home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


8

На город снова опустился вечер, и ослабевший свет смягчал напряжение, нараставшее в течение дня. За пределами Города до вечера оставалось еще несколько часов. На Холмах Берн, где люди и существа, похожие на них, сражались и погибали, светило солнце, накладывая тонкий и бесполезный компресс на кровоточащие раны. Город жил по своему собственному времени, был замкнутым миром со своими проблемами. Для большинства его жителей он вполне мог быть космическим кораблем, дрейфующим в межгалактической ночи, настолько слабым был их контакт с Землей.

Однако изменения происходят даже в самой неизменной среде. Сам Город не был тем старым Городом, а лишь его меньшей и более новой версией. Для живущих в нем землян различия были почти незаметны, однако вызывали какую-то неопределенную перемену в их жизни.

Была и более очевидная перемена. На одном краю туземного района находилась полоса голой земли, и здесь Пар-Хаворлем, играя роль великодушного деспота, приказал построить на время визита Синворета что-то вроде Луна-парка.

Это был довольно скромный Луна-парк. Нулы имели собственную концепцию развлечений и не предавались им публично, как большинство двуногих. Кроме того, многие аттракционы не были приспособлены к физическим и умственным возможностям подчиненной расы. Например, там было кино, где показывали фильмы для трехглазых существ типа нулов.

И все-таки Луна-парк пользовался успехом у жаждущих впечатлений землян из Города. По крайней мере, кафе его снабжалось хорошо.

Гэри Тоулер сидел за одним из столиков, потягивая легкий тонизирующий напиток. Он ждал Элизабет, и настроение у него было лучше, чем обычно.

Впервые видел он жителей Города в праздничном настроении. Снаружи, в разрушающихся земных городах, еще сохранились некоторые древние культуры, но здесь, среди чужаков, они давно умерли. Однако, сидя под зонтиком в ожидании привлекательной женщины, можно было поверить, что радость жизни может вернуться. Несколько пар пытались танцевать в такт партассианской музыке.

Пора бы уже появиться Элизабет. Тоулер вышел из кафе и пошел среди павильонов. Внезапно он увидел Элизабет на другой стороне улицы, она быстро шла между Хеттлом и Ведманом. При виде переводчиков Тоулер почувствовал укол ревности и торопливо двинулся за ними. Ревность сменилась предчувствием неприятностей.

Три фигуры мелькали среди других пешеходов, а когда он почти нагнал их, исчезли в округлом здании. Только последний знак «ДЖАРМБОРИ» над входом в серо-коричневое строение указывал на его связь с развлечениями.

Тоулер нерешительно остановился, он не хотел никому мешать. В другое время он просто ушел бы, но сегодня его мучили дурные предчувствия. Он вынул монету в три бьяксиса и бросил ее в отверстие. Дверь раскрылась, и он вошел.

Внутри в круглом зале царил полумрак, мрачный вальс тяжело давил на уши. Около ста кресел — больших, для нулов стояли вокруг какого-то устройства, и на каждом имелось некое подобие наушников. Это мог быть тайный зал суда или даже лекционный зал. Внутри никого не было, кроме Элизабет и двух полицейских переводчиков.

— Гэри! — облегченно воскликнула Элизабет.

Она направилась было к нему, но Хеттл придержал ее за талию.

— Останься здесь, — приказал он. — Чего ты хочешь, Тоулер?

— Я хочу забрать мисс Фоллодон.

— Мы разговариваем с ней. Убирайся.

— Минуточку! — вмешался Ведман.

Как ни в чем не бывало он подошел к Тоулеру.

— Лучше останься здесь. То, что мы хотим сказать, прямо касается и тебя.

— Я только хочу… — начал Тоулер, но закончить ему не дали. Внезапно Ведман сильно ударил его в солнечное сплетение, Тоулер согнулся пополам и со стоном упал на пол.

