home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Филип К.Дик

БЕСКОНЕЧНОСТЬ

(Перевод с англ. И. Маховой Ж.)

ФАТА-МОРГАНА 3 (Фантастические рассказы и повести)

Майор Криспен Эллер, нахмурившись, смотрел сквозь иллюминатор. Астероид как астероид: вода — в изобилии, температура умеренная, атмосфера кислородно-азотная земного типа…

— Мне это не нравится, — тихо произнес майор.

— И никаких следов жизни, — присоединился к разговору помощник командира Гаррисон Блейк, — несмотря на идеальные условия. Вода, воздух, оптимальная температура… В чем же дело?

Они посмотрели друг на друга. Однообразная и бесплодная поверхность астероида простиралась под килем крейсера 9–43, находившегося далеко от базы, на полпути через Галактику. Земля давно занималась поисками и разведкой в Галактике, обследуя каждый камешек, чтобы отстаивать свои права на рудные концессии. Заняться этим ее заставило соперничество с триумвиратом Марс — Венера — Юпитер.

Вот уже год крейсер 9–43 то тут, то там размечал свои рудные месторождения, оставляя везде бело-голубой флаг. Маленькие изыскательские корабли постоянно вели кочевой образ жизни, прокладывая путь через периферию системы, подвергаясь опасности встреч с облаком бактерий, метеоритами и космическими пиратами.

Три члена экипажа уже давно заслужили отдых и были достойны отпуска на Земле, чтобы истратить свои накопленные сбережения.

— Посмотрите сюда! — крикнул Эллер. — Идеальные условия для жизни, но ничего, кроме голых холодных безжизненных скал.

— У меня плохое предчувствие, что тут что-то не так. Должна быть какая-то причина отсутствия жизни.

— И что же вы предлагаете? — улыбнувшись, спросил Блейк. — Вы ведь капитан. Согласно нашим инструкциям мы должны составить. карту всех астероидов, если их размеры не ниже класса «Д». А этот, по моему мнению, класса «С». Какие будут приказания, мы выходим или нет?

Эллер заколебался.

— Мне это совсем не нравится. Никто не знает всех смертельных факторов, встречающихся в глубинах космоса. И может быть…

— Не хотите ли вы направить наш корабль прямо к Земле? — поинтересовался Блейк. — Никто не узнает, что мы не стали обследовать этот кусок скалы. Что касается меня, Эллер, то я не собираюсь докладывать.

— Я в этом не сомневаюсь, но дело не в том. Меня прежде интересует наша безопасность и возвращение на Землю. — Эллер пристально изучал экран. — Если бы знать…

— Выпусти хомяков, пусть они побегают, посмотрим, что с ними будет, и может, примем решение

Лицо Блейка стало серьезным и приняло недовольное выражение.

— Вы чересчур осторожничаете, как раз когда мы почти вернулись домой. — Эллер внимательно рассматривал серую безжизненную скалу. Вода, ровная температура, облака — идеальное место для жизни. Но ее здесь не было. Спектроскоп ничего не показывал. Чистая, бесплодная скала, без какой-либо растительности.

— Да это не столь важно, — сказал Эллер, — откройте один из шлюзов, и пусть Сильви выпустит хомяков.

Он подошел селектору и набрал номер лаборатории, где Сильвия Саймоне работала с измерительными приборами.

— Сильви! — обратился Эллер, когда на экране появилось лицо Сильвии.

— Да.

— Выпусти-ка хомяков на полчасика на небольшую прогулку на поводке и с ошейником, естественно. А когда животные вернутся, надо их тщательно обследовать. Мне не нравится этот астероид, на нем может быть радиация или ядовитые газы.

— Хорошо, Крис, я все сделаю, — улыбаясь сказала Сильвия. — Нельзя ли и нам выйти на минутку, размять ноги?

— Сделайте и сообщите мне результаты как можно скорее. — Эллер обернулся к Блейку, выключая селектор. — Думаю, что вы довольны.

Блейк ухмыльнулся.

— Я буду счастлив лишь тогда, когда мы повернем к Земле. Путешествие с вами в качестве капитана — это выше моих сил.

— Удивительно, — продолжал Эллер, — что за тридцать лет службы вы даже не научились сдерживаться. Вы никак не можете примириться с тем, что капитанские нашивки дали не вам.

— Послушайте, Эллер! Я старше вас на десять лет. Вы еще были мальчишкой, а я уже служил, и вы для меня будете сопляком всегда. В следующий раз…

— Крис! — Экран засветился и появилось лицо Сильвии, охваченное страшной паникой.

— Что случилось, Сильвия? — спросил Эллер.

— Хомяки… я нахожусь у клеток. Они в состоянии каталепсии. Совершенно неподвижные и твердые…

— Блейк, будем взлетать, — приказал Эллер.

— Как? — пробормотал Блейк. — Мы же…

— Поднимайте корабль! Торопитесь! — Эллер бросился к пульту управления. — Нам нужно убираться отсюда!

Блейк подошел к нему.

— Разве что-нибудь… — начал он, но вдруг замолчал, не закончив фразу.

