home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


9

Справа, возле утесов, берег был плоским, и Стюарту Халлу не составило труда найти подходящую бухту с песчаным пляжем, которая укрыла бы их от штормов. Не было никаких признаков того, что здесь или где-то поблизости жили люди.

— Райский ландшафт! — с воодушевлением воскликнул лейтенант Шлюмпф, когда якорь зацепился за грунт и корабль развернуло по ветру. — Наверное, так выглядела Земля несколько миллионов лет назад.

— Как Адам и Ева, — хихикнул Гукки и бросил на Карин Форстер многозначительный взгляд. — Что же касается меня, то я охотно провел бы здесь пару недель отпуска.

— Ты можешь остаться здесь с двумя моими людьми, предложил Стюарт Халл, — и смотреть за кораблем.

Гукки проигнорировал это предложение и, переваливаясь, пошел на корму, где стояли обе машины, только что освобожденные от креплений. Так как они могли плавать, выгрузить их на берег не составляло труда В воду спустили широкий трап, по которому они съехали, а потом их причалили к кораблю, чтобы загрузить. В это время Гукки с Пьером Дюроком телепортировались на берег. Они быстро нашли место, где машины без труда могли выбраться из воды и проехать в глубь суши.

— А что мы будем делать, если наши братья заупрямятся? — спросил мышебобер, когда они прошли некоторое расстояние и осмотрели эту идиллическую бухту. — Ведь может быть и так, что они не позволят нам погостить у них.

— Мы поговорим с ними и объясним положение, Гукки. То, что они вообще заняты постройкой космического корабля, недвусмысленно доказывает, что они хотят покинуть этот мир и намереваются установить контакт с Солнечной Империей. Кто же может помочь им в этом лучше, чем мы?

— Верно, — согласился Гукки. — Мы знаем координаты ближайшей базы. Но с другой стороны, тогда мы будем вынуждены нарушить наше слово и указать координаты этой системы, хотим мы или нет. С меня потребуют отчет. Ты знаешь, как нам этого избежать?

— Боюсь, это невозможно.

— Я очень не люблю нарушать свое слово, — заверил его Гукки. — Надеюсь, мы все же найдем какой-нибудь выход.

Они еще немного побродили вокруг и наметили дорогу. Она пролегала через небольшой лесок вечнозеленых деревьев, который переходил в прерию. Путь на восток был свободен. Слева тянулась горная цепь.

Они подождали, пока выгрузка в бухте будет закончена, потом телепортировались на борт патрульного судна. Шлюмпф язвительно сообщил:

— Мы закончили работу.

Гукки равнодушно кивнул.

— Поэтому мы отбываем немедленно, Шлюмпф. Для этого мы нашли хороший путь. Когда мы отправляемся?

Стюарт Халл посмотрел на солнце.

— Если мы не хотим терять времени, тотчас же. До сумерек мы преодолеем половину пути. Завтра около полудня мы будем у каньона, а там посмотрим, как нас примут. Может быть, охотника просто прогнали, поэтому он и сказал, что никто не должен ступать в эту долину.

— Может быть, «колдуны» увидят разницу, — с надеждой произнес Боговский.

Халл дал последние указания оставшимся на корабле людям, потом все забрались в машины, завели моторы и отчалили от корабля. Через несколько минут машины выбрались на песок и пересекли лесок.

Они быстро помчались вперед по равнине. Невозможно было потерять направление, потому что горы слева были самым лучшим ориентиром, какой можно было себе представить. Справа прерия тянулась до самого горизонта, прерываемая только маленькими и большими перелесками. Нигде не было видно ни малейшего следа человеческого присутствия.

Спидометр показал, что они проехали семьдесят километров, когда солнце зашло.

Они остановились у небольшой рощицы, которая отлично укрыли их от посторонних взглядов. Несмотря на это, Боговский был убежден в том, что в горной котловине их давно уже заметили.

— Если кто-то строит космический корабль, он также в состоянии наблюдать за окрестностями, — сказал он, когда они сидели вокруг лагерного костра, который разжег Рондини, поддавшись романтике путешествия. — Они уже давно знают, что мы идем.

— Но по крайней мере они еще ничего о нас не слышали! с надеждой произнес Гукки. — Или вы думаете, профессор, что их техника продвинулась настолько далеко вперед?

