответ на это последовало радостное сообщение, что вследствие выхода из строя мозга, его медлительности и кажущихся бессмысленными приказов удалось перепрограммировать автономных роботов. Следствием этого было возобновление работы заводов по производству продовольствия. Как только это произошло, импульсы-приказы мозга полностью прекратились.

— Но жизнь продолжается! — воскликнул Корес Дон; он, казалось, был не особенно удивлен. — Продолжается без кибермозга!

— Конечно, продолжается, — подтвердил его брат. — Ты прав. Я тоже жил, пересекая океан на плоту. Они живут лучше и счастливее, хотя ими не правит никакой мозг.

— Они живут счастливее ПОТОМУ, что у них нет кибермозга, который говорил бы им, что можно делать, а что нельзя, Корес Дон, казалось, стал другим человеком с тех пор, как кончилась эта неизвестность. — Мы должны позаботиться о том, чтобы подобное никогда больше не повторилось.

Рамес Дон указал направо, где в глубине суши были видны плоские, покрытые лесом холмы.

— За этими горами находится ракетный полигон, — сказал он. — Со времени последнего старта прошло уже несколько месяцев. Ракета так и не вышла на орбиту.

Рондини произнес:

— Может быть, мы сможем дать техникам пару хороших советов. Для нас важно только найти установку гиперсвязи.

— Здесь ее нет, — заверил Рамес Дон. — Но я уверен, что наши ученые справятся с этой проблемой.

— А если нет, мы покажем им, как сконструировать этот прибор, — сказала Дораль Керст и толкнула локтем в бок сидящего рядом Рондини. — Не правда ли, дорогой, ты ведь немного разбираешься в этом?

— Больше в межзвездных двигательных установках, но я приблизительно знаю, на каком принципе основана гиперрадиосвязь.

Прием в городе был дружеским, и земляне замечали облегчение, охватившее научников. Особенно сердечную встречу устроили Рабольту, моряку из Западной страны, и его спутникам. Им они в первую очередь были благодарны за то, что господство кибермозга было сломлено.

Гукки вызвал всеобщее удивление, и когда все узнали, что именно он произвел первое переключение, в результате которого мозг превратился в няньку, все принялись хвалить его. Мышебобер был объявлен героем дня, и немного позже рабочие роботы принесли дюжину корзин с синтетической морковью и другими овощами. Гукки буквально забаррикадировался ими, а потом с довольным выражением уселся в центре и стал быстро орудовать своим единственным зубом.

На следующий день началось официальное обсуждение.

Уже четыре недели ракетный полигон был пуст. Там осталась только пара боевых роботов и роботов-охранников. Но теперь они больше не представляли никакой опасности.

Создать гиперрадиосвязь ученые никогда не пытались. С тех пор как мозг захватил власть, в этом направлении было проведено лишь несколько тайных экспериментов, о которых стало известно только теперь. Было решено призвать помощь из космоса.

— А что насчет Восточного континента? — спросил профессор Боговский после того, как научная часть была обсуждена. — Вы когда-нибудь вступали в контакт с тамошними поселенцами? Что с ними стало? Как они живут?

— До того как мозг поработил нас, туда два или три раза плавали наши патрульные суда. Насколько мы могли установить, люди там находятся в таком же состоянии, как и на Западном континенте. Поселенцы жили как в глубине суши, так и на берегу. Сельское хозяйство, рыболовство, а также охота в лесах. Конечно, это только предположения, основанные на беглых наблюдениях. Наши люди не хотели высаживаться на берег и вступать в контакт, но им пришлось это сделать, потому что они подобрали рыбака, потерпевшего крушение в море. Они отвезли его на берег, и он с готовностью все им рассказал. Поэтому мы знаем, что в Восточной стране нет никакой новой техники. Там должны быть группы поселенцев, живущие в лесах, изолированные от остальных и находящиеся почти на уровне каменного века.

— Лично мне хотелось бы изучить этих людей, — сказал Боговский. — В результате мы могли бы многому научиться, принимая во внимание факт, что рецидив последовал неожиданно быстро. Подумайте: двести пятьдесят лет! В этот промежуток времени начался и проходил регресс, на который обычно требуются многие тысячелетия.