Лицо вытянулось, челюсть отвисла, он, как пустой мешок, стал медленно падать. Эллер растерялся, подошел к пульту управления, но тут же в голове у него возник аннигилирующий огонь. Тысячи сверкающих лучей взорвались в его глазах и ослепили их. Он, шатаясь, нащупал переключатель. Его охватила полная тьма, но пальцы сомкнулись на выключателе автопилота, который должен был поднять корабль. Автоматика сработала, и корабль поднялся в космос. Эллер упал и погрузился во тьму. Он лежал в беспамятстве. Внутри корабля все замерло, никто не шевелился.

Открыв глаза, Эллер с трудом поднялся, опираясь на трясущиеся руки. Гаррисон Блейк пришел в себя и застонал, пытаясь пошевелиться. Его лицо болезненно пожелтело, глаза стали кроваво-красными, а на губах была пена. Он посмотрел на Криса, дрожащей рукой вытирая лоб.

— Выбрались, — произнес Эллер, помогая Блейку подняться и усаживая его в командирское кресло.

— Спасибо, — он нервно потряс головой. — Что… что с нами произошло?

— Не знаю. Сейчас спущусь в лабораторию, посмотрю, как там Сильвия.

— Мне пойти с вами? — пробормотал Блейк.

— Нет, сидите спокойно, вам вредно шевелиться и напрягаться, берегите сердце, понимаете?

Блейк утвердительно кивнул головой. Эллер пересек рубку и вышел в коридор, потом воспользовался лифтом и через минуту был в лаборатории. Сильвия неподвижно лежала на полу.

— Сильвия! — Эллер бросился к ней, схватил и стал трясти ее одеревеневшее и холодное тело. Она слабо шевельнулась. Эллер достал ампулу со стимулятором. Разбил ее и дал вдохнуть Сильвии. Она тихо застонала.

— Крис? — шептала она слабым голосом. — Что случилось? Это вы? — Она приподнялась. — Я говорила с вами, наклонясь над столом, и вдруг…

— Уже все в порядке, — успокоил ее Эллер, погрузившись в раздумья. — Непонятно, что это было. Радиация с астероида? — Он посмотрел на часы.

— О, господи!

— Что случилось? — спросила Сильвия, сидя на стуле. Что происходит, Крис?

— Мы были без сознания целых два дня, — сказал Эллер, не отрывая глаз от часов, — тогда объяснимо и это. — Он провел по щетине подбородка.

— Но теперь с нами все в порядке, не правда ли? — Сильвия указала рукой на клетку с хомячками. — Они уже пришли в себя, но почему-то ходят по кругу.

— Пойдем, поднимемся наверх, надо поговорить, проверить все приборы. Попробуем разобраться, что случилось, — сказал Эллер, протягивая ей руку.

— Я должен признаться, — угрюмо выдавал Блейк, — что я ошибся. Нам не следовало приземляться на этот астероид.

— Я считаю, что радиация шла из центра астероида. — Эллер начертил линию, изображающую волну, быстро распространяющуюся, а потом спадающую. — Это похоже на пульсацию из астероида.

— Мы бы попали под воздействие второй волны, если б вовремя не взлетели, — вставила Сильвия.

— Вторая волна была зарегистрирована примерно через четырнадцать часов после первой. По-видимому, в недрах астероида — залежи минералов, периодически излучающие радиацию. Это короткие волны, похожие на космические лучи.

— Но совсем другие. Они прошли через наш экран.

— Этим объясняется отсутствие жизни на астероиде, здесь ничего не может существовать! Волна ударила нас в полную силу.

— Крис! — сказала Сильвия. — Как вы думаете, не повлияла ли эта радиация на наше здоровье? Или…

— Я не уверен, что мы вне опасности, — он протянул график на миллиметровке… — Посмотри сюда! Если наша кровеносная система восстановилась полностью, то нейрологические показания изменились.

— И что это значит?

— Не знаю. Я не специалист в области нейрологии. Я просто сравниваю данные, полученные сейчас и месяц или два назад, но не знаю, что это значит.

— И вы думаете, это серьезно?

— Наши организмы попали под влияние волны неизвестной радиации, которой мы подвергались около десяти часов. Мы подверглись… И время покажет, какие последствия она могла оставить. Сейчас я чувствую себя неплохо. А вы?

— Очень хорошо, — ответила Сильвия, стоя у иллюминатора и всматриваясь в черную пустоту космоса. Мне хочется вернуться домой и мне кажется, мы движемся к Земле, и, как только приземлимся, пусть нас немедленно проверят.

— Хорошо, что наша сердечно-сосудистая система не пострадала. Ни тромбов, ни разрушения клеток… — это меня больше всего беспокоило…

— Когда мы достигнем Солнечной системы?

— Через неделю.

— Не так уж и быстро, но будем надеяться, что мы к тому времени будем еще живы.

— Мы должны вести себя спокойно, — предупредил Эллер. А по возвращении на Землю нас вылечат, я надеюсь, что с нами ничего серьезного не произошло.

— Я думаю, нам повезло, что мы так легко отделались, сказала Сильвия, зевая. — Господи, как мне хочется спать! Пожалуй, я пойду и прилягу. Возражений не будет?

— Нет! — ответил Эллер. — Блейк, а не перекинуться ли нам в карты? Надо немного развеяться. В черного валета?

