home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


7

Конференция наконец закончилась, прозвучали последние вопросы, были получены последние ответы. Докладчики с серыми гребнями отложили указки и свернули карты. Подписывающий Синворет и Гэзер Ройфуллери вместе вернулись в свои апартаменты.

— Великолепная, исчерпывающая информация, — прокомментировал Гэзер, записавший всю конференцию на пленку.

— Исчерпывающий почти до скуки, — согласился Синворет.

— Я много узнал о жизни двуногих, — сказал Ройфуллери, тактично осуждая ничего не значащий ответ.

— А я нет, — сухо заметил Синворет. — Мне просто показали, как трехногие существа видят жизнь двуногих. Мало сказать, что партассианцы никогда не делились на народы и не вели между собой войн, а у землян это было в порядке вещей, нужно помнить и то, что мы развивались на разных планетах. На Партассе не было и экстремальных температур, и непреодолимых горных хребтов, медлительные реки были скорее дорогами, нежели препятствиями, а прежде всего не было морей. Так что причины, по которым у нас никогда не было наций, скорее физической, чем психической природы. Может, по этой причине двуногие существа более сложны, чем мы.

Ройфуллери шевельнул гребнем, слыша такую ересь, но ничего не сказал, удовлетворившись мыслью, что те, кого считают более простыми, вероятно, правы.

— Наша простота, — продолжал Синворет, — помогла нам занять главенствующее положение среди других видов Галактики, но это не значит, что мы не должны уважать двуногих, а именно таков был смысл услышанного нами на конференции…

И на это Ройфуллери ничего не ответил. Он чувствовал, что его начальник прибыл на Землю с твердым намерением найти виноватого. Он был настроен необъективно, и этим следовало осторожно заняться. Ройфуллери тихонько вздохнул.

Подписывающий отправился к себе на квартиру, но отдыхать не стал. Минут пять он провел в позеджармы, потом переоделся в менее броский мундир и пошел искать выход из дворца. Раггбол, его личный телохранитель, следовал за ним на некотором расстоянии.

Через боковую дверь Синворет вышел во двор, постоял немного, глядя на зеленое свечение поля над головой, потом прошел через двор к воротам. Охранник узнал его, отсалютовал и пропустил.

Когда дворец скрылся из виду, Синворет остановился на углу улицы, телохранитель поспешно замер в двух шагах от него.

Он прибыл на Землю с твердым намерением получить информацию из первых рук. Больше всего ему хотелось поговорить с каким-нибудь туземцем, хотя, судя по многолетнему опыту, все сказанное жителем Губернии будет противоречить мнению жителя извне. И все же это было очень важно, хотя бы для сравнения. На улице находилось мало прохожих, и все были партассианцами, шагающими торопливо, словно на работу или с нее. Синворет не обращал на них внимания.

Маршал Терекоми наблюдал всю эту сцену из комнаты Комиссариата Полиции. Нажимая кнопки, он мог получить на экране изображение различных стратегических точек на улице Города. Это было одно из устройств, от которых не рискнули отказаться ни Пар-Хаворлем, ни Терекоми, когда строили этот новый город. Изощренная система подслушивания и наблюдения в каждом помещении отпадала, поскольку такое беззаконие выдало бы наличие режима любому пытливому врагу, но несколько камер в общественных местах были необходимы для поддержания порядка.

Цветное изображение Синворета и его телохранителя отчетливо виднелось на экране. Терекоми поднял руку вверх.

— Предприимчивый тип, — сказал он своему помощнику. Охотится за туземцами, насколько я знаю дипломатов. Что ж, один ему попадется.

Он перешел в соседнюю комнату к радиостанции. Схема на стене изображала план города, а перемещающиеся огоньки указывали местонахождение партассианцев и землян, тайных агентов Терекоми.

Найдя одно из пятен с нужным номером, Терекоми набрал радиофонный номер и заговорил.

— Вызываю Е 336. Объект и один сопровождающий стоят на углу Эссреп им Фандандал. Ты к ним ближе всех. Подойди и действуй по инструкции. Старайся, я буду слушать. Вперед!

Терекоми вернулся к экрану в большой комнате.

Через несколько секунд из-за угла вышел землянин, едва не налетев на Синворета.

