home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


1

— Я полагаю, вы — Райял Промтон, — уверенно промурлыкал женский голос позади Гвенвин Остер. Она обернулась и посмотрела на улыбающуюся женщину. Потом поднялась со своего рабочего места и подошла к двери.

— Да, я — Райял Промтон, — сказала Гвенвин, — а вы, должно быть, Марвис Джанс из службы безопасности.

Женщина кивнула.

— И вы так сразу меня узнали? — спросила она.

— Ну, я же вами интересовалась и знаю, что вы тоже интересуетесь всем на Нарве и особенно тем, что происходит здесь, в Гордиен. И раз уж вы приехали сюда, я была уверена, что вам захочется взглянуть на вашу генетическую сестру. Я и сама сейчас вижу, насколько ваш нос похож на мой… Те же постоянные кости вместо обычных хрящей…

— И все-таки, что у вас здесь делается, Райял? — мягко спросила Марвис Джанс.

Гвенвин рассмеялась:

— Это дружеский визит или допрос агента безопасности? Ладно, сразу сознаюсь, что я знаю о нашем проекте несколько больше, чем мне полагалось бы. Тебя это удивляет?

— Нет, — улыбнулась Марвис, — разумеется, твоему острому уму тесно в рамках чисто технических проблем. Тебе следовало бы быть пограничницей, как и мне. Это гораздо более подходящая для тебя работа…

— Не знаю, — пробормотала Гвенвин, — я об этом думала, но диверсии, шпионаж, контр-шпионаж и тому подобное… Мне кажется, что это, скорее всего, работа для крутого мужчины…

— Ах вот как? Я похожа на мужчину!

Гвенвин засмеялась.

— Не кокетничайте, мисс Джанс. Может, и у меня было бы больше желания покрасоваться с пистолетом на бедре, если бы бедра у меня были бы такие же крутые, как у вас. — Она замолчала, демонстративно любуясь зрелой фигурой женщины. Черт возьми! Как ты великолепна. Я надеюсь, что буду так же хорошо сложена, когда повзрослею.

— Спасибо, дорогая, — промурлыкала Марвис. — Тебе сейчас двадцать семь стандартных лет?

— Да. А тебе около тридцати четырех?

— Верно. Если ты будешь развиваться в стандартные сроки, я думаю, ты очень скоро начнешь формироваться, Райял.

— Я уже почти начала, — рассмеялась Гвенвин, — и жду не дождусь, когда это начнет проявляться внешне. Мне так надоело выглядеть мальчишкой-подростком.

— Как бы мне хотелось, чтобы ты в самом деле была мальчишкой, — грустно заметила Марвис.

— Пари держу, тебе этого хотелось, — хихикнула Гвенвин. Потом она спросила более серьезно: — Ты так и не нашла никаких фактов, указывающих на то, что где-то есть мужчина нашего вида?

— Нет, до сих пор ничего.

Гвенвин хорошо поняла тон, каким это было сказано.

— И тебя это тревожит? — спросила она.

— Когда ты станешь такой же, как и я… — Марвис пожала плечами и отвернулась. — Здесь можно где-нибудь выпить кофе?

— Конечно. Прямо над нами.

Гвенвин проводила ее в кафе и принесла горячий кофе для себя и Марвис. Она усадила гостью за столик и сама устроилась рядом.

— Почему бы нам с тобой не поговорить об этом? — спросила она. — То, что ты ищешь таких мужчин, для меня давно не секрет.

— Ага! Значит, шпионим за агентами безопасности? — рассмеялась Марвис.

— Ой, давай не так грозно. — фыркнула Гвенвин. — Конечно, я всегда интересовалась тобой, и ты всегда об этом знала. У меня есть свои приятельницы в вашей службе безопасности. Не беспокойся, они не раскрывают мне никаких ваших секретов, зато о тебе рассказывают все, что могут. Так что я в курсе всех твоих поисков.

Марвис прихлебнула кофе.