— Ладно, — ответил Блейк. — Почему бы не сыграть? — Он достал колоду карт из кармана куртки. — По крайней мере скоротаем время.

— Очень хорошо. — Эллер начал игру, он срезал колоду карт и достал семерку треф, которую Блейк взял червонным валетом. Играли они без азарта и довольно небрежно. Блейк был угрюм и зол на Эллера, что оказался неправ. Крис тоже был не в духе и очень устал. У него болела голова, хотя он и принял анальгетик. Он снял шлем и вытер лоб.

— Играйте, — зло пробормотал Блейк.

Через неделю они достигнут Солнечной системы. Под ногами ворчали реакторы. Больше года они не видели Землю. Какая она теперь? Тихая, как всегда? Большой зеленый шар с крошечными островами, омытыми огромными океанами? Как приятно приземлиться на космодроме в Нью-Йорке, встретить толпу землян, этих милых беззаботных землян, неглупых и не беспокоящихся о том, что происходит в других мирах. Эллер улыбнулся, но сразу нахмурился.

— Проснитесь, — прикрикнул он, увидев, как голова Блейка склонилась вперед, а глаза закрылись. — Что с вами?

Блейк вздрогнул и стал сдавать карты, но голова упала снова.

— Простите, — пробормотал он чуть слышно и протянул руку к «прикупу», когда Эллер стал рыться в колоде, чтобы раздать остальные карты. Эллер поднял глаза и увидел, что Блейк уже спит. Он дышал спокойно и похрапывал, Эллер встал, выключил свет, пошел в туалетную комнату, снял куртку и открыл кран с горячей водой. Как приятно будет лечь в постель, забыть о всем случившемся! Как болит голова! Эллер остановился, наблюдая, как вода течет по рукам. Он был ошарашен и молчал, не в силах вымолвить ни слова. Его ногти исчезли.

Испугавшись, он поднял голову и посмотрел в зеркало. Потом провел рукой по волосам, они выпадали клочками и большими прядями. Ногти и волосы… Он попытался взять себя в руки и успокоиться. Это радиация, ну конечно, радиация! Он стал рассматривать руки. Ногтей как будто никогда не было на ставших заостренными и гладкими пальцах. Паника охватила Эллера, и его не покидала мысль: только ли у него? А у Сильвии? Он надел куртку и снова посмотрел на себя в зеркало, приложив руку к вискам, ему было ужасно плохо. Он, вытаращив глаза, смотрел на ставшую совсем лысой голову, волосы, падая, покрыли плечи. Лысый череп блестел и стал непристойного розового цвета. Его голова стала вытягиваться и приобрела форму шара, уши и лоб сморщились, а ноздри уменьшились и очутились под глазами. Лицо с каждой минутой принимало омерзительный вид. Весь дрожа, он приоткрыл рот, зубы зашатались, некоторые из них отделились и выпали. Это смерть? А что происходит с другими?

Эллер выскочил из туалетной комнаты и, задыхаясь, бросился к лифту. Дыхание стало частым, сдавливало грудь, сердце болело и учащенно билось, ноги ослабели. До него донесся звук: разъяренное мычание быка. Это был голос Блейка, охваченного ужасом и паникой.

«Вот и ответ, — подумал Эллер. — По крайней мере я не один!»

Гаррисон Блейк смотрел на него испуганно. Блейк, без волос, с лысым розовым черепом, тоже выглядел непривлекательно. Голова распухла, ногтей не было. Он стоял перед пультом и смотрел то на себя, то на Эллера. Его униформа сидела мешком на его исхудавшем теле.

— Нам повезет, если мы останемся живы. Странные последствия этой космической радиации. Это черный день в нашей жизни, когда мы приземлились на этот…

— Эллер, — прошептал Блейк. — Что делать? Мы же не сможем жить такими, какими стали! Ты только посмотри на меня.

— Знаю. — Эллер сжал рот, ему было очень трудно говорить, так как зубы все почти выпали, и он почувствовал себя беззубым младенцем, с неподвластным себе телом, без волос… Когда же это кончится?

— Мы не можем вернуться такими! — прикрикнул Блейк. Боже мой, мы чудовища. Мутанты. На Земле нас посадят в клетку как зверей, а люди…

— Прекратите, — сказал Эллер. — У нас есть шанс выжить, и берегите ноги, садитесь!

Блейк, тяжело дыша, постоянно вытирал свой лоб.

— Сейчас я больше всего переживаю за Сильвию, — произнес Эллер с беспокойством в голосе. — Она страдает больше нас. Я все думаю: спуститься к ней в лабораторию или нет. Может, она…

Вдруг засветился экран.

— Крис! — донесся полный ужаса крик Сильвии. Она не появилась на экране и, по-видимому, держалась от него в стороне.

— Да. Как вы?

— Как я? — В голосе девушки слышалась истерическая дрожь. — Я боюсь смотреть на вас, и вы не старайтесь меня увидеть на экране. Это… это ужасно! Кошмарно! Что мы будем делать?

— Что делать, я не знаю. Как говорит Блейк, мы не можем в таком виде появиться на Земле.

— Я тоже не хочу возвращаться! Не могу!

