home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


3

Застольный разговор несколько разочаровал Гвенвин. Она надеялась услышать что-нибудь от Маршала о планах испытаний, но, очевидно, он сам знал не больше ее.

После обычного послеобеденного отдыха она вернулась на свое рабочее место и притворилась погруженной в работу. Потом она снова вышла из тела и вернулась в лабораторию к «Игрушке». Здесь пока еще ничего не было потревожено, но тишины и запустения уже не было. Она почувствовала, что оборудование уже включено.

— Осторожно! Поверни этот выключатель влево, — услышала она чей-то голос.

— Так достаточно? — спросил другой голос.

— Да. Хорошо. Теперь поверни этот тумблер. Это откроет контакт с «Игрушкой».

— Так… А это что?

Гвенвин ощутила контакт. Что-то проникло в «Игрушку» и задействовало около трети ее поверхности. А! Вот это где! Та система передачи, которую она искала. Она сосредоточила все свое внимание на этой части поверхности «Игрушки», но ничего не почувствовала. Интерфейс не действовал.

— Может, попробуем включить на минутку и проверить контакты?

— Нет. Мы ничего не включим, пока не начнутся испытания. И не беспокойся о контактах, там все в порядке.

Шаги быстро удалились, и в лаборатории снова наступила тишина.

Гвенвин воспользовалась передышкой, чтоб еще раз просчитать все возможные случайности. Здание Объединения Гордеан строилось не для удобства шпионов-диверсантов. Его наружные стены были высокими, прочными и без окон. Для того, чтобы выйти отсюда, ей приходилось подняться на балкон, пересечь открытую площадь, добраться до проходной на семьдесят первом этаже, и там один из охранников проверял ее документы и выпускал.

Минимальный расход времени — десять секунд… — если она не попадет в толчею и если не перестараются охранники.

Правда, это самый легкий выход, если у нее хватит времени им воспользоваться. Если же нет…

Она открыла ящик стола, посмотрела на царящий там беспорядок и, докопавшись, достала световой карандаш. Прочертив им пару линий на чертеже на экране, она внимательно изучила результат.

Барахло в ящике стола было точно таким, какое собирается за несколько лет работы. Кое-что, скажем, тот же, световой карандаш, и должно было здесь находиться. Другое, вроде старой батарейки или покоробленной связки ненужных бумаг, могло бы тут и не лежать, но все-таки валялось на случай, если когда-нибудь вдруг понадобится. Например, листы наждака, которые она откопала в одной лавочке и давно хотела отнести домой, чтоб попробовать шлифовать золотые статуэтки, которыми занималась в свободное время.

И все же многое в этой свалке было далеко не так бесполезно и безобидно, как казалось на первый взгляд. К некоторым вещам стоило приглядеться повнимательнее, чтоб понять, что они представляют из себя на самом деле.

К сожалению, подумала она, если она сейчас подсоединит свою вживленную батарею к аккумулятору, это сразу же привлечет излишнее внимание. А ей понадобится много энергии, если дело повернется круто. Конечно, она могла бы объяснить любопытным, но все-таки лучше не рисковать…

Внизу в лаборатории раздались шага и разноголосый гомон.

— Занимайте свои места, — произнес властный голос. — Благодарю вас. Так, как у нас насчет безопасности, Марвис?

— Все в порядке, Тайден, — ответил голос Марвис Джанс. Люди Гордеана проделали большую работу, чтобы полностью обезопасить данный проект.

Послышалось возбужденное бормотание, в котором Гвенвин выделила только басовитый рокот Фейлора Дампля:

— Благодарю вас, мисс Джанс.

— Эту комнату невозможно прослушать? — требовательно спросил незнакомый голос.

— Нет, если, конечно, в Коммуналити не открыли совершенно новую технологию, — ответила Марвис Джанс. — Но это мне представляется невероятным. Даже если бы они ее и создали, вероятность того, что они знают об этом проекте и имеют здесь своих агентов, по нашим подсчетам почти нулевая.

— Прекрасно, Марвис, — засмеялся человек, которого называли Тайденом. — У меня есть еще один специальный вопрос. Что вы скажете о Райял Промтон?

— Здесь все чисто, и мне кажется, что служба безопасности уделяет ей больше внимания, чем она заслуживает. И только потому, что она случайно соответствует по возрасту и генетическим данным штатному агенту Коммуналити. Конечно, очень соблазнительно ответить положительно на вопрос: «Может, Райял Промтон и есть Гвенвин Остер?»… Но в командовании Коммуналити не такие дураки, чтобы отправлять Остер туда, где она неминуемо попадет под подозрение.

— А может, они и рассчитывали, что так вы и будете рассуждать, настаивал Тайден, — и мне кажется это очень разумно.

