home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава третья

Битва веков

Билл достал сигареты, и они закурили. Потом, с револьверами в свободно опущенных руках, медленно пошли через огромную арену. Ряды на трибунах были переполнены людьми. С трибун доносился рев. Они узнали его. Это был рев толпы, собравшейся в ожидании битвы и требовавшей крови.

— Обычное сборище футбольных болельщиков, — усмехнулся Карл.

Трибуны принимали все прибывающие толпы, но было очевидно, что собравшиеся все вместе обитатели руин смогут заполнить лишь малую часть тысяч сидений.

Казалось, путешественники затерялись в этом огромном пространстве. Почти в зените, прямо над головами, висело огромное красное солнце. Словно они шли по освещаемой закатом пустыне, обрамленной чудовищными белыми утесами.

— Должно быть, когда строили эту штуку, Денвер был огромным городом, — заметил Билл. — Представь себе, сколько народу она может вместить. Интересно, для чего это предназначалось?

— Наверное, мы никогда не узнаем об этом, — ответил Карл.

Они дошли до центра арены.

Карл остановился.

— Ты знаешь, — проговорил он, — я тут поразмыслил немного. У нас неплохие шансы против Голан-Керта. За последние пятнадцать минут каждая наша мысль содержала открытое презрение к нему, но он ничего не предпринял, чтобы уничтожить нас. Хотя, возможно, он просто выжидает. Я начинаю верить в то, что он не может читать наши мысли, как это было со стариком. Он убил его в тот момент, когда были произнесены слова предательства.

Билл кивнул.

И как бы в ответ на слова Карла сверху навалилась огромная тяжесть. Билл ощутил, как по его телу расползается беспощадная боль, слабнут колени, закружилась голова. Перед глазами закружили разноцветные пятна, ужасная боль скрутила живот.

Он сделал шаг и споткнулся. Чья-то рука вцепилась в его плечо, с силой его встряхнула. От сотрясения его рассудок мгновенно просветлел. Туман, застилавший его глаза, стал рассеиваться, и сквозь него Билл увидел бледное, перекошенное лицо друга.

Губы на лице шевелились.

— Взбодрись старина, с тобой все в порядке. У тебя прекрасное самочувствие.

Словно что-то сломалось в его голове. Это было внушение, внушение Голан-Керта, и он победил его.

Билл твердо уперся ногами в песок, с усилием расправил плечи и улыбнулся:

— Нет, черт возьми, со мной все в порядке, и у меня прекрасное самочувствие.

Карл ударил его по спине.

— Это призрак, — прорычал он. — Минуту назад он чуть не свалил меня с ног. Но мы должны побить его, парень, мы его просто должны побить!

Билл хрипло рассмеялся. Голова его была чиста, сила снова возвращалась в тело. Первый раунд был выигран!

— Но где же этот Голан-Керт?! — выпалил он.

— Он невидим, — прорычал Карл. — Но у меня есть мысль, что в этом состоянии он не может показать все, на что он способен. Мы заставим его показаться, а потом зададим ему работенку.

Холодящий душу рев толпы донесся до них. Трибуны видели и по достоинству оценили маленькую драму, разыгравшуюся посреди арены. Они просили большего.

Внезапно позади их раздался яростный перестук.

Они вздрогнули. Это было знакомое «тра-та-та» пулемета.

Они без колебания упали плашмя, прижавшись к поверхности, стараясь зарыться в песок.

Кругом их взлетали маленькие фонтанчики песка. Билл почувствовал обжигающую боль в руке. Пуля настигла его. Это был конец. На широком пространстве арены невозможно было укрыться от огня бьющего по ним сзади пулемета. Жгучая боль вцепилась в ногу: еще попадание.

Затем он дико захохотал. Не было здесь ни пуль, ни пулемета. Было просто внушение. Уловка, чтобы они поверили в свою смерть. Обман, который, продолжаясь достаточно долго, на самом деле бы их убил.

Он встал на колени, поднимая за собой Карла. Нога и рука все еще болели, но он не обращал на это никакого внимания. Он яростно внушал себе, что с ними все в порядке, все в абсолютном порядке.

— Снова внушение! — прокричал он Карлу. — Нет здесь никакого пулемета.

Карл кивнул. Они встали и повернулись. Там, в паре сотен ярдов, скрючилась за неистово плюющимся красным пламенем пулеметом одетая в форму хаки фигура.

— Это не пулемет, — медленно проговорил Билл.

— Разумеется, это не пулемет, — как будто заучивая фразу наизусть, повторил Карл.