— Это мы обсудим потом, — сказал наконец Эллер, — нет необходимости сейчас говорить об этом. Это последствия радиации, и если эффект временный, то нам смогут помочь хирурги. Не стоит забивать этим голову.

— Не думать об этом? Вы считаете это пустяком, неужели вы не понимаете? Мы стали чудовищами. Ни зубов, ни ногтей, ни волос… А наши головы…

— Я понимаю вас. Можете к нам не подниматься, а остаться в лаборатории. Разговаривать мы с вами будем по видео.

Сильвия глубоко вздохнула.

— Как скажете. Вы ведь по-прежнему капитан. — Она выключила экран.

— Блейк, ты можешь говорить? Как ты себя чувствуешь? Эллер оглядел его. Вид у него был совсем болезненный. Громадный лысый череп испускал какое-то сияние и был увенчан чем-то вроде купола. Когда-то крупное тело Блейка усохло, грудь впала, руки, как палочки, покачивались.

— В чем дело? — спросил Блейк.

— Просто хотел посмотреть на…

— Не очень-то приятно на вас смотреть.

— Согласен. — Эллер сел в другой угол, сердце его колотилось, дышать было трудно.

— Бедная Сильви! Ей труднее всего…

— Нас всех стоит жалеть. Мы — чудовища, нас уничтожат или запрут в клетках. Лучше быстрая смерть. Мутанты, гидроцефалы!

— Нет! Не последнее! — возразил Эллер. — Наш мозг не тронут, мы еще можем думать, и этим надо пользоваться.

— Главное, мы узнали, почему на астероиде нет жизни, иронически буркнул Блейк. — Нам повезло! Мы подверглись радиации. Под ее воздействием разрушаются органические ткани, происходят мутации в клеточных структурах и в функционировании организма вообще.

Эллер внимательно посмотрел на него.

— Говоришь ты очень заумно, Блейк.

— Зато это точное описание, и давайте смотреть правде в глаза. — Блейк поднял голову. — Мы чудовищные крабы, обожженные космической радиацией. Мы теперь не люди и даже не человекоподобные существа. Мы…

— Кто же мы?

— Не знаю.

— Странные существа, — сказал Эллер. Он с любопытством рассматривал свои длинные и тонкие пальцы, шевелил ими, проводя по поверхности стола, чувствуя каждую шероховатость, каждую царапину. Пальцы стали очень чувствительными. Потом Эллер поднес их к глазам: он заметил, что стал хуже видеть, все было как в тумане. Когда глаза Блейка начали исчезать внутри черепа, Эллер понял, что их зрение постепенно теряется, они слепнут. Он впал в панику.

— Блейк! — вскрикнул он. — Мы слепнем, ты слышишь, мы теряем зрение, прогрессирующе уничтожается наша мускулатура, мы совсем ослепнем.

— Я это знаю, — подтвердил Блейк.

— Но почему высыхают наши глаза? А потом вообще исчезнут? Почему?

— Атрофируются.

— Возможно. — Эллер нашел бортовой журнал и написал несколько слов трассирующим лучом. Зрение слабело, а пальцы становились чувствительными — необычная реакция кожи.

— Что вы об этом скажете? — спросил Эллер. — Вместо одних потерянных функций мы приобрели другие.

— В руках? — Блейк не сводил с них глаз, думая о своих новых возможностях. — Водя пальцами по ткани своей формы, я чувствую каждую ниточку, чего раньше за собой не замечал.

— Значит, потеря ногтей не бесцельна!

— Вы так думаете?

— Мы считали все случайностью: ожог, разрушение клеток, все изменения. — Эллер перевел трассирующий луч с обложки журнала на лист. — Пальцы — новые органы чувств, улучшенное осязание, но зрение теряется.

— Крис! — раздался перепуганный, ошеломленный голос Сильвии.

— Что случилось?

— Я плохо вижу, такое ощущение, что я слепну.

— Не беспокойтесь.

— Я боюсь… — Эллер подошел к экрану. — Сильв, осмотрите свои пальцы. Вы ничего не заметили? Коснитесь чего-нибудь, я думаю, вы получите ответ на ваш вопрос.

— У меня впечатление, что я способна хорошо осязать предметы. Что это значит?

Эллер рукой погладил свой выпуклый гладкий череп и, внезапно сжав пальцы, закричал.

— Сильв! Вы можете ходить по лаборатории? Вы еще в состоянии включить рентгеновский аппарат?

— Да, как будто.

— Тогда сделайте поскорее снимок, и как будет готово, сообщите мне тотчас.

— Какой снимок?

— Своего собственного черепа. Я хочу посмотреть, изменился ли наш мозг. Мне кажется, что я многое стал понимать!

— Что именно?

— Скажу, когда увижу снимок. — Легкая улыбка появилась на тонких губах Эллера. — Если это подтвердится, то мы ошиблись, анализируя случившееся. — Эллер долго изучал появившийся на экране снимок. Зрение сильно пострадало, и поэтому с трудом приходилось различать линии черепа. Снимок дрожал в руках Сильвии.

— Я прав, Блейк. Подойдите, если можете. — Блейк медленно доковылял. — Я едва вижу, что это такое. — Он, моргая, разглядывал снимок.

