home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


9

Наступило утро, но новостей от Риварса все так и не было.

Со времени визита в убежище патриотов Тоулер сознательно избегал всех своих тайных связей, на случай, если за ним или кем-то другим ведется наблюдение. Когда возникает необходимость, с ним свяжутся. Он молился, чтобы получить доказательство побыстрее, это заставило бы его начать действовать. Но пока он мог лишь продолжать играть роль, которую ему определил ему Риварс, и гадать, можно ли верить Пар-Хаворлсму, что он выполнит обещание. Тоулер не знал, что, прежде чем кончится день, ему сделают третье предложение.

Что бы ни делал Риварс, он не бездействовал. Его отряды после столкновения с силами старьян отбросили их на пересеченную местность Холмов Верп. Все это время силы Терекоми следили, чтобы район сражения не слишком приближался к Городу, однако Риварс перехитрил их. Он лично возглавил небольшую группу партизан, проскользнул сквозь линию партассианцев и уничтожил небольшой город Ашкар, откуда в Город поставляли топливо.

Ашкар, не защищенный силовыми полями, понес потери в нулах и людях. Удар по нуловской самоуверенности был силен. Прежде чем противник сориентируется в ситуации, Риварс был уже далеко.

Когда Тоулер, проинструктированный Терекоми и выглядевший спокойнее, нежели он себя чувствовал, предстал перед Синворетом и его свитой. Подписывающий заинтересовался подробностями нападения на Ашкар.

— Ты принадлежишь к воинственному виду, — были его первые слова, обращенные к Тоулеру.

— Но мы не захватчики, господин, и хотим мира.

— Тогда почему не принимаете мир, предложенный вам Партассой?

Тоулер молчал. До сих пор, пока необходимо, он будет играть роль довольного жителя колонии. Пар-Хаворлем узнает обо всем — его чиновники крутились по маленькой комнате — и если он сфальшивит, его уберут, и тогда он не поможет никому, даже себе. Его задача — не потерять расположение Подписывающего до тех пор, пока он не перестанет играть, представит неопровержимое доказательство и отдаст себя на милость Синворета.

Кожа Синворета, по крайней мере те ее места, которые не закрывал мундир, была матово-серой и сморщенной. Он склонился над Тоулером.

— Уничтожая нефтяные скважины, вы уничтожаете свое богатство. Что ты об этом думаешь?

— Разве я отвечаю за это?

— Это не ответ, переводчик, и надеюсь, ты достаточно развит, чтобы понимать это. Позволь задать тебе еще один вопрос. Предположим, мы с тобой отличаемся внутренне так же, как и внешне. Почему бы нам, когда я вернусь на Партассу, не писать друг другу письма?

Вопрос смутил Тоулера, он не знал; какого ответа от него ждут.

— Потому что мы не переписываемся, — сказал он наугад.

Старый нул слегка поднял руку и шевельнул гребнем.

— Я вижу, ты не только отлично знаешь наш язык, переводчик Тоулер, но между нами есть и некоторое сходство, поскольку вы, земляне, умеете шутить. А может, ты научился этому у нас?

Тоулер молчал, злясь на этот покровительственный тон и одновременно радуясь, что ему удалось сдать экзамен. Синворет неуклюже похлопал его по спине, и Тоулер стукнулся головой о стекло шлема. Как будто повинуясь невидимому знаку, к ним подошел Ройфуллери.

— Прошу быть готовым к выезду из Города, переводчик, сказал он. — Губернатор запланировал на сегодня детальный осмотр Города, но мы отложили его из-за нападения на Ашкар. Подписывающий и я решили отправиться туда и посмотреть, что произошло. Ты поедешь с нами. Губернатор тоже.

Эта идея не понравилась губернатору, он не желал рисковать жизнью или отвечать за смерть высокого гостя. В далекой Партассе любой несчастный случай выглядел бы подозрительно. Поскольку он не мог открыто отказать Синворету, Пар-Хаворлем изо всех сил оттягивал выезд, и лишь около полудня небольшая группа отправилась в путь.

В первой бронированной машине ехали Синворет, Пар-Хаворлем и Тоулер, во второй — Терекоми, Раггбол и Ройфуллери. Эскорт состоял их двух вооруженных машин — единственное, чем можно было заменить силовые экраны, которые невозможно установить без тяжелого оборудования. Они быстро доехали до контрольного пункта и остановились там, ожидая отключения экранов. Когда это произошло, машины выехали на незащищенную, более плохую дорогу, ведущую через земную местность.

Чужаки сидели в неудобных скафандрах, а Тоулер радовался, что может дышать холодным воздухом. В каждом вдохе, казалось, заключается смысл жизни. Элизабет тоже должна дышать этой живительной субстанцией.

— Сколько времени прошло с тех пор, как ты последний раз был за Городом? — спросил Синворет, обращаясь к нему.

— Десять лет, господин.

— Почему тебе нельзя его покидать?