Они медленно пошли навстречу строчащему пулемету. Хотя пули по-прежнему свистели вокруг, ни одна из них не попала в цель. Боли в руке и ноге Билл больше не чувствовал.

Внезапно и пулемет, и одетая в форму хаки фигура исчезли. Еще секунду назад они были, а теперь их уже нет.

— Я полагал, что он так и сделает, — сказал Билл.

— Хотя старина все еще крепится, — ответил Карл, — здесь еще кое-что из его внушений.


Карл указал на ворота, похожие на арку. Через них, шеренга за шеренгой, проходили одетые в форму цвета хаки солдаты с железными масками на головах, с винтовками через плечо. Офицер отдал резкий приказ, и войска начали разворачиваться на поле в боевом порядке.

Пронзительный звук горна отвлек внимание путешественников, и им представилось зрелище выходящей из других ворот когорты легионеров. Щиты тускло блестели на солнце, отчетливо доносился звук бряцания оружия.

— Знаешь, в чем я уверен? — спросил Карл.

— В чем?

— Голан-Керт не может внушить нам ничего нового. Пулеметы, солдаты, легионеры, — это вещи, о которых у нас есть четкое представление.

— Но почему же тогда мы видим все это, — спросил Билл, хотя и знаем, что в действительности ничего нет?

— Не знаю, — ответил Карл, — слишком много в этом деле необъяснимых вещей.

— В любом случае, он устроил для толпы неплохой спектакль, — заметил Билл.

Болельщики неистовствовали. Раздавались пронзительные вопли женщин и громкий рев мужчин. Публика была в восторге.

Огромный, свирепый лев, страшно рыча, прыгнул за спины двоих путешественников. Топот копыт возвестил о прибытии других созданных силой мысли животных.

— Пора что-нибудь предпринять, — проговорил Карл.

Он высоко поднял свой «сорок пятый» и дал выстрел в воздух. Воцарилась тишина.

— Голан-Керт, внимание! — прогремел его голос, слышимый теперь, наверное, в каждом уголке арены. — Мы вызываем на поединок лично тебя. Нам не страшны твои твари, потому что они не могут причинить нам вреда. Мы хотим драться с тобой!

Благоговейное молчание охватило толпу. Впервые их божество получило открытый вызов. Они ожидали, что две одинокие фигуры на арене будут тут же раздавлены в лепешку.

Однако этого не случилось.

Снова прозвучал голос Карла:

— Выбирайся из своей норы, толстобрюхая жаба! Выходи и дерись, если в тебе есть хоть капля мужества, ты, грязный, подлый трус!

Толпа, возможно, не поняла значения каждого слова, но общий смысл сказанного был вполне для нее ясен. С трибуны раздался угрожающий ропот, и внезапно толпа пришла в движение. Люди перепрыгивали через низкую стенку перед трибунами и бежали по арене.

Затем раздался звучный глубокий и сильный голос:

— Стойте! Я, Голан-Керт, займусь этими людьми сам!

Карл заметил, что солдаты и лев исчезли. За исключением его с Биллом и своры людей будущего, замиравших при звуке пришедшего ниоткуда голоса, арена была пуста.

Они напряженно ждали. Для большей устойчивости Карл зарылся ступнями в песок. Зарядил, вместо расстрелянных, новые патроны в барабан. Билл вытер рукавом пот со лба.

— Сейчас он — сплошные мозги, — усмехнулся Карл.

Билл улыбнулся.

— Два интеллекта, но посредственных, против одного, но великого.

— Смотри, Билл! — крикнул ему Карл.

Прямо перед ними и немного выше их голов сформировалось поле света, маленький яркий шар в сумрачной атмосфере. Он медленно пульсировал, разрастался.

Двое путешественников ошеломленно наблюдали за этим. Пульсация разрасталась, охватывая всю поверхность шара. По мере ее нарастания шар тускнел, и чудовище обрело форму. Вначале ее можно было рассмотреть только приблизительно, но потом со временем она становилась все ясней и ясней, приобретая четкие очертания.

ФАТА-МОРГАНА 8 (Фантастические рассказы и повести)

Гигантский мозг, около двух футов в диаметре, без всякой видимой поддержки висел в воздухе. Голый, изборожденный извилинами, отвратительный мозг.

Отвращение усиливалось из-за двух маленьких, как у свиньи, лишенных ресниц близко посаженных глаз и изогнутого клюва, который начинался прямо под передней частью мозга; и основывался на том, что, вероятно, было атрофировавшимся лицом.

Оба путешественника были поражены ужасом, но громадным усилием воли сохраняли самообладание.