— Мозг подвергся сильным изменениям, взгляните на это увеличение, вот здесь. — Он обвел контуры лобной части. Как вы думаете, что это?

— Не представляю. Ведь эта область мозга приспособлена для высшего мышления.

— В этой части мозга происходят процессы познания окружающей нас действительности, развитие форм мышления и вообще способность мыслить. И именно здесь произошли изменения, увеличение черепа.

— Что же из этого следует? — спросила Сильвия.

— У меня есть теория. Может быть, она не соответствует истине, но уж слишком все объясняет. Она пришла мне в голову сразу же после исчезновения ногтей. Эллер уселся за пульт.

— Блейк, не надо думать, что наше сердце неуязвимо и слишком мощный орган. Лучше больше находиться в состоянии покоя. Мы очень сильно потеряли в весе и, может быть, позже…

— В чем суть вашей теории?

— Мы совершили скачок в эволюции, — начал Эллер. — На астероиде мы встретились с радиацией, ускорившей рост клеток. Но наши изменения происходили целенаправленно и быстро. Мы за несколько секунд эволюционировали и прошли через века, Блейк. Изменения в объеме мозга, исчезновение зрения, выпадение зубов, облысение, потеря массы тела… Но мозг прогрессировал и шагнул намного вперед. У нас развились высшие познавательные способности мышления.

— Эволюционировали? — Блейк медленно сел. — Вероятнее всего, это именно так.

— Я в этом просто уверен, и когда мы сделаем еще снимки, я смогу вам показать изменения внутренних органов: желудка, почек… Я думаю, что мы утратили часть…

— Эволюция! — встарил Блейк. — Она не результат хаотичных внешних депрессий, это означает, что весь органический мир содержит в себе закономерность и определенную направленность этой эволюции, а не определяется случаем.

ФАТА-МОРГАНА 3 (Фантастические рассказы и повести)

— Наша эволюция, — продолжал Эллер, соглашаясь, — пойдет дальше и даст широкий спектр побочных явлений. Интересно знать, что движет эволюцией.

— Это совершенно меняет все, — пробормотал Блейк. Главное, что мы не монстры. Мы… мы — люди будущего.

Эллер бросил взгляд на Блейка, он почувствовал что-то странное в его голосе.

— Да, с этим можно частично согласиться, — поправил Эллер, — но на Земле все равно нас будут принимать за чудовищ.

— Просчитаются, — сказал Блейк. — Да, они скажут, что мы чудовища, но это ведь не так: через несколько миллионов лет человечество догонит нас, ведь мы опережаем во времени, Эллер.

Эллер посмотрел изучающе на круглую, огромных размеров, голову Блейка. Он смутно различал лишь ее контуры из-за потери зрения. Хотя контрольный зал был хорошо освещен, ему казалось, что тут совсем темно, и мог различить лишь тени, и больше ничего.

— Мы — люди будущего, — сказал Блейк, нервно смеясь. Это бесспорно. Я теперь смотрю по-новому на все эти вещи, а совсем недавно я стыдился своего вида! Но сейчас…

— Что же сейчас?

— Теперь я сомневаюсь, что был прав.

— Что ты хочешь сказать?

Блейк промолчал и медленно встал.

— Куда вы?

Блейк с трудом пересек зал и вслепую нащупал дверь.

— Есть много новых моментов, которые я должен обдумать. Мы эволюционировали, наши возможности познания усовершенствовались. Я думаю, что мы во многом выиграли. — Он удовлетворенно обхватил свой огромный череп. — Я считаю, что и дальше будут происходить прогрессивные изменения, в дальнейшем мы будем считать нашу экспедицию «Великой», Эллер. Я верю, что вы выдвинули правильную теорию. Я чувствую большие изменения в моих способностях, у меня появилось изумительное изменение — умение логически мыслить, обобщать, находить невидимые ранее соотношения, которые…

— Стойте, — приказал Эллер. — Куда вы? Ответьте мне… ведь я еще пока капитан корабля.

— Я иду в свою кабину. Мне надо отдохнуть, мое тело не слушается меня. Может быть, придется придумать небольшие механизмы и, вероятнее всего, даже органы: искусственное сердце, легкие, почки. Я думаю, что наши сердечно-сосудистая и дыхательная системы долго не протянут, и поэтому надежда выжить небольшая. Мы скоро увидимся, до свидания, Эллер. Хотя, вероятно, я не должен был употреблять слово «видеть», — он слегка улыбнулся. — Это, — он указал руками на место, где раньше были глаза, — уступает место чему-то другому.

Блейк вышел и закрыл за собой дверь. Эллер слышал, как он медленно, слегка пошатываясь, шагал по коридору.

Капитан подошел к экрану видео.

— Сильв! Вы меня слышите? Вы слышали наш разговор?

— Да.

— Значит, в курсе, что с нами произошло?

— Крис, я почти ничего не вижу, я ослепла. — Эллер вспомнил игривые, живые прекрасные глаза Сильвии и немного загрустил.

— Мне жаль, Сильв. Я не хотел бы, чтобы мы остались такими, я хочу видеть нас прежними. Все эти изменения нам ни к чему.

— Зато Блейк считает, наоборот, что это все к лучшему.