Элизабет вскрикнула, Хеттл растерялся. До сих пор ему казалось, что Ведман просто выполняет приказы.

— Зачем ты это сделал? — спросил он. — Это было лишнее.

— По-моему, все и так ясно. Лучше, чтобы Тоулер был здесь, где мы можем держать его под контролем. Мы не знаем, на чьей он стороне — ты же видел, что он следил за нами. Вероятно, продался Хаву. Чем меньше риска, тем лучше. Помоги мне, быстрее! Элизабет, стой на месте, с Тоулером ничего не случится.

Хеттл и Ведман затащили Тоулера на ближайшее кресло. Удар оглушил его, и он не сопротивлялся.

— Пристегни его сюда, — сказал Ведман.

Они сунули руки и ноги мужчины в зажимы на кресле, затем Ведман с насмешливой улыбкой надел Тоулеру наушники.

— Тебе будет здесь удобно, — прошептал он, потом огляделся.

Около самого выхода находился пульт управления. Ведман энергично подошел к нему и принялся манипулировать переключателями. Когда он нажал кнопку, свет погас. Он снова включил его и продолжал нажимать кнопки. Дверь плотно закрылась.

— Хорошо, теперь нам не будут мешать, — угрюмо заметил он, возвращаясь к Хеттлу и девушке.

— Я улажу все с Элизабет, — тихо сказал Хеттл. Неожиданный поворот дела заставил его почувствовать себя неуверенно.

— Начинай. Ты же знаешь, что она не в моем вкусе.

Хеттл взглянул на Элизабет. Она была холодна и спокойна, и лишь глаза выдавали ее злость. Начало было не из лучших.

— Элизабет, мне очень жаль, — сказал он неожиданно мягким голосом? — Мы не палачи, но ситуация такая напряженная… С Гэри Тоулером ничего не случится. Мы делаем это не для себя, а ради всех.

— Цель, как обычно, оправдывает средства, — спокойно сказала она. — Хорошо, Ци, чего вы хотите, что пришлось закрыть меня здесь?

— Мы хотим, чтобы сегодня вечером ты убила Пар-Хаворлема, — резко вступил в разговор Ведман.

Сознание устремилось вовнутрь, регистрируя лишь импульсы боли, которые, выходя их желудка Тоулера, рассеивались по всему его организму, как испуганные рыбы. Задолго до того, как они утихли, появился новый сигнал, приковывающий внимание, доминирующий.

Этот сигнал говорил Тоулеру, что он нул, и постепенно сквозь человеческую боль он все более понимал, что перестал быть человеком. Его цилиндрическое тело имело три с половиной метра высоты и медленно двигалось в просторной комнате, где стояли два других нула, сплетенные руками. Схватив, они наклонили его назад, и это было гротескно, но приятно. Их глазные стебли соприкоснулись, и он снес нечто, похожее на яйцо — скользкое, студнеобразный шарик с черными полосами. Двое остальных подняли шарик, вложили ему под одну руку, потом под другую. Шарик передвигался с удивительной скоростью, словно был живым существом.

Тоулера охватил ужас, и он вяло открыл один глаз. Он по-прежнему был нулом, но теперь сквозь фигуры своих партнеров заметил трех разговаривающих двуногих существ, одно из которых было женского пола. С огромным трудом он узнал в ней ту, которую любил. Он даже вспомнил ее имя. Элизабет.

В этот момент галлюцинация несколько изменилась. Теперь ему казалось, что он одновременно и нул, и человек. Желая лучше видеть, он тряхнул головой. Ведман плохо надел наушники, и сейчас они сползли.

Тоулер сознавал и то, что его окружало. Какая-то часть его продолжала оставаться нулом, совершающим странный, эротический танец, но в то же время он понимал, что находится в «Джармбори». В этом округлом здании предлагали коммерческую версию танца джарм, а «наушники» стимулировали мысли, которые должны были доставлять удовольствие. Вероятно, будь Тоулер нулом, он чувствовал бы себя очень хорошо.