— Ладно… для нас сейчас важнее всего, что она работает в своем кабинете сорока двумя этажами выше нас и находится под постоянным наблюдением.

— Хотел бы я быть уверен, что там она и останется, — проворчал человек, спрашивавший о подслушивании.

— Это не сложно устроить, если вам кажется необходимым, сказала Марвис.

— Прекрасно. Организуйте это.

— А еще меня беспокоит, — сказал Тайден, — то, что эта мисс Промтон так точно угадала природу проекта и выкладывает свои догадки первому встречному.

— Она очень сообразительная девочка, — резко вступила Марвис. — Если бы я была на ее месте, возможно, я тоже пришла бы к подобному заключению. И она не так уж неосторожна делится своими мыслями только со своим начальником или с агентами, вроде Дона Плакмона или меня. Очевидно, ей хочется «заставить побегать этих лентяев из безопасности», — как они нас называют. Мы еще найдем случай преподнести ей хороший урок.

— Позвольте мне вставить слово, — загремел бас Фейлора Дампля, — мисс Промтон немало посодействовала осуществлению проекта. Без нее эта «Игрушка», которую мы здесь видим, до сих пор была бы только в чертежах. Мне кажется, такие действия, мягко говоря, необычны для вражеского агента.

— В любом случае, — нетерпеливо сказала Марвис, — если испытания, ради которых мы здесь собрались, пройдут успешно, «Монте» сразу же скажет нам, является ли Райял Промтон или еще кто-то на Нарве шпионом Коммуналити.

— Прекрасно, — ответил Дампль. — Почему же вы сразу об этом не сказали?

— Ладно, — согласился Тайден. — Марвис, вы направили Плакмона проследить за мисс Промтон?

— Об этом позаботятся.

— Хорошо. Мистер Дампль, как председатель «Гордеан Консолидейшен» я доверяю вам честь самому нажать эту кнопку.

И тут началась настоящая работа. Сейчас Гвенвин не волновало, что ей перекрыли самый удобный путь отступления. Сейчас надо было отбросить все посторонние мысли и полностью сосредоточиться.

Для начала она полностью вошла в «Игрушку». И сразу ощутила разницу с такими же устройствами Коммуналити. Прежде всего, здесь не было идентификатора эго-полей и, кроме того, сказывалось различие психологического уровня. Ее это порадовало. Теперь, если бы кто-то из окружающих попытался прервать процесс, она могла войти с ним в телепатический контакт через «Игрушку» и оглушить эмоциональным ударом.

Теперь она все внимание сосредоточила на том участке поверхности, под которым скрывался интерфейс. В ее мозгу возникла путаница светящихся черточек. Это было очень красиво, но любоваться времени не было. Что означают эти черточки? Что они делают? Как функционируют?

И что это ей напоминает?.. какое-то природное образование… Она позволила себе не обращать внимания на проходящие секунды. Наблюдать надо ровно столько, сколько необходимо, и даже дольше.

Когда снова заговорил Тайден, его голос с трудом дошел до нее, и она почти не разобрала слов:

— Показывает оптимальную готовность. Сейчас я приглашу Оррбаум включиться.

Может, это похоже на схему глаза? Тысячи клеток сетчатки, принимающие цельные зрительные образы?.. Нет… Что-то еще…

…Слуховое! Комплекс взаимосвязанных нервных клеток, объединенных обратной связью, и резонансом, и дюжиной других факторов, которые позволяют слушателю различать тончайшие оттенки в высоте и тоне звука. Так вот это что… В какой-то мере и очень неточно. Гвенвин ухватилась за этот образ, пока вся остальная картина полностью не прояснилась. Она поняла природу связи и могла, исходя из этого, прикинуть параметры системы обеспечения. Она могла прервать контакт прямо сейчас, заблокировать игрушку и при первом же удобном случае отправиться домой. Для этого вполне достаточно будет взять отпуск после того, как высокая комиссия доложит о провале испытаний. И, вернувшись на Коммуналити, она сможет написать подробную инструкцию, как построить систему связи «Игрушка»—«Игрушка».

Только эта система не работает. Понимание этого возникло почти интуитивно, по мере того, как она разбиралась в характеристиках интерфейса. Эта не работало. Могло. Как древний автомобиль с неисправным стартером: он мог работать, но не работал, пока что-то не давало внешний толчок. Такая же ситуация была и с этой системой. Здесь была почти неуловимая неправильность в ориентации и настройке полей. В результате система будет оказывать сильнейшее сопротивление прохождению любого сигнала. Но дайте правильный, толчок, неустойчивость полей выровняется и сопротивление исчезнет.

Хотя, какого рода толчок здесь нужен? И кто или как мог его дать? Гвенвин не могла даже предположить ответа на эти вопросы. Но через секунду она сама увидит ответ на них.