— Может быть, никто из нас еще ничего не знает. Но мы должны рассчитывать и на это.

— Нам нечего скрывать, — вмешался Дюрок. — Мы хотим убраться отсюда, и они тоже хотят этого. Никто не знает, как далеко они продвинулись, но, может быть, мы сможем им помочь. Будем надеяться на это.

Он забыл о телепате Гукки.

Мышебобер сказал:

— Профессор, я должен признать, что ваша теория увлекательна, но может оказаться неверной. Я предполагал нечто подобное, но эта мысль показалась мне слишком фантастической. Мы же один раз установили, что случайности не повторяются. Но если одно и то же случается в третий раз, то это уже не случайность, а намерение.

Боговский быстро преодолел первоначальное удивление.

— Этого не может быть, Гукки. Все должно находиться в рамках естественных законов, если вы понимаете, о чем я говорю.

Мышебобер кивнул.

— Но тогда нам чертовски повезет, если нам удастся убраться отсюда…

Боговский кивнул, игнорируя вопросительные взгляды остальных.

На следующий день они выехали рано утром; ночь прошла спокойно. Они все больше приближались к горам, потому что не хотели пропустить вход в каньон. Рассказ охотника за много лет потерял свою точность, и его описание мало помогало. Не было ни одной отправной точки, и неизвестно было, где начинается каньон, ведущий в котловину.

Они вынуждены были много раз подъезжать к подножию крутых склонов, надеясь обнаружить проход, но не находили там ничего, кроме разочарования. Только когда солнце достигло своей высшей точки, Стюарт Халл указал наискосок вперед.

— Должно быть, там! Слева, за этим плоским горным хребтом. Если это не вход, тогда его вообще здесь нет…

Это БЫЛ вход в котловину.

Конечно, и до сих пор им попадались долины и ущелья, и обеим машинам не раз приходилось пересекать реки, стекавшие с гор, но на этот раз это был каньон, который великолепно соответствовал неопределенным описаниям. Они остановились.

Странно было, что никто до сих пор не помешал им проникнуть в каньон почти на целый километр. Справа и слева поднимались отвесные каменные стены. Не могло быть более совершенной ловушки, чем эта.

Пеленгаторы обеих машин не зарегистрировали никаких особых излучений. Хотя Пьер Дюрок не совсем доверял приборам научников, но других не было. Он предпочел положиться на свои глаза и внимательно наблюдал за местностью. Он не обнаружил никакого укрытия, в котором мог бы спрятаться наблюдатель «колдунов». Каменные стены были гладкими, без выступов и пещер.

— Никакой охраны? — он поправил импульсный излучатель, висящий на ремне у него на груди. — Этого же не может быть, если они работают над таким проектом!

— Они знают, кто мы! — повторил Боговский свое вчерашнее утверждение. — И они хотят, чтобы мы пришли к ним. По крайней мере они ничего не имеют против этого.

— Почему же тогда не видно комитета по встрече? — осведомился Дюрок.

— Мы должны ехать дальше, — сказал Боговский, похлопав Халла по плечу.

Стюарт Халл сделал знак Рондини, который вел вторую машину. Почти в то же мгновение они тронулись с места и продолжили свой путь через каньон. Река превратилась в ручей, который извивался по дну. Поле зрения ограничивалось поворотами каньона, повторяющими извивы ручья. Никто не мог даже предположить, что их ожидает за следующим поворотом.

Гукки, хотя и принимал посторонние импульсы мыслей, но ничего не мог разобрать. Он уже один раз пытался объяснить, что они доходят до него «как сквозь вату». Он не находил этому никакого объяснения.

В конце дня местность начала круто подниматься. Ручей стал еще меньше, а потом показался маленький водопад, высотой в дюжину метров, низвергающийся с гладкой скалы. Они, несомненно, приблизились к горной котловине, о которой говорилось в сагах.

Когда ущелье сузилось еще больше, Боговский внезапно заметил:

— Мы выехали на улицу — или по крайней мере на дорогу. Здесь перед нами уже кто-то ездил. Скоро мы это узнаем.

Они проехали еще пару километров, потом дорога закончилась перед оградой довольно массивного вида, которая круто поднималась вверх и заканчивалась круглым плато, не видным снизу. А позади него поднимались расположенные полукругом каменные стены, окружающие долину.