— Послушайте, Сильв. Я хотел бы поговорить с вами, вы не могли бы подняться сюда, в контрольный зал, если, конечно, вы сможете. Я хотел бы, чтобы вы были со мной, я беспокоюсь о Блейке.

— Почему?

— Он что-то задумал. Он ушел не только отдохнуть, приходите, мы все решим вместе. Совсем недавно я считал, что мы должны вернуться на Землю, но сейчас я начинаю подумывать…

— Из-за Блейка? Высчитаете, что он…

— Поговорим, когда вы будете здесь. Но поднимайтесь осторожно, не спеша. Скорее всего, мы не вернемся на Землю, и на это есть свои причины. Приходите, объясню.

— Я приду, постараюсь, — ответила Сильвия, — подождите, и прошу вас, Крис, не смотрите на меня, я не хочу, чтобы вы меня видели такой.

— Я ничего не вижу, — объяснил Эллер, — и боюсь, что не увижу уже никогда.

Сильвия надела один из космических скафандров, находившихся в лабораторном шкафу. Костюм из пластика и металла хорошо скрывал формы ее тела. Она вошла и села за пульт. Эллер позволил ей отдышаться.

— Начинайте, — сказала она.

— Сильв, первое, что нам предстоит сделать, это уничтожить все оружие на борту нашего корабля. Когда Блейк вернется, я ему скажу, что мы не возвратимся на Землю. Он, естественно, разозлится и будет сопротивляться, может натворить разных глупостей. Я заметил, что он понимает противоречия мутаций, которые произошли с нами.

— А вы не хотите вернуться на Землю…

— Это опасно. Очень опасно.

— Блейк ослеплен новыми возможностями, — задумчиво сказала Сильвия. — Мы эволюционировали и опередили людей на миллионы лет в своем развитии, и этот процесс продолжается.

— Блейк мечтает возвратиться на Землю не как обычный человек, а как человек будущего. Он уже считает, что мы гении, а они — идиоты. Если процесс эволюционирования будет продолжаться, нам покажется, что люди — приматы, животные…

Наступило молчание, продлившееся несколько минут.

— Естественно, в такой ситуации у нас возникнет желание помочь им, руководить ими, мы ведь опередили их в развитии на миллионы лет. Мы сможем многое для них сделать, если они позволят управлять ими, вести их за собой.

— А если они восстанут против нашего влияния, у нас будут средства обеспечить наше господство, — вставила Сильвия. — Вы правы, Крис. Если мы вернемся на Землю, мы будем презирать человека как недоразвитое существо. Мы захотим учить их жить, управлять и руководить, добровольно или силой. Да, искушение будет велико.

Эллер встал и подошел к шкафу с оружием.

— Мы будем следить, чтобы Блейк не подходил к пульту управления в контрольном зале. Я переделаю программу нашего пути. Мы будем постоянно и постепенно удаляться от Солнечной системы и возьмем курс на какую-нибудь отдаленную часть Галактики, это единственный выход.

Он разобрал оружие, вынул стреляющее устройство, все механизмы разделил. Послышался шум. Они обернулись, стараясь разглядеть, в чем дело.

— Блейк, — спросил Эллер, — это вы? Я не вижу вас, но…

— Вы правы, — ответил Блейк. — Мы уже все ослепли, Эллер. Итак, вы уничтожили оружие, но это не помешает нам вернуться на Землю.

— Возвращайтесь в свою кабину, — крикнул Эллер. — Я капитан, и это мой приказ…

Блейк захохотал.

— Вы мне приказываете? Вы слепы, Эллер, но, я думаю, ЭТО вы все-таки сможете увидеть!

Что-то поднялось в воздухе вокруг черепа Блейка бледно-голубым облаком и закружилось вокруг него. Эллеру показалось, что он разрушается на бесчисленные осколки, которые постепенно растворялись…

Блейк вернул облако в крошечный диск, который держал в руке.

— Если вы еще помните, — спокойно объяснял он. — Я ПЕРВЫЙ попал под излучение. Поэтому я чуть-чуть опережаю вас в развитии. Оружие — это пустяки по сравнению с тем, чем владею я. Все оружие, находящееся на корабле, устарело на миллионы лет, а я держу в руках…

— Что это за диск? Где вы его взяли?

— Нигде, я сделал его сам, как только понял, что вы решили не возвращаться на Землю и уводите корабль как можно дальше от Земли. Но в настоящий момент, я боюсь, вы уже опоздали.

Эллер и Сильвия старались отдышаться. Эллер откинулся на поручни, измученный, с ослабевшим сердцем, не сводя еле видящих глаз с диска, который держал в руках Блейк.

— Мы будем продолжать путь к Земле, — сказал Блейк. Вы не сможете изменить наш курс, мы идем прямо на космодром Нью-Йорка. Мы должны вернуться, Эллер. Это наш долг перед человечеством.

— Наш долг?

— Конечно! — с легкой ухмылкой ответил Блейк. — Человечество нуждается в нас. Мы сможем во многом помочь человечеству. Как видите, я стал улавливать некоторые ваши мысли, хотя и не все, но достаточно, для того чтобы узнать, что вы задумали. Вы скоро заметите, что мы начнем терять речь как средство общения, начнем подключаться непосредственно к…

— Вы научились читать мысли, наверное, тогда вы знаете, почему мы не должны возвращаться на Землю.