— Я немножко пошутила, дорогая. Конечно, я знала, что ты этим занимаешься. Но я ни от кого не держу в секрете, что веду охоту на мужчин. Ведь не исключено, что где-то мужчина нашей породы так же нуждается во мне, как и я в нем. Мне была нужна реклама.

— И что, никто не появился?

— Ой, явилось великое множество, но ни одного подходящего. Некоторые выглядели многообещающе. Но, как выяснилось, среди обычных хомо сапиенс тоже встречаются случаи задержанного развития. Такими они все и оказались. — Она вопросительно посмотрела на Гвенвин: — И все-таки, что конкретно рассказывали тебе твои приятельницы?

— Да так… Они рассказывали мне, что ты добыла пропуск и Центральную регистратуру Федерации и проверила по компьютеру все генетические карты, похожие на твою. Там выпала и моя карточка — так ты узнала обо мне.

Марвис кивнула:

— Продолжай.

— Ладно. Вскоре ты завербовалась на обслуживание «Монте». Оно помогло вам выработать план проникновения одного из ваших агентов в регистратуру Коммуналити. Ты немедленно этим воспользовалась…

— О «Монте» лучше говорить «он», не «оно», — прервала ее Марвис, — в нем определенно чувствуется мужской разум. Так говорят все, кто с ним сталкивался.

— Ну, мне пока не приходилось, — заметила Гвенвин, — но мне кажется, что скоро мы здесь, на Нарве, тоже познакомимся с разумом «Монте». Конечно, если проект будет удачен. Правда?

Марвис холодно улыбнулась:

— Хоть я и агент безопасности, но на твоем месте я бы хорошенько подумала, прежде чем так болтать о секретном проекте. Вернемся лучше к нашей прежней теме.

— Ну вот, это практически все, что я знаю, кроме того, что тебе не повезло с регистратурой Коммуналити. Это поиски дали только одну карточку — какая-то девушка, примерно моего возраста, по имени Гвенвин Остер.

Марвис тихо кивнула. Так и не дождавшись, когда она заговорит, Гвенвин добавила:

— Похоже, ты знаешь что-то большее об этой девице.

Марвис натянуто улыбнулась:

— Не спрашивай меня сейчас, Райял. Проверь это у своих шпионов. Может, они тебе и расскажут что-нибудь интересное.

— Это ни к чему, — спокойно заметила Гвенвин, — если ты узнаешь, что мисс Остер знает, где находится хотя бы один мужчина нашего вида — а это единственное, что тебя сейчас интересует — это сразу же станет известно. Как только объявят, что ты перешла на сторону Коммуналити.

Марвис негромко захихикала.

— Ты думаешь, я могу поступить так непатриотично только из-за того, что здесь нет подходящих мужчин?

— Уверена.

— Ладно… Может, ты и права, — пробормотала Марвис. Действительно, Райял, я не знаю, что тебе говорили о Гвенвин Остер, но она в своем роде чудо. Она пограничница Коммуналити. Мы так и не сумели установить, где она находится сейчас и чем занимается…

— Тогда… может, она тоже отправилась искать мужчину! — выдохнула Гвенвин, притворяясь, что это ей только что пришло в голову.

— Маловероятно. Абсолютно точно мы знаем только одно что она сейчас на задании и ей запрещено себя расшифровывать.

— А…а!

Какое-то время Марвис молча разглядывала Гвенвин.

— Не смотри на меня так, словно я — это она, — запротестовала Гвенвин, — я не Гвенвин Остер и в доказательство могу рассказать тебе всю родословную до десятого колена.

— Немного жаль, что это не так, — проворчала Марвис.

— Почему? Только для того, чтобы ты и вся твоя служба безопасности могли порадоваться очередной победе?

— Я тут долго размышляла над одной странностью…

— Какой еще странностью?

— Мы знаем трех женщин нашего вида и ни одного мужчины. Она нахмурилась. — И не говори, что ты сама об этом не думала.