Обе машины остановились. Рондини вылез и подошел к остальным. Он уставился на ограду и закрытые ворота.

ФАТА-МОРГАНА 3 (Фантастические рассказы и повести)

— Я думаю, ты ищешь запор, — предположил Гукки и подошел к нему. — Мне нетрудно телепортировать вас всех на ту сторону, но я не имею никакого представления, насколько приветливы люди, находящиеся по другую сторону забора. Будет лучше, если я посмотрю один…

— Оставайтесь на месте, Гукки, — крикнул ему Боговский. — Сюда кто-то идет.

Человек в зеленом рабочем комбинезоне был вооружен импульсным излучателем. Теперь, когда Гукки увидел его, он смог лучше прочитать его мысли. Они выражали только удивление и изумление. К облегчению мышебобра, в них не было враждебности, только стремление к осторожности и пристальное внимание.

Человек остановился на расстоянии нескольких метров от них. Он рассматривал их через проволоку забора, которая, вероятно, была под напряжением.

Особенно долго его взгляд задержался на Гукки, который, наконец, встряхнулся и произнес:

— Может быть, вы думаете, что вы в зоопарке? А теперь придите в себя и отключите аппаратуру охраны. Можем мы поговорить с вашим шефом?

Мужчина — у него была окладистая борода, и ему было около пятидесяти лет — медленно опустил оружие. Ему потребовалось некоторое время, чтобы переварить тот факт, что «животное» говорит с ним. Потом он, наконец, спросил:

— Кто вы?

Боговский выступил вперед.

— В любом случае не каннибалы и не дикари, друг мой. Мы искали вас и хотим вам помочь. Впустите нас, и мы продолжим разговор.

Бородач ответил:

— Подождите минутку, я только позвоню по телефону. Он отошел и исчез за каменным уступом. Гукки прочитал его мысли, потом с удовлетворением произнес:

— Он действительно звонит и сообщает о нас. Ему особенно импонирует тот факт, что с нами две прекрасные дамы. Сам я, кажется, представляю для него загадку. Он уже закончил и сейчас вернется.

— Нас пропустят внутрь? — быстро спросил Рондини.

Гукки только кивнул. Мужчина подошел к ограде и подождал, пока сбоку не загорится сигнальная лампочка. Потом он достал из кармана ключ и отпер ворота.

— Оставьте здесь свои машины, боюсь, дорога дальше слишком крута для них. Потом мы сможем поставить их в ангар.

Затем они взяли оружие. Охранник не стал протестовать. Он даже пошел вперед, словно чувствовал себя абсолютно уверенно и позади него никого не было. Ворота он снова запер.

Боговский догнал его и пошел рядом.

— Вам не запрещено отвечать на мои вопросы?

— Хотя это и не запрещено, я считаю, что вам лучше задать свои вопросы командиру. Через десять минут мы будем у него.

Дорога действительно была довольно крута. Их машины никогда бы не прошли здесь. Наконец они добрались до края плато — и застыли от удивления.

Их взорам открылось неожиданное зрелище.

Круглое плато было около трех километров в диаметре и напоминало плоский кратер. Центр его был на добрую сотню метров ниже краев. Точно в центре блестела поверхность маленького озера, вокруг которого находились длинные, приземистые строения. Вся впадина была покрыта пышной растительностью, почти как в оранжерее. Там были прорезанные дорожками сады и прямоугольные плантации овощей.

Рай среди гор, идеальное убежище для людей, живущих в уединении, независимо от остальной цивилизации.

На противоположном склоне находилось огромное строение с круглой куполообразной крышей. Возле него были другие строения, которые, несомненно, служили для жилья. К ним вели бетонированные подъезды, которые в настоящее время были пусты.

— Идемте, — прервал бородач их напряженное молчание. — Майор Бентклифф ждет вас…

Они последовали за ним по сочному лугу, на котором цвели цветы и росло несколько деревьев с фруктами, похожими на яблоки. Там была только пешеходная тропинка, но, казалось, по ней часто ходили и ухаживали за ней. Гукки поймал взгляд Боговского и разделил его сомнения, хотя его теория казалась все еще довольно вероятной. Но скоро они все узнают наверняка!