Остатками сил Тоулер отталкивал клубящиеся образы, но пока он был прикреплен к креслу, представление продолжалось. Теперь его руки сплетались с руками остальных нулов. Они держали в них яйцо, теплое между их цилиндрическими телами и одновременно с этим он слышал фрагменты разговора трех людей.

— Кроме того, мы обеспечим, мы обеспечим тебе бегство с планеты, — сказал один из них. — Транспортный корабль Гебораа, который привез Синворета, сегодня вечером покинет Город. Мы с Ведманом говорили с одним из экипажа, и он гарантирует, что незаметно проведет тебя на корабль и спрячет в пустом баке из-под воды.

— Я не могу это сделать, Ци, — ответила девушка по имени Элизабет. — Уже были покушения на жизнь Хава и все — неудачные. Трудно убить нула, к тому же я не настолько сильна. Их кожа почти пуленепробиваема, а тело такое твердое.

— У нас есть план, — настаивали двое мужчин. — Сегодня вечером ты будешь переводчиком Хава в ночную смену. Добейся, чтобы он тебя схватил и поднял.

Теперь они танцевали вместе, держа яйцо посредине, их ноги перемещались по земле, поднимая пыль, Окутывавшую их забвением.

— Ты знаешь его странную склонность к женщинам. Мы дадим тебе нож, он у нас с собой. Когда он будет тебя поднимать, ты ударишь, целя в подмышку — там у них слабое место.

— Я не могу этого сделать.

— Мы будем рядом, если что-то случится.

— Я не могу этого сделать.

Они нисколько не устали и были оживлены. Теперь яйцо находилось в центре крутящейся вселенной. А вселенная была тройственной: все было тройственно, весь мир, все его стихии. Три бога, три тела, три полюса компаса.

— Вы не можете требовать, чтобы я это сделала. Это просто безумие!

— Это необходимо. Мы много требуем, но другого выхода нет.

— Вы сошли с ума, Ци. Мы уже столько раз говорили об этом. Даже если Хав будет просто ранен, Терекоми перебьет всех в Городе.

— Возможно. Но пока здесь Синворет, у них связаны руки.

— Ерунда! Он убьет Синворета и свалит вину на нас.

— Хватит болтать, Элизабет. Мы должны попробовать. Шанс невелик, но мы должны его исполнить. Видишь своего друга? Или ты согласишься сделать это сегодня вечером, или я перережу ему горло…

— Я не могу! Ты спятил! Ци, останови его!

— Невелика потеря.

— Ну, пожалуйста, не надо!

— Тогда соглашайся!

— Смотри…

ФАТА-МОРГАНА 8 (Фантастические рассказы и повести)

В безумном танце Тоулер смотрел, как они идут. Они кружили, не видя вселенной в вихре самих себя, острыми краями ног вонзаясь в землю, из которой вышли. Руки они подняли высоко над головой, губы их соприкасались и не оставалось никаких тайн, никаких тайн…

Даже острый стилет, прижатый к горлу, ничто не значил по сравнению со страшным единением танца. Даже полный боли крик Элизабет до конца не разрушил транс.

Ничто не могло спасти его. Ведман уже наклонился, и вдруг открылась дверь: двое нулов Терекоми стояли в ее проеме с ужасным партассианским оружием в руках. Они двинулись вперед своим лишенным грации шагом, как тюлени.

Ведман страшно перепугался, выронил нож и в панике нырнул под ближайшее кресло. И в этот момент они выстрелили.

Квадратный фрагмент зала развалился, цепь джармы прервалась, и разум Тоулера освободился от этого эротического круговорота, зажимы на руках и ногах раскрылись. А Ведман разлетелся кусками плоти и костей.

Полицейские тяжело шагали вперед, и Ци Хеттл стоял, дрожа, пока они не дошли до него. Он не сопротивлялся, когда его вели к ждущей снаружи трехколесной машине.