— Мне никто не запрещает, но я не хочу. Я никого не знаю вне Города. — Удачный ответ, подумал Тоулер. Одна ложь для Хава, другая для Синворета. — Мои родители из поселка Лондон умерли много лет назад.

— У тебя есть друзья в Городе?

— Конечно есть, господин.

— Ты не чувствуешь себя одиноким, переводчик?

— Все люди одиноки, господин.

— Скажи, не является ли причиной твоего одиночества привычка отвечать общими фразами?

Тоулер не ответил.

Пар-Хаворлем оттянул выезд настолько, что Терекоми хватило времени разработать план событий на вторую половину дня.

Никто не собирается позволить экспедиции доехать до настоящего Ашкара, всех заботило, главным образом, чтобы как можно больше действительных фактов осталось тайной. Некая богатая семья нулов купила концессию на добычу нефти в Ашкаре и поселилась там. Во время ночного налета Риварса семья была уничтожена и осталось лишь двое старейшин рода, которые резко возражали против дерзких предприятий Пар-Хаворлема. Правда была такова, что наравне с двуногими они явились косвенными жертвами его тирании, несмотря на некоторые материальные выгоды.

Эти нулы пожаловались бы прямо Синворету на его собственном языке, и Пар-Хаворлем не смог бы их остановить. Поэтому Синворета нужно было просто убедить, что он видит Ашкар. Согласно этому замыслу фальшивый Ашкар возник в безопасном районе, из которого изгнали отряды Риварса. Раненых туземцев из Ашкара перевезли туда же, чтобы придать сцене большую достоверность. Были устроены пожары, а из Города привезли дополнительных людей, чтобы усилить суматоху. Партассианские солдаты в боевом облачении бегали взад-вперед, время от времени стреляя в воображаемого врага.

Бронированные машины остановились, укрытые поросшим папоротником откосом.

— Думаю, нам лучше не ехать дальше, — сказал Пар-Хаворлем. — Мы всего в нескольких десятках метров от линии огня.

Все вылезли и молча стояли на дороге. В двух километрах, за заграждениями, виднелись поросшие лесом холмы, вокруг стояла зловещая тишина. Промчалась машина скорой помощи, направляясь в больницу, массивный офицер-нул подошел к ним, отсалютовал и тихо сказал что-то Терекоми.

Синворет и Ройфуллери стояли, нюхая воздух, как два старых боевых коня. Вблизи поля битвы кровь в их жилах закружилась быстрее, он почувствовали себя молодыми и беспокойными.

Чувствуя дуновения свободы, Тоулер тоже беспокоился. Риварс должен быть где-то недалеко, но связаться с ним невозможно. Вождь патриотов не знает, что он здесь, вне Города.

Чтобы дополнить картину, толпа беженцев-землян, специально привезенных для представления из Губернии, с мешками и рюкзаками прошла перед двумя машинами. У Тоулера, который, как и Синворет, не знал, что происходит, дрогнуло сердце при виде этих людей.

— Они атаковали из-за тех лесов, — заметил Терекоми, — то есть с самой слабой стороны Ашкара. Как вы слышали вчера на конференции, гражданская война не доходила сюда — до вчерашней ночи. Разумеется, обе стороны интересует нефть. Мы экспортируем ее большую часть, а они хотели использовать ее для военных целей.

— Почему твои силы в такой стратегической точке не были больше? — спросил Синворет.

Маршал шевельнул гребнем.

— Колониальные правила разрешают держать на этой планете всего пятьсот нулов. Этого слишком мало, но мы вынуждены подчиняться.

Тоулеру стало дурно.

Мимо как раз проходила группа усталых беженцев. Гэзер Ройфуллери указал тросточкой на старушку с покрытым потом и пылью лицом, тащившую какой-то чемодан.

— Спроси, куда она идет, — сказал он Тоулеру.

Вежливо остановив старушку, Тоулер перевел вопрос. Она выслушала его, глядя в землю, потом подняла голову, и в глазах ее, кроме безнадежности, он заметил злость на него, союзника чужаков. Это потрясло его, как если бы он куснул мягкий плод и сломал зуб на твердой косточке.

— Меня привезли из Губернии, и теперь я должна вернуться туда пешком, — сказала она. — Я не получу за это ни одного бьяксиса.

Не поняв ответа, Тоулер все же несколько изменил его, прежде чем повторить нулу из Отдела KII.

— Она говорит, что хочет укрыться в Губернии.

— Спроси, что стало с ее домом, — приказал Ройфуллери.

Старушка стояла, размышляя над вопросом и не обращая внимания на проходивших мимо беженцев.

— Скажи этому мерзкому ублюдку, что я не знаю, о чем он говорит. Ему лучше меня известно, что это за идея. А я ничего не знаю.

— Она ошеломлена. Кажется, она вас не понимает.

— Спроси, уничтожен ли ее дом. Это она должна понять.

— Я не знаю, что происходит, — сказал Тоулер. — Вы должны мне помочь. Во время ночного полета ваш дом был уничтожен?