— Здорово, Голан-Керт, — язвительно процедил Карл. Одновременно его рука взметнулась вверх, и курок револьвера под давлением пальца медленно отошел назад. Но прежде чем он смог совместить мушку револьвера с гигантским мозгом, его рука замерла, и Карл застыл, как замороженный, скован ужасной силой, исторгнутой Голан-Кертом.

Рука Билла взметнулась вверх, и его «сорок пятый» сердитым грохотом взорвал тишину. Однако во время выстрела его рука отлетела в сторону, словно по ней был нанесен сильный удар, и пуля на ничтожную часть дюйма ушла в сторону от огромного мозга.

— Самонадеянные глупцы! — прогремел голос, который, однако, в действительности голосом не был, так как отсутствовал звук; просто возникло чувство, что они слышат это. Двое, замершие, будто во внимании, поняли, что это телепатия: мозг, находящийся перед ними, испускал мощное излучение.

— Самонадеянные глупцы, вы хотите побить меня, Голан-Керта? Меня, чья мыслительная мощь в сотни раз превышает способности вех ваших вместе взятых умов? Меня, чьи познания беспредельны во времени?

— Мы побьем тебя! — рявкнул Карл. — Сейчас мы тебя побьем. Мы знаем, кто ты такой. Ты не из Космоса. Тебя породили в одной из лабораторий. Неизвестно, какое количество лет ты развивался в искусственных условиях. Ты не бессмертен. Нашего оружия ты испугался. Пуля, попавшая в мозг, покончит с тобой.


— Кто вы такие, чтобы судить об этом, — докатилась волной мысль, — вы, с крохотными мозгами двадцатого века? В мое время вы пришли как незванные гости и бросили мне вызов. Я уничтожу вас. Я, тот, кто пришел много веков назад из Космоса для того, чтобы править избранной мной частью пространства, не испытываю страха ни перед вами, ни перед вашим допотопным оружием.

— Когда нам пришлось использовать оружие, тебе удалось нас провести. Но если я доберусь до тебя, то оно уже мне не понадобится. Я разорву тебя вот этими голыми руками.

— Продолжайте, — громыхнула волна мысли. — Расскажите, кем вы меня считаете, но, когда закончите, я сотру вас в порошок. Вы станете пылью в воздухе, пеплом в песках.

Передаваемые мысли обрели торжествующе-издевательский тон.

Карл повысил голос до крика. Это было сделано специально в расчете на то, что его услышат люди будущего и, пока еще не поздно поймут настоящую сущность Голан-Керта. И они слушали его с раскрытыми ртами.

— Когда-то ты был человеком, — загремел голос Карла, — и великим ученым. Ты изучал мозг. В конце концов ты сделал открытие, благодаря которому возникла возможность развивать мозг до неимоверной степени. Уверившись в своих способностях и поняв, какую силу возможно приобрести, ты превратил себя в существо, состоящее из одного мозга. Ты мошенник и обманщик. В течение миллионов лет ты издевался над человечеством. Ты не из Космоса. Ты — человек или то, что когда-то было им. Ты — жестокость, мерзость…

Даже мысль, излучаемая мозгом, казалось, пульсировала от гнева:

— Вы лжете. Я из Космоса. Я — бессмертен. Я убью вас, убью…

Внезапно Билл рассмеялся, и его грубый хохот отразился эхом от белокаменных трибун. Это было единственным спасением от ужасного напряжения, но смеялся он потому, что осознавал всю комичность своего положения: путешественники из двадцатого столетия, проникшие на много лет вперед, ругались с мошенником, провозгласившим себя богом людей, родившихся намного позднее его естественной смерти.

Билл ощутил, как страшная мощь Голан-Керта концентрируется на нем. По его лицу покатился пот, тело задрожало, и он почувствовал, что силы покидают его.

Он перестал смеяться и сразу же получил сильнейший удар. Билл пошатнулся. И тут его осенило: именно смех. Смех и насмешки — только это может поправить дело.

— Смейся, дурак, смейся… — простонал он.

Карл слепо подчинился, и они оба зашлись полурычащим, полурыдающим смехом. Билл чисто инстинктивно, почти не контролируя свои действия, стал обзывать гигантский мозг самыми отвратительными словами.

Карл начал понимать: Билл затеял большую игру. Огромный мозг, противостоящий им, из-за свойственного ему величайшего эгоизма не терпел насмешек и должен был ослабить свою хватку перед бурей колкостей и издевательств. Сквозь множество столетий он пронес сверхъестественную мощь, сталкиваясь только с высочайшим почтением. Никто никогда не смеялся над ним, и применение этого страшного оружия явилось для него полной неожиданностью.