— Но это же не объясняет, — пропищал Гукки, забравшись на стул, с которого его мог видеть каждый, — ПОЧЕМУ все это произошло. Я охотно узнал бы, почему оба корабля, высадившие колонистов. бесследно исчезли, ничего не сообщив об этом в Терранию.

— Вероятно, они послали сообщение, — ответил Пьер Дюрок, — но потом произошло нечто, чего мы никак не можем объяснить. Несмотря на нашу позитронную бюрократию и технику управления, снова и снова случаются ошибки и недоразумения. Ничто не совершенно под луной, в том числе и руководство в Террании. Это упущение нужно ликвидировать.

В этом месте в дискуссию вмешался Ра, сын Рабольта.

Все выжидательно смотрели на него.

— Друзья, всю свою жизнь я хотел разгадать тайну прошлого. Запыленные летописи наших предков казались мне очень неполными, и часто возникало впечатление, что они намеренно сокращены. Мне хотелось раскрыть правду, и сегодня, мне кажется, я понял, почему это было сделано. Наши деды и прадеды были умными людьми. Они еще помнили цивилизацию и понимали, какую опасность она в себе таит. Они хотели, чтобы мы жили естественной, свободной жизнью, и неосознанно воспользовались тем, что сообщение о нашей высадке было утеряно. Я склоняюсь к мнению, что мы и дальше должны жить, как и прежде — каждый на своем континенте. Научники тоже. Вы получили урок и можете быть рады, что все кончилось так хорошо. Космический шторм и возмущение магнитного поля планеты были благословением, которое больше никогда не повторится. Это всего лишь СЛУЧАЙ, а он не повторяется дважды.

Гукки сказал:

— Со своей точки зрения ты прав, младший Рабольт, но ты не можешь требовать от нас, чтобы мы остаток своей жизни провели на Гринуолде. Чтобы убраться отсюда, нам нужен или гиперрадиопередатчик, чтобы позвать на помощь, или межзвездный космический корабль. Мы позаботимся о том, чтобы о вас и дальше не вспоминали, обещаем это, но мы должны убраться отсюда! Ты же не можешь отрицать, что мы помогли вам. Война с карегами закончилась, а здесь мы отключили кибермозг. В благодарность мы требуем, чтобы вы помогли нам покинуть планету.

Рабольт ничего не ответил, только задумался. Затем встал один из ученых и подошел к подиуму.

— У меня есть брат, который командует патрульным судном. Тридцать лет назад, незадолго до того, как Остров был закрыт и никто больше не мог покинуть его, он отважился на путешествие в Восточную страну без официального поручения и без последующего доклада. Только самые близкие друзья и я, его брат, знали об этом. И только сегодня я вправе рассказать все, поэтому прошу прощения. Но если бы об этом узнал мозг, мой брат пропал бы, потому что он обнаружил кое-что важное для мозга. Люди Восточной страны живут в каменном зеке, по крайней мере внешне. Но моему брату удалось узнать, что далеко внутри суши, в долине одной из непроходимых горных цепей живет группа исследователей, предки которых уже занимались постройкой космического корабля. Им известны принципы, и у них есть планы и чертежи, но рабочей силы у них недостаточно, и они вынуждены сами изготавливать каждую деталь. Мой брат утверждал, что они строят корабль уже более шестидесяти лет, а если к ним прибавить еще тридцать последующих, то будет девяносто лет! Кто знает, как далеко они продвинулись?

Дюрок сделал знак мужчине и попросил его сесть на место. Он протянул ему руку.

— Я благодарю вас за то, что вы нашли в себе мужество сказать правду. Наше обещание будет выполнено. Даже если мы вернемся назад, в Терранию, мы никому не скажем ни слова о Гринуолде. Когда-нибудь у вас появится гиперрадиопередатчик, и только от вас будет зависеть, захотите ли вы установить контакт с Солнечной Империей или нет. У нас нет диктатуры, и кто не хочет иметь с нами дело, тому мы позволяем идти своим собственным путем. Вы сообщите нам все, что вам известно?

— Если Совет Ученых согласен — да.