— Я знаю, о чем вы думаете, но ошибаетесь. Мы должны вернуться на Землю для их же блага. — Блейк рассмеялся. — Мы можем во многом помочь им. Мы модифицируем их, под нашим руководством изменится наука, мы переделаем все порядки на Земле. Мы, трое, очистим расу, создадим новую и расселим ее по всей Галактике. Наш бело-голубой флаг будет развеваться повсюду. Мы сделаем Землю сильной, и она будет править Вселенной.

— Значит, вот вы что задумали, — сказал Эллер. — А если Земля откажется от нашего руководства? Что тогда?

— Очень даже может быть, что земляне и не поймут, согласился Блейк, — наши приказы должны выполняться, даже если их смысл и не понятен. Вы сами командовали кораблем, вы это знаете. Для блага Земли и для…

Эллер вскочил. Он пытался нащупать противника. Но силы подвели его. Не добежав до Блейка, он упал, тяжело дыша. Ругаясь, Блейк сделал несколько шагов назад.

— Идиот! Не задумали ли вы… — Диск засветился, голубое облако ударило в лицо Эллера. Он пошатнулся и упал набок. Сильвия поднялась с трудом и медленно направилась к Блейку. Он резко повернулся к ней и взмахнул диском. Взлетело второе облако. Сильвия вскрикнула, облако пожирало ее.

— Блейк!

Качающийся силуэт Сильвий упал. Эллер, поднявшись на колени, схватил Блейка за руку. Пытаясь вырваться, Блейк потянул Эллера за собой, тот почувствовал, что силы покидают его, скользнул по полу и ударился головой. Рядом с ним лежала неподвижная и молчаливая Сильвия.

— Убирайтесь от меня, — буркнул Блейк, держа в руках диск. — Я же могу и вас точно так же разрушить, как и ее. Вам ясно?

— Значит, вы ее убили, — зарыдал Эллер.

— В этом ваша вина. Вы видите, чего вы добились в этой схватке. Отойдите! Если вы осмелитесь приблизиться ко мне, я снова выпущу облако и с вами тоже будет покончено.

Эллер лежал, не двигаясь и не отрывая взгляда от молчаливой фигуры Сильвии.

— Отлично, — усмехнулся Блейк, удалившись на большое расстояние. — Мы летим на Землю, и вы будете вести корабль, а я буду работать в лаборатории. Я умею читать ваши мысли, так что предупреждаю: если вы рискнете изменить курс, я тотчас буду знать об этом. И забудьте о Сильвии! Мы остались вдвоем, и этого достаточно, чтобы выполнить все задуманное. Уже через несколько дней мы войдем в Солнечную систему, и тогда придется много работать… Вы можете подняться?

Эллер медленно встал, опираясь на поручни.

— Хорошо, — сказал Блейк. — Мы должны тщательно подготовиться. Возможно, нас ждут трудности в общении с землянами на первых порах. Скоро ваше развитие приблизится к моему, и вы сможете помогать мне. Мы будем работать вместе над новыми изобретениями.

Эллер с презрением посмотрел на него.

— Неужели вы думаете, что я вам буду помогать? — спросил он и повернулся к неподвижно лежащей фигуре. — И вы полагаете, что после ее гибели я буду с вами?

— Эллер, — неторопливо выдавил Блейк, — вы меня удивляете. Вы должны думать со мной в одном направлении и под одним углом, ведь на карту поставлено слишком многое.

— Значит вот как вы собираетесь обращаться с людьми? И такими средствами хотите помочь им?

— Вы занимаете более реалистичную позицию, — спокойно ответил Блейк, — но поймите, что люди будущего… — Они стояли друг против друга, и на лице Блейка мелькнуло выражение сомнения.

— Вы должны смотреть на вещи по-новому, и вы это сделаете. — Он слегка нахмурился и приподнял диск. — Какие у вас сомнения? — Эллер не ответил. — Может быть, — задумчиво произнес Блейк, — вы на меня злитесь. Может, случай с Сильвией помутил ваш рассудок, меня это наталкивает на мысль, что я обойдусь и один. Если вы не хотите присоединиться ко мне, я перешагну через ваш труп. Я обойдусь своими силами, Эллер. Пожалуй, это даже лучше. Рано или поздно такой момент выбора для вас настанет.

Вдруг Блейк завопил. Крупная светящаяся фигура отделилась от стены и медленно стала продвигаться по залу. Сразу показалась другая, третья… Всего их было пятеро, они слегка трепетали, мигая каким-то внутренним светом. Все они были на одно лицо и ничем не отличались друг от друга, без каких-либо характерных черт. Фигуры расположились в центре контрольного зала. Они бесшумно парили над полом, как бы выжидая. Эллер смотрел на них, не отрываясь, а Блейк опустил свой диск. Он стоял неподвижно, бледный, раскрыв рот от удивления. Внезапно Эллера осенила мысль, и он вздрогнул от ужаса. Он не видел фигур ослепшими глазами, но чувствовал их новыми органами восприятия. Он задумался и понял, почему эти контуры фигур не были отчетливыми и почему воспринимались совсем одинаковыми. Это была энергия в чистом виде.

