home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Крис Невил

МЕДИЦИНСКАЯ ПРАКТИКА СРЕДИ БЕССМЕРТНЫХ

ФАТА-МОРГАНА 8 (Фантастические рассказы и повести)

Разве это не прекрасно — жить вечно и путешествовать к звездам?

Услышав трель звонка, доктор медицины Феликс Вивер понял, что пришел ремонтник. Он торопливо встал — ведь каждый сигнал звонка стоил денег. Открывая дверь, доктор Вивер с удовольствием отметил, что мастер сменился. Предыдущий работал не так хорошо, как следовало бы, поэтому плитка снова стала барахлить. Новый же (а если повезет, то и его семья), возможно, нуждается в медицинских услугах. Имея в перспективе гарантированное бессмертие, никто не хотел бы оказаться преждевременно выбывшим из-за какой-нибудь вполне исправимой неполадки, какой бы малой ни была ее вероятность.

— Опять плитка, — сказал доктор Вивер.

— Можно ее посмотреть?

— Да, проходите.

Доктор Вивер жил в одном из тех старых домов, которым требовался основательный ремонт. То, что раньше было кухней, сейчас представляло собой его медицинскую лабораторию. За ней располагался кабинет — переоборудованная каморка, в которой стояли два стула и стол красного дерева. На собственно кухню, где готовили еду, вела из столовой бетонная лестница.

Доктор Вивер включил на лестнице свет, и оба они спустились вниз. Ремонтник бегло осмотрел плиту, затем вернулся к своему чемодану, который он оставил у подножия лестницы. Он открыл его и стал выкладывать инструменты. Вскоре вокруг него лежали индикаторы, зонды, осциллограф и маленький компьютер.

— Давайте включим эту штуку и посмотрим, — сказал он.

Доктор Вивер вынул свою визитную карточку и беспокойно теребил ее в руках. Приходилось постоянно искать клиентов такова уж судьба врача. Иногда под действием ночного воздуха возникали странные болезни. От них прописывали универсальные прививки. Время от времени можно было воспользоваться всеобщим страхом перед эпидемией, и тогда дела шли хорошо неделю, а то и две. Если не было эпидемий, всем рекомендовалось на всякий случай по крайней мере раз в полгода выводить из организма вредные вещества, поскольку никогда нельзя знать с уверенностью, какой смертельный яд может случайно попасть в воздух или в пищу. Кое-какой заработок приносило выписывание болеутоляющих, кислородных препаратов от похмелья и другие всевозможные услуги. Очень редко встречались случаи, когда требовалось хирургическое вмешательство, так что гонорар уплывал от обнаружившего это к хирургу. Одним словом, не бог весть что, хотя жить можно.

Вивер стоял, переминаясь с ноги на ногу.

— Цены на хлеб сегодня опять выросли, — сказал ремонтник. — Такая жизнь пошла, что рабочему человеку не свести концы с концами.

— Да, пожалуй, — ответил доктор Вивер. Он почувствовал непреодолимый прилив гнева. Убийства, хоть и сурово наказуемые, все же случались. Доктор Вивер был твердым сторонником президента.

— Хочу вас порадовать: компьютер нашел неисправность и я сейчас мигом ее починю.

— Будет ли у вас после этого время выпить чашечку кофе? Доктор Вивер предложил это, заведомо зная, что ему в любом случае придется потратить целый час.

— Это было бы неплохо, — сказал мастер.

— Сразу, как только вы закончите, — сказал доктор Вивер, наклоняясь и заглядывая ему через плечо.

Ремонтник, не очень довольный тем, что у него стоят над душой, остановился и присел.

— Давайте, я объясню, что я делаю, — предложил он. — Видите, эта плитка соединена с холодильным отделением, где хранятся продукты, а вот здесь есть маленький переключатель, который должен включать ее, когда продукты подаются оттуда, соскальзывая по желобу. Сейчас этот маленький переключатель создает нам проблемы…

— Так позовите меня, как только закончите.

— …проблемы при включении, поскольку устройство довольно сложное. Вам надо учитывать, что плитка должна поддерживать различный уровень температуры в разных местах, если вы хотите, чтобы все блюда были готовы одновременно.