Она понимала, что сейчас не может оставить «Игрушку». Жизненно важный вопрос был еще не решен. Она останется… возможно, до тех пор, когда уходить будет уже поздно.

Она осталась. Но в это же время она заставила свое тело действовать по прежней, четко продуманной программе. Ее руки открутили кончик светового карандаша и пальцы ловко извлекли набор инструментов и миниатюрный кристалл. Потом она вынула из ящика старую батарейку, приставила ее к концу светового карандаша, и та с легким щелчком встала на место…

— Оррабаум готов включиться немедленно, — доложил Тайден.

Гвенвин целиком сосредоточилась на интерфейсе, стараясь понять, что же там происходит.

…Теперь ее пальцы подключили к получившемуся приборчику сверхпроводящую проволоку. Два свободных конца она закрепила на изоляторах пробоотборника…

Интерфейс начал изменяться от центра к периферии. Что-то там происходило. Гвенвин вплотную придвинулась к этому участку. Да, это действительно было похоже на полученный извне толчок.

…Ее руки положили законченный прибор на консоль и взяли из ящика два листа наждачки. Ее тело поднялось и направилось к дверям…

Похоже, толчком здесь служило магнитное поле. Она дало нужную ориентацию разбалансированным полям. Но все-таки, как конкретно это было сделано?

…Ее пальцы расстелили два листа наждака и пришлепнули их рабочей поверхностью к двери, перекрывая край двери и косяк. Она аккуратно разгладила руками эти полосы и покрепче вдавила их в поверхность. Теперь дверь эту было проще вышибить, чем оторвать наждак…

А! Теперь она поняла! В схему вошел «Монте». И в мгновение, когда он проходил открытый интерфейс, он сам настроил его на себя. Гвенвин видела от начала до конца всю работу. Они видела, как это делается.

…Ее тело вернулось к столу. Руки сняли контактные приборы с пробоотборника и присоединили к батарее, вживленной в правое подреберье.

Злость! Одна вспышка ярости, и она может считать эту работу законченной. Но холодная мысль оказалась быстрее, чем эмоции, пусть даже управляемые. Ей требовались доли секунды, чтобы вызвать в себе взрыв ярости, но она не успела. «Монте» почуял ее. Черт возьми! Ее ярость полыхнула быстрой вспышкой и исчезла. Но контакт с «Монте» уже состоялся.

— Нарушение безопасности! — пронзительно завопил Тайден. — Это Гвенвин Остер! Я поймал ее мысли через «Монте»! Включите «Игрушку»!

…Гвенвин, усмехаясь, направила свой прибор на стену, противоположную двери своего кабинета, и включила его. Тонкий сверхжаркий лазерный луч прорезал полукруг в стене. Одновременно автоматически включился ее защитный экран и прикрыл ее от отраженного жара…

Она вышла из сожженной «Игрушки», оставив только поверхностный контакт со звуко-чувствительным участком поверхности, который не был поврежден эмоциональной перегрузкой и еще функционировал.

— Я пойду за ней! — донесся до нее резкий выкрик Марвис.

…Гвенвин снова прицелилась и провела второй полукруг в стене. Они сошлись вместе в двух точках, и двухфутовой ширины металлический кусок закачался и выпал наружу. У Гвенвин был гравитатор, и она выскользнула в отверстие задолго до того, как выломанный кусок достиг земли. Она устремилась вверх от Нарвы так быстро, как только позволяло сопротивление атмосферы.

— Внимание, охрана! — донесся до нее голос Тайдена. — Она покинула здание и уходит!

— Что случилось с «Игрушкой»? — раздался бас Фейлора Дампля.

— Откуда я знаю? — огрызнулся Тайден. — Среди того, что она вложила в этот проект, наверняка найдутся штучки, о которых она вам не докладывала. Я попробую спросить об этом «Монте», может быть, он знает, что произошло.

…Гвенвин позволила себе секунду прямого полета вверх прежде, чем начала менять направление. Еще до того, как охранники успели подняться по тревоге, она подошла к краю атмосферы. Вот и выход в открытый космос. Скоро здесь окажется вся охрана, но у нее еще были шансы. Она держала наготове свой лазерный прибор. Это было неуклюжее маленькое оружие величиной с руку, безумно расходующее энергию и действующее только на короткой дистанции через ее вживленную батарею. Его и сравнить нельзя с настоящим лазерным пистолетом, хотя работал он на том же принципе. Она очень надеялась, что больше ей не придется пускать его в ход…

— «Монте» сказал, что теперь она знает, как работает интерфейс! — раздался встревоженный голос Тайдена. — И, возможно, она сейчас нас слышит! Давайте уйдем отсюда!


предыдущая глава | ФАТА-МОРГАНА 8 (Фантастические рассказы и повести) | cледующая глава



Loading...