Все единогласно одобрили это. Несмотря на все сомнения, решающим оказалось то, что потерпевшие кораблекрушение, прибывшие из космоса, помогли им и что они были обязаны им. Глава Совета кивнул молодому человеку:

— Говорите, Стюарт Халл, вы свободны сказать все, что найдете нужным. Нас тоже интересует Восточная страна, мы мало знаем о ней.

— Мой брат высадился на крутом скалистом берегу в одной из защищенных бухт. Местность была необитаемой. Они высадились на сушу и подготовились к длительному пребыванию здесь. На Острове не заметили их отсутствия, потому что они предполагали отправиться далеко на юг, на поиски новой земли. Мой брат своевременно повернул на восток, чтобы добраться до континента. В последнее мгновение он сообщил о выходе из строя передатчика, потом замолчал.

Через два дня они встретили первого человека, заблудившегося охотника. Он был испуган, и его с трудом удалось заставить говорить, но потом он рассказал о своем племени, которое жило в лесах «у гор», почти в сотне километров в глубь суши, если только оценка была верна. В центре этих гор была котловина, в которой жили «колдуны». Туда был только один вход — тщательно охранявшийся каньон. Колдуны, как брат вскоре выяснил, были такими же учеными, как и мы, но они не отправились к нам на Остров. Это значило, что они являются потомками ученых. Они поставили перед собой задачу построить космический корабль, чтобы навсегда покинуть планету. Они изолировались, чтобы никто не мешал им работать. Ничего странного, что о них складывали саги.

Он закончил.

Рамес Дон спросил:

— Это все, Халл?

— Больше мы ничего не узнали. Мой брат планировал осмотреть долину, но ему также нужно было думать и о возвращении. Он не мог отсутствовать слишком долго, чтобы не вызвать подозрений, а обследование береговой полосы шириной в двести километров требовало времени. Итак, он вынужден был удовлетвориться этой информацией, а об остальном догадываться сам. Я тоже занимался этим. Я убежден в том, что в Восточной стране среди людей каменного века, охотников, земледельцев и рыбаков, находится тайная исследовательская станция, которая, может быть, даже в состоянии слушать наши радиопереговоры. Эти люди никогда не связывались с нами, очевидно, желая работать в одиночку. И представляется довольно вероятным, что они строят космический корабль. Может быть, он уже готов к старту.

Боговский спросил:

— Есть ли карта Восточной страны? Хотя при посадке мы много раз пролетали над континентом, но не сделали никаких снимков. Я могу только вспомнить, что горная цепь, идущая с запада на восток, разделяет континент на две части.

— А в центре горной цепи находится совершенно неприступная котловина, — подтвердил Стюарт Халл. — Из нее на юго-запад идет каньон.

Гукки охотно немедленно телепортировался бы в Восточную страну, но он все еще не был уверен, удастся ему это или нет. Хотя он уже увеличил радиус своих прыжков до пяти километров и телепатические способности у него тоже сильно улучшились, но он не испытывал никакого желания рематериализоваться посреди океана и упасть в воду.

Все это надо было очень тщательно спланировать, но это означало потерю драгоценного времени.

Рабольт выразил желание снова вернуться в Западную страну, а Корес Дон пообещал предоставить в распоряжение землян одно из патрульных судов. Пьер Дюрок сказал моряку:

— Вы можете взять себе мотор, ведь он принадлежит поселенцам. Забирайте Ра, Ксантера, Гуна Рата и Хаберта и возвращайтесь в Западную страну. Еще раз благодарим вас, ваших друзей и Буру Хана за помощь, которую вы нам оказали. Мы желаем всем счастья!

— И храните мир с карегами, — энергично потребовал Гукки.

Через два дня Рабольт вышел в море и поплыл на своем корабле на запад.

В то же время в гавань вошло патрульное судно.

Стюарт Халл стал его капитаном. Весь экипаж, за исключением двух его членов, покинул корабль. На борт было погружено достаточное количество продуктов, а также две машины для передвижения по суше, на которых они надеялись добраться до горной котловины. Конечно, они позаботились и об оружии, чтобы не оказаться беспомощными перед нападением полудиких племен.

Они поплыли на юг, потом повернули на восток. Спустя пять дней они увидели Восточный континент.


предыдущая глава | ФАТА-МОРГАНА 3 (Фантастические рассказы и повести) | cледующая глава



Loading...