Блейк пришел немного в себя.

— К-как? — заикался он, двигая диском. — Кто?

Но мысль, возникшая в голове Эллера, перебила Блейка. Она была твердая и четкая: «Сначала девушку». Две фигуры двинулись к безжизненному телу Сильвии, лежавшему недалеко от Эллера, и зависли над ней, блестящие и трепещущие. Часть сверкающей короны отделилась, упала на тело девушки и окружила его пылающим огнем.

«Достаточно, — пришла вторая мысль, через несколько секунд. Корона поднялась. — А теперь того, с оружием».

Одна фигура двинулась к Блейку. Он попятился к выходу, дрожа от страха.

— Кто вы? — спросил он, поднимая диск. — Откуда вы взялись?

Фигура продолжала к нему приближаться.

— Стойте! — закричал Блейк. — Иначе…

Голубое облако проникло в фигуру, она чуть вздрогнула и поглотила облако, потом двинулась снова. Челюсть Блейка отвисла от удивления. Пятясь, он отступил в коридор, прикрыв за собой дверь. Фигура остановилась в нерешительности перед дверью. К ней подошла вторая. Светящийся шар вышел из первой фигуры и покатился за Блейком. Он окутал его и погас. Там, где стоял Блейк, не было никого, вообще ничего.

«Неприятно, — сказала вторая мысль, — но это необходимо. Девушка ожила?»

— Да.

— Хорошо.

— Кто вы? — поинтересовался Эллер. — А как Сильв? Она жива?

— Девушка поправится. — Фигуры собрались вокруг Эллера. — Мы могли вмешаться до начала событий, но мы предпочли подождать, пока тот, кто держал оружие, овладеет ситуацией.

— Значит, вы были в курсе происходящих событий с самого начала?

— Да, мы все видели.

— Но кто вы? Как вы сюда попали?

— Мы здесь были все время…

— Здесь?

— Да, на борту корабля. Ведь первую дозу облучения получили мы, а не вы, как предполагал Блейк. Наша метаморфоза началась значительно раньше, чем его. Нам пришлось пройти большой путь в своем развитии. Ваша раса эволюционировала мало, произошли лишь небольшие мутации: чуть увеличился череп, исчезли волосы. Нашей расе, наоборот, пришлось пройти весь путь с самого начала.

— Ваша раса? — Эллер оглянулся вокруг. — Значит, вы…

— Да, — пришла спокойная мысль. — Вы правы. Мы хомяки из лаборатории, которых вы взяли для опытов. Но мы не в обиде на вас, и ваша раса нас вообще не интересует. В известной степени мы многим вам обязаны, именно вы помогли нам выйти на новый путь. Мы увидели наше предназначение за несколько коротких мгновений. За это мы вам и признательны, и думаю, что уже расплатились: девушка ожила и приходит в себя, Блейк исчез. Вам разрешается продолжить ваш путь и вернуться на вашу планету.

— Возвратиться на Землю? — переспросил Эллер, нахмурившись. — Но…

— Мы все детально обсудили и пришли к единому мнению. Нет никакой необходимости оставаться вам здесь, в дальнейшем ваша раса достигнет определенного уровня развития, и нет смысла торопить события. Но перед своим отбытием мы решили сделать кое-что для вашего общего блага и для вашей расы вообще. Вы сейчас все поймете.

И первой фигуры мгновенно вылетел огненный шар и завис над Эллером, коснулся его и перешел к Сильвии.

«Это лучше, — констатировала мысль, — вне всякого сомнения».

Они смотрели в иллюминатор. Первый светящийся шар отделился от стенки корабля и стал удаляться в пространство.

— Смотрите, — закричала Сильвия.

Шар света быстро удалялся от корабля, набирая скорость с невероятной быстротой, вслед за ним пустился еще один. За ним третий, четвертый и наконец пятый. Все они растворились в глубине космоса.

Как только они исчезли с поля видимости, Сильвия обернулась к Эллеру, глаза блестели.

— Вот и все закончилось. Интересно, куда они направились?

— Кто знает, но, вероятно, далеко, как можно дальше от нашей Галактики.

Эллер обернулся и протянул руки к волосам Сильвии.

— Вы знаете, — сказал он, широко улыбаясь, — ваши волосы стоят того, чтобы их видеть, это самые прекрасные волосы в нашей Вселенной.

— Сейчас нам любые волосы покажутся самыми красивыми, смеясь, добавила она. — Даже ваши, Крис.

Эллер долго смотрел на нее и наконец сказал:

— Они правы!

— А именно?

— Так гораздо лучше, — Эллер смотрел на девушку, на ее волосы, темные глаза, красные горячие губы, знакомый стройный силуэт. — Я согласен… Тут нет никаких сомнений.

ФАТА-МОРГАНА 3 (Фантастические рассказы и повести)



Генри Слизар ПОСЛЕ… ( Перевод с англ. И. Невструева) | ФАТА-МОРГАНА 3 (Фантастические рассказы и повести) | Жак Стернберг УПОЛНОМОЧЕННЫЙ ( Перевод с франц. И. Горачина)



Loading...