— Я это понимаю, — сказал доктор Вивер, — но мне сейчас действительно нужно идти. — Он оставил ремонтника одного. Этот человек, если его достаточно рассердить, может следовать за ним по дому от комнаты к комнате и объяснять работу оборудования. Как известно, ремонтник вполне на это способен.

Доктор Вивер ждал в своей лаборатории, которая использовалась и как кухня, если еду готовили вручную. Все, что в ней находилось, ему выдали при окончании медицинского училища, поскольку при доходах от его практики ему потребовалось бы десять жизней, чтобы оплатить все это. Поэтому он не мог производить крупного ремонта оборудования. Это могли бы сделать инженеры, которые учились намного дольше, чем он. Человеческое тело, если даже рассмотреть его во всех деталях, намного проще, чем многие электронные устройства. В человеческом организме могут пока что плохо работать с полдюжины важных химических реакций да несколько механизмов. Как и радио, он сравнительно прост, самообновляем и построен раз и навсегда.

Вскоре пришел мастер.

— Все нормально, — сказал он. — Я думал, что, может, придется заменить переключатель, но вам на этот раз повезло. Скажите жене, чтобы она следила за показаниями разности температур. Если обращаться с ней так грубо, то она и года не протянет. Надо учиться правильно пользоваться ей, если вы хотите, чтобы она работала.

— Я ей скажу.

Ремонтник уселся, явно довольный тем, как быстро он обнаружил и устранил поломку.

— Я работаю здесь по двадцать часов в неделю, — сказал он, — и остальной мир, надо сказать, неплохо устроился без такой тяжелой работы. Почему, вы думаете, наши налоги тратят на попытки индустриализировать Азию?

Доктор Вивер вдруг с отчаянием подумал, что будущее определяется настоящим. Большинство, в конце концов, пойдет туда, куда оно хочет идти. Промышленно развитой Азии будет нужно больше ремонтников, чем докторов. И он мало что может тут поделать. Им снова овладел гнев. Он налил кофе для двоих, его рука дрожала. Еще тридцать минут, оставалось тридцать минут от стосемидесятипятидолларового часа. Он знал, что рано или поздно он кого-нибудь убьет.

Рабочий сказал:

— Сколько лет мы носились с этой наукой, а? И сколько денег из нашего кармана спустили в эту прорву?

Доктор Вивер заметил:

— В настоящее время трудно догадаться, какой новый способ сойти с ума еще могут выдумать.

— И очень трудно, насколько могу судить я, инженер, понять, здоров ли человек, думающий, что владеет фундаментальным строением пространственно-временного континуума, и ожидающий при этом успеха.

— Я не силен в теории, — сказал доктор Вивер, — но разве вам бы не хотелось, чтобы мы имели возможность исследовать другие звездные системы, а не только наши восемь маленьких планет? Когда-нибудь мы сможем летать туда, если только сконструировать соответствующие аппараты, и тогда нам может понадобиться помощь Азии в их создании. Мне кажется, нам следует поддержать президента в этом вопросе.

— И все-таки, можете вы мне сказать, зачем нам это нужно? Вот что меня интересует.

Доктор Вивер мысленно представил себе картину других планет, вращающихся вокруг других звезд.

— У нас появится множество технологических новшеств.

— У нас уже есть все, что нужно.

Слепой гнев снова переполнил доктора Вивера, но он почему-то никак не мог дать ему выход в словах, и гнев жег его изнутри. Почему он должен так беспокоиться о полетах к звездам? Что, в самом деле, нужно человеку кроме того, что у него есть? Почти каждый думает так же, как этот рабочий. И все же доктор Вивер был убежден, что это неверно. Они все заблуждаются. Необходимо привести планету в порядок и путешествовать к звездам.

— Если бы не высокие налоги и не необходимость надрывать пупок на работе каждую неделю, — продолжал мастер, — я был бы совершенно счастлив, уж поверьте моему слову.

Доктор Вивер почувствовал, что гнев отступает и его сменяет отчаяние.

— Хорошее у вас тут место, — сказал рабочий, накладывая себе в кофе четыре ложки сахара и помешивая.

— Да, нам нравится. Я всего лишь врач, доктор медицины, так вот и живем. У вас есть дети?

— Один. Ему два года. Мы планируем еще одного, когда этот кончит колледж. Я думаю, лучше, чтобы разница в возрасте была большой. Я знаю много людей, завязавших с этим, не желая беспокойств со вторым ребенком. Но я думаю все же пойти этим путем.