— Боюсь, что мы, партассианцы, занимаем много места, немедленно воспользовался случаем Подписывающий. — Удивительный закон Вселенной заключается в том, что трехногие всегда по крайней мере в два раза больше двуногих. Полагаю, ты знаешь партассианский?

— Разумеется, — ответил землянин с ноткой раздражения в голосе. — Знание вашего языка — одна из черт культурного человека. Ваш язык гораздо изящнее нашего.

— Значит, вас восхищает партассианская культура?

— Вы, кажется, приезжий?

— Вы правы, это мой первый визит на Землю, — сказал Подписывающий.

— Это очень интересно. Значит, вам неизвестно о соревновании двуногих за право служить в вашем великолепном Городе и благодаря этому общаться с настоящей цивилизацией.

— Но неужели приятно проводить в скафандре большую часть дня?

— Даже у неба есть свои темные стороны, господин.

Сказав это, землянин поклонился и пошел дальше. Подписывающий не пытался анализировать этот разговор, его ошеломил вид лица двуногого. Впервые за многие годы он увидел подобное существо вблизи, а не на фотостате, и понял, что пережил шок, моральный шок. Лицо — землянина с открытыми отверстиями было отвратительным, Короче говоря, реакция его была примитивной и эгоцентричной.

— Старею, — печально сказал он сам себе. — Может, и не следовало сюда приезжать. Но до чего же отвратительны их лица!

Не обращая внимания на Раггбола, он тяжелыми шагами вернулся во дворец и закрылся в своем апартаменте, не желая видеть даже Ройфуллери.

Впервые осознал он тяжесть ответственности, лежащей на нем. Он прибыл сюда, чтобы открыть правду, но правда всегда бывала эфемерной, и на всех четырех миллионах планет, которые колонизировала Партасса, встречались лишь ее местные варианты. В сложной вселенной правда, как и время, может быть и объективной и субъективной, и примирить их невозможно, Синворет вдруг ощутил одиночество и тоску по дому. Ему казалось, что даже воздух здесь, в сердце Губернии, отвратительно воняет кислородом.

Весь вечер он избегал компании и не покидал своего апартамента. Нельзя было сказать, что Пар-Хаворлем был этим недоволен; он не решился позвонить в комнату Подписывающего, но надеялся, что высокий гость испытывает тоску по дому. Впрочем, ностальгия Синворета прошла, как только заработал его аналитический ум.

Его вместительная, натренированная джармой память прокрутила ему весь разговор с землянином. Он не мог проверить этого экспериментально, но чувствовал в нем что-то искусственное. Некоторые обороты речи двуногого звучали фальшиво, даже принимая во внимание факт, что он говорил на чужом языке. «Даже у неба есть свои темные стороны». Что за банальность? И это сочетание — «мы, двуногие»! Разве представитель своеобразной культуры 5Ц мог назвать себя таким образом? Нет, нет, от этого несет обманом.

А взять его появление. Единственный землянин в округе появляется внезапно и так торопливо, словно по заказу. А его уход? Словно сыграл роль и с облегчением ушел. А может, ему это только кажется?

Приподнявшись, Синворет вызвал Гэзера Ройфуллерр на совещание.

Примерно в это же время Пар-Хаворлем тоже созывал совещание. Гэри Тоулер скромно сидел перед ним в кресле, которое по сравнению с мебелью Губернатора выглядело просто кукольным.

— Мы знакомы со времени моего пребывания на Земле, — сказал Пар-Хаворлем Главному Переводчику. — Думаю, мы знаем друг друга настолько хорошо, насколько это возможно между разными расами. Несомненно, ты понимаешь, что я всегда старался делать все возможное для твоих строптивых соплеменников. Теперь мои старания подвергаются сомнениям. Скажу тебе честно, Гэри Тоулер, Подписывающий прибыл сюда с целью провести инспекцию, решив доказать, что вокруг меня ширится коррупция. Подписывающий Синворет всего лишь пешка в политической игре на Партассе. Он хочет заменить меня одним из своих ставленников, диктатором, который, несомненно, задушит Землю и ее народ.