Действительно, Гвенвин об этом не думала, потому что она-то знала только двух таких женщин. Она поняла, что совершила ошибку, задав этот дурацкий вопрос, незначительную ошибку, но и она могла полностью разрушить ее маскировку… и именно теперь, когда ее задание почти выполнено. Может, стоит разыграть удивление? Нет. Лучше продемонстрировать, что она умеет владеть собой не хуже Марвис.

— Но ты же должна знать теорию вероятности, — воскликнула она, — или это работа в безопасности так притупила твои мозги!

Марвис спокойно ответила:

— Я просчитала все шансы. Если б ничто не препятствовало рождению мужчин нашего вида, тогда вероятность была бы пятьдесят на пятьдесят, и тоща по крайней мере одна из нас троих должна была родиться мужчиной.

Гвенвин засмеялась.

— Ты никогда не пробовала проверить это практически, ну хотя бы бросая монетку? — спросила она.

— Конечно, нет! Чего ради?

— Попробуй это как-нибудь. Может, тогда и разберешься в своих странностях. Я пыталась как-то, довольно давно. Я последовательно выбросила пять орлов, одну решку, один орел, три решки, два орла, две решки, еще орел и так далее. Может и твоя «странность» что-то вроде моего начала, когда подряд выпало пять орлов?

— Так… тридцать два к одному. Но согласись, что это достаточно необычно?

— Конечно, но это просто удача! Я потом сделала больше сотни бросков и ни разу не получила такой последовательности. Но три раза у меня выпадало четыре орла подряд и пять раз по три решки. Дело в том, Марвис, что то, что мы называем «законом усреднения», срабатывает только тогда, когда мы имеем дело со статистически значимым числом случаев… Игрок может сделать счастливый ход, ему может повезти. Но если на этом не остановится, то быстро потеряет свой выигрыш. При достаточно долгой игре вступит в действие закон усреднения. Это не зависит от твоих желаний, Марвис, — заключила она с усмешкой. — Возьми монетку и начинай подбрасывать. Результаты будут для тебя убедительнее теории.

Марвис с минуту обдумывала сказанное.

— Ты права в отношении математической вероятности, Райял, — сказала она наконец, — но обстоятельства все-таки наводят на мысль, что нечто препятствует проявлению мужчин нашего вида.

Гвенвин пожала плечами.

— Возможно, и так. В этом случае мы с тобой не следующая ступень в развитии человечества, а просто три потенциальных старых девы. Ну и что? Пока, как мне кажется, человечество не деградирует и без появления новых видов. Хотя у меня есть кое-какие свои догадки. Мне кажется, что такая задержка в распространении нашего вида временна, пока не минет какая-то неблагоприятная волоса.

— Хочу надеяться, что ты права. Я… — Марвис замолчала, внимательно прислушиваясь, и Гвенвин поняла, что кто-то связывается с ней по рации. — Уже иду, Тайден, — ответила она вызывавшему, затем повернулась к Гвенвин. — Извини, дорогая, во мне пора идти. Я договорилась с этими людьми вместе позавтракать.

— Ой, извини, мы заболтались, — сказала Гвенвин поднимаясь.

— У нас еще будет время встретиться, — заверила ее Марвис. Они обе направились к дверям. — Я надеюсь, мы с тобой еще успеем подружиться.

Гвенвин осторожно тронула ее за руку.

— Об одном я должна спросить тебя прямо сейчас. Ты вполне зрелая и очень привлекательная женщина, Марвис. Ты уверена, что у нас не может быть потомства с обычными мужчинами?

Марвис остановилась на балконе, ведущем в западную часть здания, и повернулась к Гвенвин.

— В этом я абсолютно убеждена. И не только теоретически, — она ехидно улыбнулась. — Монетку я не бросала, но ЭТО я лично проверила экспериментально. И далеко не один раз. Мы действительно представляем два разных вида. И новый не скрещивается со старым.

— Этого я и боялась, — спокойно кивнула Гвенвин.

— Извини, дорогая, мне и правда пора бежать. Увидимся позже.

