home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


6

Гвенвин сидела там, куда ее отбросило, в десяти футах от лежащей Марвис. А где же пистолет? А, вон он, сзади Марвис. Она перегнулась через лежащую женщину и схватила оружие прежде, чем Марвис успела шевельнуться.

Гвенвин сунула пистолет себе за пояс и осторожно посмотрела на лонтестанку. Насколько она пострадала? Тяжело ранена или просто притворяется? Хотя она не собирается помогать своему раненому врагу, Гвенвин отделилась от тела и направила эго-поле осмотреть раны женщины. В этом случае эго-поле могло сделать много больше, чем руки, потому что забота о теле была его основной функцией.

Все осмотрев, Гвенвин отступила и замерла, пристально глядя на старшую женщину.

Марвис не была сильно покалечена. Пара сломанных ребер, небольшое внутреннее кровотечение и торчащая из левого плеча стрела. Ничего такого, что ее жизнеобеспечивающая система не залечила бы за несколько часов, стоило только извлечь стрелу. И Гвенвин шагнула вперед и осторожно вытащила стрелу.

Да, Марвис была прекрасна. И такими же будут ее дети.

— Беременность!

Около двух недель или чуть больше, догадалась Гвенвин. Ах, эта очаровательная деревенщина, Хальм Оканон! Он и здесь успел!

— Марвис, — позвала она.

Женщина медленно поднялась.

— Ох!

— Ты скоро будешь в полном порядке. Я вытащила стрелу. А мне лучше уйти прямо сейчас.

Марвис с трудом приоткрыла глаза и вопросительно уставилась на нее.

— Куда ты пойдешь?

— В Коммуналити, естественно. Если ты не забыла, у меня есть, что там рассказать.

— А… Мы еще увидимся?

— Нет, если это будет зависеть от меня. Прощай.

Гвенвин поднялась от поверхности. Она не стала возвращаться, чтобы подобрать лук, забытый у подножья утеса. Но прежде чем прыгнуть из системы Арборы, она остановилась и задумалась. Несмотря на то, о чем сказала ей беременность Марвис, оставалось только обещание вернуться через три года…

Она включила свой микрофон, настроила на широкий спектр частот и позвала:

— Хальм Оканон?

Молчание.

— Отвечай, Хальм, — жестко сказала она, — Я все знаю.

— Да, Гвенвин, — зазвучал в левом ухе ее голос. — Я очень сожалею.

— Уж в этом-то я уверена, — проворчала она, точнее настраиваясь на его приемник. — Но зачем же ты все так тайком… Я даже не слишком виню тебя. Возможно, мужчины нашего вида будут такими же полигамными, как хомо сапиенс. Плохо только, что на этот раз ты промахнулся. Боже, как ты мог так поступить?

— А… что с Марвис?

— Не беспокойся! Сейчас она лежит и стонет, но через пару часов будет в полном порядке.

— Она знает что-нибудь о нашей встрече?

— Только не от меня. Но сейчас тебе больше нет смысла притворяться, так почему бы тебе не быть искренним хотя бы с ней?

— Может, я так и сделаю, — задумчиво сказал он. — Как ты догадалась?

— У нее первые недели беременности. Как глупа я была, восхищаясь твоей лесной жизнью! У какого фермера ты покупал те яйца? А лук купил в спортивном магазине в Лопейте или слетал в большой город, чтобы найти его? Может, в город за полпланеты от того места, где я приземлилась, но близко к тому, где приземлилась Марвис? И не на Бернсву ли ты летал, чтобы достать подзарядник? Проклятье! Не удивительно, что твоя карта заводила меня то в болото, то в заросли шиповника. Ты же составлял ее, просто пролетая на низкой высоте!

— Гвенвин, я сделал все это потому, что давно об этом думал и ждал подходящего случая. Попробуй меня понять, ладно? — убеждал он. — Мы новая порода и только недавно мы узнали, что вообще существуем. У нас даже нет собственного имени. Мы и наши дети должны развиваться в нормальных условиях, а не среди дряхлого человечества, ведущего бесконечную эко-войну. Мы должны найти свои пути к цели, Гвенвин, и мы сможем сделать это здесь, на Арборе. Ты понимаешь, что это разумно?

— А я решила до завтра не быть разумной, — ответила она. — Во всяком случае, я не вижу разумности в том, чтобы начинать становление нашего вида с обмана людей. Черт побери, Хальм, я же тебе ничего не говорила о лонтестанке! И все-таки…

Она замолчала, так как в голову ей пришла другая мысль.

— Но вообще-то ты здорово все проделал, как настоящий пограничник! Ты с Лонтестана или с Коммуналити?

— С Коммуналити, — проворчал он.

— Попробую найти твою карточку, когда буду дома, — сказала Гвенвин. — Интересно, как удалось тебе изъять все данные из компьютеров. И как ты получил данные на меня и на Марвис, когда мы даже не подозревали о твоем существовании. Думаю, это было ловко сделано. Ты за несколько часов мог предвидеть, что я и она появимся у Арборы, и сумел встретиться с каждой наедине. Ладно, прощай, Хальм. Живите с Марвис и рожайте побольше детей.

— Ты вернешься, Гвенвин, — уверенно сказал он.

— Я так не думаю.

— Ты сейчас слишком рассержена, но за время пути образумишься, — рассмеялся он. — И не забывай, что я единственный подходящий для тебя мужчина.

— На это, пожалуй, не рассчитывай. И не обманывайся. Может быть, где-то рядом есть точно такие же. А если и нет, то даже тогда я скорее останусь старой девой, чем буду твоей второй женой.

— Я тебя не понимаю, — жалобно сказал он.

— А я неразумна. И если бы ты это понимал, то мог бы предвидеть мое глупое стремление увести Марвис прочь от Арборы, раз уж я сама ухожу. Если б я этого не сделала, может быть, я и не раскрыла бы твоего обмана.

— Ладно, — успокаивающе сказал он, — такую ревность мне и правда трудно понять. Но, улетая сегодня утром, ты была уверена, что вернешься?

— То есть ты хочешь знать, люблю ли я тебя? — усмехнулась она. — Ха, если ты и вправду думал, что мы можем не соперничать с Марвис, я тебе не завидую. Мы же и вправду стреляли друг в друга. Вот это я и пыталась предотвратить, а не заботиться о том, чтобы выиграть тебя. Люблю тебя? Черт возьми, Хальм, ты мне даже не нравишься!

С этим она прыгнула к дому. Она сказала все, что хотела сказать. Но, черт возьми, как она теперь будет искать нужного мужчину, когда достигнет возраста Марвис?

Несколько часов спустя и далеко от Арборы, какой-то голос зазвучал в ее приемнике.

— Счастливого пути, Гвенвин Остер.

— А? Кто это?

Нет ответа.

Кто же это мог быть? Звонкий голос, как у двадцатилетнего мальчишки. Но что здесь мог делать этот малыш, и откуда он ее знает?

Через несколько лет она узнала точный ответ. К тому времени голос мальчишки превратился в мужской баритон…

Гвенвин никогда не вернется на Арбору. Вернутся ее дети.

Перевод с англ. Т. Завьяловой

ФАТА-МОРГАНА 8 (Фантастические рассказы и повести)


предыдущая глава | ФАТА-МОРГАНА 8 (Фантастические рассказы и повести) | Фрэнк Башби ВЕРХОМ НА ЕДИНОРОГЕ



Loading...