Так вот какую позицию занял Хав! Тоулер задумался. Короче говоря, спасите меня или получите кого-нибудь еще хуже. Угроза была неприкрытой, но подход довольно тонким. Он согласно кивнул и ждал продолжения.

— Как видишь, Гэри Тоулер, опасности подвергается и ваше, и мое будущее. С твоей помощью мы можем справиться с опасностью.

— Я всего лишь представитель подчиненной расы, господин.

— Я сказал, что с твоей помощью мы можем с этим справиться, Ты мой Главный Переводчик и будешь приписан к Синворету на время его пребывания здесь.

— Это большая честь, — сказал Тоулер, думая, что эта ложь может оказаться услугой Земле.

— Да, честь, но и серьезная ответственность, которая будет хорошо вознаграждена. Ты говоришь по-партассиански не хуже нас, а Подписывающий, разумеется, не знает ни одного земного диалекта. В контактах с туземцами он будет целиком зависеть от тебя. Ты должен позаботиться о том, чтобы он не слышал никаких фальшивых или злостных высказываний, свидетельствующих об отсутствии понимания трудностей, с которыми нам приходится бороться. Никакие предубеждения против нашего правления не должны дойти до ушей Синворста. Одним словом, ты будешь переводчиком и цензором. Ясно?

— Ясно, господии. Если туземец говорит: «Все запасы наших металлов экспортируются», я переведу Подписывающему: «Наши металлы не экспортируются».

Гребень на голове Пар-Хаворлсма шевельнулся, и Губернатор встал.

— Я вижу, что ты умен, Гэри Тоулер, — сказал он, наклоняясь над землянином. — Это не угроза, но хочу предупредить, что за тобой будут следить.

— Понимаю.

— Отлично. Один из служащих Маршала Терекоми детально проинструктирует тебя, и утром ты явишься к Подписывающему. Понял?

Тоулер встал и кивнул.

— Это все?

— Нет. — Широкие плечи шевельнулись властным жестом. Еще одно, и это уже мое личное замечание. Ни один землянин никогда не был на Королевской планете Партассы. Если этот дерзкий визит закончится благополучно, клянусь, ты туда поедешь и сможешь забрать с собой кого захочешь. В специально построенных городах там живет множество существ, дышащих кислородом, и тебе было бы там удобно. Кроме того, ты стал бы известен, и, что наверняка понравится твоей альтруистической натуре, был бы послом своей планеты, и мог бы свободно выступать от ее имени. А если тебе не понравится на Партассе, ты и сопровождающая тебя особа можете перебраться на одну из планет типа Земли, которую сами выберете. Иди и подумай над этим предложением.

Тоулер закусил губу. Вот оно, предложение, которое предвидел Риварс. Над ним действительно стоило подумать. По сравнению с предложением вождя повстанцев, говорившем о десяти акрах земли и доме, это было достаточно, чтобы вскружить голову такому темпераментному человеку, как Тоулер.

Даже на мгновение не возникло у него мысли о соглашении с Пар-Хаворлемом, но простое выслушивание предложения доставило Тоулеру удовольствие. Оказывается, новые двери могут, как по мановению волшебной палочки, открываться даже перед человеком его возраста. И если бы Элизабет вошла с ним в эти двери…

Весь дрожа, он вышел из кабинета, удовлетворение ослабело. Предстоящие действия уже не виделись ему так отчетливо, как прежде, а моральный сумбур в голове причинял боль. Однако вместо попыток прояснить ситуацию он добавил еще один вопрос: нельзя ли действовать с выгодой и для Риварса, и для себя? Иными словами, нет ли способа передать Синворету доказательства Риварса — какими бы они ни были и откуда бы ни пришли — так, чтобы Пар-Хаворлем ничего не узнал об этом?

Следовало обязательно подумать об этом. Прежде чем идти к Терекоми за инструкциями, Тоулер заглянул в комнату переводчиков. Проходя через воздушный шлюз, он снял шлем.

Когда он вошел, четверо людей повернулись, внезапно оборвав разговор. Тоулер смущенно, остановился, потом подошел к ним. В комнате находились Элизабет, Ларденинг, Хеттл и Ведман. Двух последних обычно прикрепляли к Дворцовой Полиции. Только Элизабет улыбнулась Тоулеру.

— Как дела? — просто спросила она.