Машина уехала, и стало тихо.

С трудом хватая ртом воздух, Тоулер встал, чувствуя кроме боли эмоциональную пустоту. Еле передвигая ноги, он подошел к Элизабет и обнял девушку. Девушка не шевелилась с момента, когда вошла полиция, но его прикосновение словно разрушило чары.

— Видишь, они постоянно за нами следят, — прошептал он. Откуда они узнали, что здесь происходит? Почему арестовали заговорщиков, а нас оставили?

Тоулер расхохотался рваным смехом. Отвага вернулась к нему, едва он коснулся девушки.

— А рабочие, помогавшие строить это здание, говорили, что здесь нет никаких цепей, кроме необходимых для этого устройства. Боже, Элизабет, я понял! Великолепный пример партассианской хитрости! Электрод в наушниках вызывает в мозгу образы, но может принимать их и из него. Другими словами, он регистрирует все происходящие в твоем мозгу.

— Это лишь предположение, — недоверчиво сказала девушка.

— Это больше, чем предположение. Я слышал, что говорили тебе Хеттл и Ведман, а это устройство передало их слова прямо в Комиссариат Полиции. Неплохо, а? Поняв, что готовится покушение на Хава, они сразу приехали и забрали заговорщиков. И вовремя.

Напряжение спало. Элизабет взяла Тоулера за руку, погладила ее. Потом улыбнулась.

— А ты, настоящий заговорщик, вышел из этого целым.

— К счастью, я был слишком ошеломлен, чтобы думать о Риварсе. Поэтому они предоставили нас самим себе.

После воспоминания о Риварсе настроение его испортилось.

Таинственное доказательство еще не дошло до вождя. Взяв себя в руки, Тоулер улыбнулся и тут заметил стилет, которым размахивал Ведман. Он лежал в проходе, матово поблескивая. Виновато оглянувшись, Тоулер поднял его и спрятал в карман. Потом взял Элизабет за руку.

— Еще рано. Пойдем что-нибудь выпьем в ресторане — это пойдет тебе на пользу!

Она сунула руку в его ладонь, и они вместе пошли через почти пустой Парк. Появление полиции явно испортило всем развлечение.

Честно говоря, думал Тоулер, чему им вообще радоваться? Завтра встреча с Синворетом, а потом неизвестность.

Когда он вошли в ближайший ресторан., он решил на какое-то время забыть о заботах.

Они сидели вместе около часа, пока не пришло время Элизабет идти на ночное дежурство. Перед возвращением домой Тоулер проводил ее до конторы. Это место показалось ему серым и пустым, как внутренности коробки.

В комнате переводчиков они застали Питера Ларденинга, чье дежурство закончилось. Взглянув на них, он поднял брови.

— Говорят, у вас была сегодня масса приключений, — сказал он, махнув рукой в сторону еще влажного объявления на информационной доске.

Тоулер и Элизабет подошли, чтобы его прочесть. В сообщении говорилось, что, по Закону в Колониях, переводчик Ведман казнен, а переводчик Хеттл будет казнен завтра за участие в заговоре против жизни высокопоставленных нулов.

— И что? — спросил Тоулер, повернувшись в Ларденингу. Ему не понравилось выражение лица младшего коллеги.

— Ходят слухи, что полиция приехала спасти тебя от Хеттла и Ведмана, что это ты их вызвал.

— Это ложные слухи, Ларденинг. По-твоему, Хава заботит, кто из нас живет, а кто умирает?

— В случае с тобой — да. Люди в Парке видели происшедшее. Что бы ты ни затевал, Тоулер, смотри, чтобы кто-нибудь не решил убрать тебя с дороги.

Сказав это, он взглянул на Элизабет и добавил, словно про себя:

— И кто тогда займется этим прелестным существом?..


предыдущая глава | ФАТА-МОРГАНА 8 (Фантастические рассказы и повести) | cледующая глава



Loading...