Марвис шагнула с платформы, включила нейтрализатор. Возможно, она направляется в секретные лаборатории, — сообразила Гвенвин. Она знала, что проект очень скоро должен быть завершен, возможно, даже сегодня вечером. Об этом свидетельствовало и прибытие Марвис Джанс.

Прямо напротив ее кабинета был балкон и открытая дверь в кабинет Дона Плакмона. Свой письменный стол он специально поставил так, чтобы удобно было наблюдать происходящее снаружи. Она взглянула туда и увидела, что Дон тоже смотрит на нее. Она помахала ему рукой, и он махнул в ответ. Дан был талантливый и увлеченный технарь… это совсем не мешало его привлекательности… но она подозревала, что он, кроме того, работал на систему безопасности. В подобных проектах, скорее всего, каждый второй сотрудник имел отношение к контрразведке.

А сколько здесь было шпионов? Похоже, она единственная. Для таких операций требовалась сверхтщательная подготовка. Во-первых, кандидатов готовили к работе с детектором лжи и эко-манипуляторами — а с этим мог справиться один из тысячи. Затем нужно было составить биографию, которая выдержала бы самые пристрастные проверки контрразведчиков Федерации. Потом надо было подобрать давно проживающую здесь семью, завербовать хотя бы одного человека из нее и научить его при этом внешне выглядеть вполне лояльным гражданином Федерации. И в этой семье ей было надо заново родиться — с минимальной и тщательной подделкой в официальных документах, — на этот раз в качестве Райял Промтон. И, кроме того, чтобы проникнуть в подобного рода проект, требовалось так проявить себя, чтобы ее туда пригласили. Она напечатала несколько работ по технологии сопряжения, зная, что это будет необходимо в проекте, и создала себе репутацию более чем хорошего специалиста. С ее подготовкой это не составляло особого труда. Коммуналити несколько опережала Федерацию в этих вопросах, и Гвенвин перед отъездом получила консультацию у лучших специалистов. Она знала о технологии сопряжении больше, чем ей могло понадобиться в этом проекте — и вложила в него многое, о чем и не подозревали ее сослуживцы.

Итак, она реально помогла осуществлению этого проекта, и, если она провалит задание и Федерация получит работающую установку, то в этом отчасти будет и ее вина. Она вернулась к своему рабочему месту. Когда она села, экран осветился и показал ей график, над которым она работала, когда явилась Марвис Джанс. Это был результат ее работы — излучение альтернативных возможностей для Лонтестанской версий «Игрушки». Все это было воплощено в жизнь и теперь стояло в хорошо охраняемых подвальных лабораториях. Пока оно не работало.

Но она знала, что это будет работать… И теперь размышляла над другими вещами, далеко не столь приятными для Лонгестана. Ученые Коммуналити изучили эту схему десять лет назад, сразу после успеха первой «Игрушки». Тогда были созданы системы телепатической связи человека и машины. И было проведено множество экспериментов по созданию разнообразных устройств, использующих принципы «Игрушки».

А что сейчас происходит в этих лабораториях? Все так же пристально глядя на экран на своем рабочем месте, она покинула свое тело и — в виде эко-поля — спустилась в подвальную комнату. Здесь она осторожно коснулась «Игрушки» и, не входя в полный контакт с ней, проверила те цепи, о которых никто в Лонтестане не подозревал.

Похоже, здесь ничего, не изменилось. Прибор, подобно жемчужине величиной с пляжный мячик, покоился на плоском основании. И в контакт с ним никто не входил. Она не заметила ни электрического поля, ни постороннего присутствия. Судя по тишине в комнате, сейчас здесь никого нет. Значит, Марвис и другие, прибывшие на испытания, возможно, действительно обедают. Вероятно, еще несколько часов ничего не произойдет.

Они там закусывают… И ей не мешало бы заняться тем же самым. Если в ее планах есть хоть небольшая ошибка, ее «крыша» рухнет, и тогда неизвестно, когда ей еще удастся как следует поесть.


предыдущая глава | ФАТА-МОРГАНА 8 (Фантастические рассказы и повести) | cледующая глава



Loading...