— У меня одна комната в Городе. С ней все в порядке. Меня привезли сюда сегодня утром, и сейчас я возвращаюсь. А если говорить о том, что происходит, я уже сказала, что ничего не знаю. Будут еще какие-нибудь вопросы?

Тоулер взглянул на гребень Пар-Хаворлема и заметил, что тот замер. Губернатор жалел, что не подготовил переводчика к подобной ситуации. Поколебавшись, Тоулер решил соблюдать осторожность.

— Она говорит, что люди Риварса уничтожили ее дом, — сказал он Ройфуллери.

— Спроси ее, где остальные члены ее семьи.

— Где остальные члены твоей семьи?

— Иди ты к черту! — разозлилась старушка и двинулась дальше.

— Она говорит, что все погибли, — доложил Тоулер.

Его колебание подчеркнуло значение этого небольшого происшествия. Синворет слушал с большим интересом, а потом подошел к Пар-Хаворлему и, понизив голос, сказал:

— Можно ли верить этому переводчику, Губернатор? Мне кажется, он что-то скрывает. Я бы хотел, чтобы вы лично допросили одного из беженцев. Спросите, достаточно ли суровые средства применяем мы против мятежников.

Небольшое затруднение выросло в нечто гораздо большее.

Пар-Хаворлем выпрямился.

— Я полностью доверяю своему переводчику, — сказал он. Некоторые туземцы говорят на жутком жаргоне, и это, безусловно, затрудняет перевод…

— И все-таки я хочу, чтобы вы поговорили с одним из этих созданий, — настаивал Синворет. — Например, с той толстушкой с ребенком на спине.

Выхода не оставалось.

— Я не знаю их варварского языка, — с достоинством сказал Пар-Хаворлем. — На этой планете много диалектов, и все они бессмысленны.

Синворет отвернулся и некоторое время смотрел на заросли. Наконец тихо заговорил:

— Губернатор, вам не кажется, что для понимания местных обычаев, законов, традиций, религий, обрядов, философии, литературы, истории нужно изучать их язык?

— Вы считаете, что понимание этих вопросов помогает управлять, однако на этой ужасной планете все по-другому.

Гребень Синворета покраснел от злости.

— Ничего подобного. Справедливость одна, независимо от того, к кому она приложена. Этот принцип положен в основу наших юридических и административных систем.

Внезапный взрыв прервал разговор. Камни и комья земли взлетели в небо и дождем посыпались на группу. Партассианцы бросились на землю, неуклюжие в своих скафандрах. Когда все стихло, они подняли головы, но следующий взрыв снова заставил их уткнуться в землю.

— Враг контратакует, — сказал Пар-Хаворлем. — Это легко понять. Мой долг, господин, увезти вас в безопасное место. Если позволите, вернемся в Город.

Именно в эту минуту Тоулер понял, что все происходящее просто обман. Он узнал звук стереосонического оружия. У патриотов не было такого оружия, а Синворет никогда не слышал этой новинки в деле. Оба взрыва были запланированы Пар-Хаворлемом и произвели нужное впечатление. Тоулер вспомнил, что Терекоми несколько минут назад незаметно отошел в сторону. Маршал с помощью импровизированного взрыва спас положение.

Тоулер со злостью думал о словах старушки, теперь он понял, что она имела в виду. Где бы они ни находились, это не был район Ашкара. Синворет не узнает правды, Тоулер и сам не знал, что происходит.

Внезапно ему стало страшно. Планы Пар-Хаворлема, реализация которых началась два года назад, набирали размах. Если он не помешает. Губернатор добьется своего.

Когда они торопливо расселись по машинам, вернулся Терекоми, спокойный — истинный солдат.

— Опасности нет, господа, — сказал он. — Просто мы находимся в пределах досягаемости огня мятежников. Если быстро переберемся на другую сторону, может, успеем увидеть наш контрудар.

Они двинулись вперед, дорога поднималась в гору. Когда Терекоми сказал, что они вышли из угрожаемого района, машины остановились и все посмотрели назад.

— О! Контрудар! — воскликнул Пар-Хаворлем, вытянув вперед руку.

Перед ними, над линией поросших лесом холмов, вспыхнул странный свет. Долина, ручьи, тихие леса, все на секунду осветилось, а затем исчезло. Парящая красная земля опадала и шипела, как лопнувшие губы.

— Пусть попробуют, что это такое! — воскликнул Гэзер Ройфуллери. Гребень его побледнел.

Тоулер тоже был бледен.

Пятьсот бандитов для Терекоми было слишком много. Даже пятьдесят смогли бы за неделю превратить Землю в пустыню, если бы им позволили. Эта демонстрация силы потрясла его.

Такой же была реакция Синворета и Ройфуллери. В Город они возвращались молча.


предыдущая глава | ФАТА-МОРГАНА 8 (Фантастические рассказы и повести) | cледующая глава



Loading...