МАЙОР Бентклифф! Это был ключ к истине.

Они остановились перед садовой дверцей. За ней находилось бунгало из натурального дерева, окруженное цветочными клумбами. Человек, который привел их сюда, указал на скамейку за дверцей.

— С вашей стороны будет знаком вежливости и доверия, если вы оставите свое оружие здесь. Заверяю вас, оно вам не понадобится. Я сам останусь здесь.

Когда они приблизились к дому, открылась деревянная дверь, ведущая в сад, и им навстречу вышел мужчина. Ему было около семидесяти лет, но он выглядел бодрым и здоровым. На нем был линялый мундир, который смотрелся так, словно его давно уже не надевали. Казалось, его только что достали из шкафа в честь особого случая.

Капитан Дюрок тотчас же узнал мундир. У него был такой же, мундир исследовательского флота.

Он отдал честь.

— Капитан Пьер Дюрок, первый офицер «ЭКС-1972», сэр…

Майор Бентклифф ответил на приветствие, представился и подал Дюроку руку, а потом горячо поздоровался с остальными. Он слегка нагнулся к мышебобру и сказал:

— Если я не ошибаюсь, Гукки, не так ли?

— Вы меня знаете, майор?

Тот кивнул.

— Когда Ким Лайош описал мне вас, я сразу же понял, кто вы. Итак, вы наконец нашли нас…

Боговский не мог больше сдерживать любопытства.

— Я думаю, вам есть что сообщить нам, — с напором произнес он. — Внизу, в большом строении, — вы собираете космический корабль?

Бентклифф слегка улыбнулся, несколько болезненно.

— Когда я узнал, кто вы такие, я приказал приостановить работы. Надеюсь, вы заберете нас с собой. Нам нужно еще много десятков лет, чтобы закончить корабль. Поверьте мне, очень трудно без всяких вспомогательных технических средств построить способный летать космический корабль…

Боговский уставился на него.

— Боюсь, мы неправильно поняли друг друга, майор. Вы должны продолжать работы над кораблем, и мы поможем вам в этом. У нас самих больше нет корабля, мы некоторое время назад потерпели крушение на этой планете. Чистая случайность, что мы услышали о вас и смогли разыскать.

Бентклифф внимательно посмотрел на него и остальных.

— Вы не поисковая команда флота Солнечной Империи? Разве ОЗО не послала вас, чтобы найти и подобрать нас?

— А для этого есть особые основания? — осведомился Пьер Дюрок, который внезапно стал недоверчивым.

Бентклифф кивнул.

— Конечно. Я командир «ЭКС-998» и нахожусь здесь уже более двадцати лет. Мы совершили посадку на планете, находящейся отсюда более чем в двухстах световых годах. — Большая часть экипажа заразилась неизвестной болезнью. Они сошли с ума, мои люди, а потом взбунтовались. Я не знаю, погибли они или нет. Во всяком случае они высадили нас на этой планете, обеспечили всем необходимым, а потом снова улетели. И мы больше ничего о них не слышали.

Вот как ЭТО было! Предположения Боговского частично оправдались, он ведь рассчитывал на то, что найдет землян. Но являлись ли они потерпевшими кораблекрушение или это были высаженные бунтовщиками офицеры и члены экипажа, не играло теперь никакой роли.

— «ЭКС-998»… — пробормотал Пьер Дюрок. — Я не уверен, но мне кажется, что этот корабль занесли в списки пропавших без вести. Во всяком случае он больше никогда не вернулся на Землю.

Бентклифф указал на дверь дома.

— Я думаю, мы должны в спокойной обстановке обговорить все, что произошло, и обсудить все возможности. Идемте со мной.

Помещение было большим и светлым. Бентклифф предложил им сесть и подошел к старомодно выглядящему телефону без экрана. Он приказал снова продолжить прерванные работы, а на вечер созвал общее собрание всех членов экипажа. Уголком глаза покосившись на Карин Форстер и Дораль Керст, он улыбнулся и попросил также привести с собой женщин. Потом он сел.

— Так, господа, а теперь, пожалуйста, расскажите…


предыдущая глава | ФАТА-МОРГАНА 3 (Фантастические рассказы и повести) | cледующая глава



Loading...