— Мы тоже, — сказал доктор Вивер. — Нашему сыну семнадцать, и мы всерьез подумываем завести второго.

— Семнадцать? — переспросил рабочий. — Ну и как по-вашему, о чем думает молодежь? Совершенно непонятно. На что они надеются? Носятся по всем этим аграрным странам и расстраивают экономику.

Доктор Вивер понял, что развернувшееся обсуждение только отпугнет потенциального клиента. Не говоря уже о том, что ввергнет его в новые волны гнева и отчаяния.

— Возьмите, пожалуйста, мою визитную карточку, — предложил доктор Вивер, — на случай, если вам потребуются услуги врача. По-моему, это правильно, что вы растите пока одного ребенка. Ведь он, действительно, требует полного внимания, по крайней мере, первые пятнадцать лет. Вы приняли мудрое решение. Не хотите ли посмотреть мою маленькую лабораторию? Она очень хорошо укомплектована.

— Давайте посмотрим. Вот это — клеточный монитор отличной модели.

— Вам, конечно, не нужно разъяснять, как он устроен, но его здорово сконструировали. С его помощью я могу обнаружить любой органический дефект. Теперь, конечно, большинство из них несущественно, лишь один требует постоянного внимания, но вы никогда не можете быть уверены, что все в порядке, без профессиональной консультации.

Рабочий приготовился слушать с интересом, хотя, конечно, знал, что, если исключить несчастный случай, яд и неизлечимую наследственную болезнь, он может жить сколько угодно долго. По сути дела, долговечность — это просто вопрос устранения желания смерти и поддержания в порядке эндокринной системы, чтобы предотвратить старение.

— Такое обследование стоит всего пятьсот долларов, — сказал доктор Вивер. — А затем я даю вам все необходимые лекарства бесплатно. Теперь, конечно, есть рутинная проверка, которая фактически то же самое и которую я могу сделать за семнадцать с полтиной плюс шесть долларов и двадцать пять центов за каждую дозу лекарства; их число редко бывает более десяти. Вы, возможно, найдете ее более предпочтительной. Многие мои пациенты находятся под постоянным наблюдением, которое включает периодическое выведение ядов и рекомендуется медицинской ассоциацией. Я думаю, вам следовало бы всерьез подумать о такой лечебной программе.

Рабочий пообещал о том, чтобы как-нибудь зайти. Он был у врача месяцев шесть назад, но по нему трудно было определить. То, что один прослушает, другой запомнит, так что он может назначить предварительный визит для жены и ребенка. Если они сочтут, что стоит попробовать, тогда он уже и сам придет на процедуры.

— Конечно, буду рад вас видеть, — сказал ему доктор Вивер.

В это время доктор Вивер пожалел, что он не хирург и вынужден вот так заманивать клиентов. Однако хороший хирург это специалист высокой квалификации, и, без сомнения, требуется исключительный талант и тяжелая работа, чтобы сохранить хорошую форму при редкости операций. Каждая из них подробно изучалась, и если человека уличали в какой-нибудь уловке, то его увольняли, а оставшись без работы, которой он научен, человек обычно умирал между 65 и 70 годами, если не раньше.

Так что, может, оно и к лучшему, что он всего лишь доктор медицины, а не хирург. Доктор Вивер собирался жить хорошо и долго. Он поблагодарил мастера у дверей, подписал квитанцию и еще раз повторил, как он был бы рад видеть у себя его жену и ребенка.

Он вернулся в свой кабинет. Было еще рановато для следующего посетителя, миссис Кристиансон. Она, непонятно по каким причинам, хотела внести химические изменения в волосяной покров своего тела.

Доктор Вивер бросил взгляд на газету.

Передовица была о человеке, только что отметившем сто двадцатилетие. Действительно, редкость. Доктор Вивер посмотрел список самоубийц — нет ли там кого из знакомых.

Перевод с англ. М. Черниковой

ФАТА-МОРГАНА 8 (Фантастические рассказы и повести)


Фрэнк Башби ВЕРХОМ НА ЕДИНОРОГЕ | ФАТА-МОРГАНА 8 (Фантастические рассказы и повести) | КОРАБЛЬ СМЕРТИ



Loading...