— Хав назначил меня переводчиком Синворета на время его в визита.

Хеттл кашлянул. Их реакция была враждебной, но без удивления.

— Значит, ты сможешь сказать Синворету, насколько здесь плохо, — заметил Ведман.

— Трудно будет остаться с ним наедине. За нами будут наблюдать, — сказал Тоулер.

После этих слов Хеттл подбежал к нему. Был он низеньким, темным мужчиной с волосатыми руками.

— Слушай, Гэри, эта неделя для нас единственный шанс, и мы его не упустим. Если тебе не хватает смелости, чтобы рассказать обо всем Синворету, приведи его сюда и мы скажем ему сами. Это крупная рыба, и он вышвырнет Хава, если узнает, какой тот опасный фанатик.

Тоулер отступил, лицо его было мрачно.

— Пойми одно, Ци — Хав далеко не фанатик. Фанатизм выгорает сам по себе, а Хав никогда не угомонится. Жестокость, эксплуатация, тирания для него не образ жизни, а просто хобби. Именно потому он более опасен, чем тебе кажется…

— Если ты так считаешь, то почему ждешь? — спросил Ларденинг, скорее с любопытством, чем со злостью.

— Потому что он опасен, потому что за нами наблюдают, потому что ситуация более деликатна, чем тебе кажется.

Этого говорить не следовало, деликатность ситуации касалась главным образом его самого. И тем не менее все умолкли, кроме Элизабет.

— Не вижу проблемы, Гэри, — сказала она. — Наша позиция достаточно ясна: Синворет должен узнать о фактах, которые Хав желает скрыть. С каждым днем Хав становится все хуже, сегодня днем он едва не убил Клотильду. А вчера исчезла одна из девушек, работающих на компьютерах, и похоже, это его рук дело.

Питер Ларденинг положил руки ему на плечи.

— Я поговорю с Синворетом, — сказал он. — Я не боюсь нулов.

— Я тоже не боюсь, — сдавленным голосом сказал Тоулер, делая шаг вперед.

— Почему же ты этого не докажешь? — почти шепотом спросил Ларденинг.

Они не собирались уступать. Элизабет смотрела на Тоулера, и он поднял сжатый кулак, но Ларденинг презрительно оттолкнул его открытой ладонью.

— Иди к черту, Тоулер, — сказал он, — но сначала займись Синворетом.

Он направился к двери, Хеттл и Ведман, взяв шлемы, пошли следом.

— Вы ничего не понимаете, глупцы! — крикнул Тоулер. — Нам ничего не нужно делать, Синворет сам увидит, что происходит.

Ларденинг повернулся и кивнул Элизабет.

— Пошли, — нетерпеливо сказал он.

— Я останусь здесь.

Дверь хлопнула, и они остались вдвоем с Тоулером. Тоулер схватил ее за руки со слезами на глазах. Ему столько нужно было сказать ей, что его настоящее «я» не участвовало в этой унизительной сцене, что он храбрее, чем они думают, что мечтает о ней и надеется.

— О, Элизабет, я так люблю тебя! — воскликнул он.

К его удивлению, эта высокая, прекрасная женщина прижалась к нему, а он страстно целовал ее шею, а потом откинул голову назад, чтобы заглянуть ей в глаза.

В них сияло то же чувство, что у него. Ее кошачье треугольное личико изменилось, и Тоулер рассмеялся, гладя рукой ее удивительные волосы.

— Почему? — спросил он. — Почему, Элизабет, почему?

— Когда ты стоял перед ними, я вдруг поняла всю твою жизнь, твое одиночество и правоту. О, Гари!

Они смеялись, пока он не поцеловал ее в мягкие, хищные губы. Несколько месяцев он провел вдалеке от нее. Элизабет уезжала по службе в восточную подгубернию. Тоулер знал, что в последнее время она чаще встречалась в Ларденингом, чем с ним, и все же взаимное понимание привело к тому, что время, проведенное отдельно, не имело значения.

Его любовь и благодарность окружила ее, как тень. Только Элизабет знала, что он вынужден вести двойную игру.


предыдущая глава | ФАТА-МОРГАНА 8 (Фантастические рассказы и повести) | cледующая глава



Loading...