Карл присоединился к Биллу и тоже стал осыпать Голан-Керта насмешками. Это был настоящий карнавал оскорблений. Они не сознавали, что говорят. Умы их подверглись вторжению Голан-Керта, и языки плели, что попало.

После каждого оскорбления они заливались смехом, переполненные сатанинским весельем. Сквозь хохот они почувствовали силу мозга и его нарастающий гнев. Их измученные болью тела стремились, извиваясь в агонии, рухнуть на песок, но путешественники продолжали хохотать и выкрикивать насмешки.

Казалось, прошла вечность с тех пор, как они сцепились с Голан-Кертом, но, несмотря на ужасную, пронизывающую с головы до пят боль, они не прекращали смеяться, продолжая издеваться над огромным интеллектом мозга и тем самым убивая его. Это было единственным оружием. Иначе всепоглощающие волны извергаемого с дикой яростью внушения разорвали бы на куски каждый нерв их охваченных болью тел.

Путешественники почувствовали ярость гигантского мозга. Он буквально обезумел от гнева. Они действительно разозлили его. Мало того, своими насмешками они высасывали из него всю жизнь!

Сами того не сознавая, они сбавили тон смеха и, испытывая полнейший упадок сил, замолчали.

И тут снова ощутили страшную силу мозга. Казалось, у него были скрытые резервы, благодаря которым он постоянно поддерживал свою мощь. Мозг нанес им ужасный удар, который заставил их согнуться пополам, затемнил глаза, затуманил головы, принес боль в каждый нерв и сустав.

Казалось, к ним прикладывали раскаленное железо, сотни иголок впивались в тело, острые, как бритва, ножи разрезали плоть на куски. Они зашатались, вслепую шаря по сторонам руками, выплескивая ругательства, стеная от боли.

Сквозь красный туман страданий пришел шепот, чарующий шепот, заманивающий, указывающий путь к спасению.

— Обратите оружие, против себя. Вашим мукам придет конец. Смерть безболезненна.

Шепот проник во все уголки мозга. Вот он, выход! Зачем продолжать эту бесконечную пытку? Смерть безболезненна. Ствол к голове, нажим на курок — и забвение.


Билл приставил револьвер к виску. Его палец лег на курок. Все было шуткой, глупой шуткой: побить Голан-Керта его же руками!

Сквозь хохот прорвался голос. Это был Карл.

— Ты дурак! Это Голан-Керт! Это Голан-Керт! Дурак!

Он увидел качнувшегося к нему друга, увидел искаженное от боли лицо, шевелящиеся губы.

Билл уронил руку, и, продолжая безумно хохотать, почувствовал донесшуюся до него досаду. Ужасный мозг пустил в ход свой главный козырь и проиграл, но в то же время чуть не прикончил Билла. Если бы не Карл, лежать бы ему на песке с расколотой на части головой.

Потом они вдруг ощутили, что сила мозга постепенно иссякает.

Они побили его!

Они чувствовали неимоверные усилия мозга, пытавшегося восстановить над людьми контроль. Долгие годы он жил без сражений, не сомневаясь в том, что является властелином планеты. Они чувствовали бессильный гнев и нарастающий страх, постепенно овладевающий гигантским мозгом.

Но он был побит, в конце концов, людьми из давно забытой эпохи. Он потерпел поражение из-за насмешки, с которой никогда не был знаком и, мало того, даже не предполагал об ее существовании.

Его силы постепенно убывали. Люди двадцатого века почувствовали, что мозг растерян, что его смертная хватка слабеет.

Они перестали смеяться: болели бока, першило в горле. И сразу услышали сотрясавшиеся от хохота трибуны. Вся толпа смеялась. Волна ужасного шума накрыла их. Люди будущего буквально рыдали, сгибаясь пополам, топая ногами, запрокидывая головы к мрачным небесам. Они смеялись над Голан-Кертом, оскорбляли и освистывали его. Власти гигантского мозга наступил конец.

В течении многих поколений люди будущего ненавидели его той ненавистью, которой он их учил. Ненавидели и боялись. Теперь страх исчез, осталась только ненависть.

Он, бывший когда-то богом, превратился в посмешище. В жалкого клоуна с сорванной маской, одинокого и нагого, благодаря тирании проложившего себе путь сквозь века.

Словно в тумане люди двадцатого века видели огромный, корчащийся в своем бессилии противостоять граду насмешек мозг, который уже был не в состоянии править населением умирающего мира. Его близко посаженные глаза злобно горели, клюв гневно и беспомощно щелкал. Он устал, слишком сильно устал, чтобы восстановить свою власть, Голан-Керту пришел конец!

Револьверы обоих путешественников во времени поднялись почти одновременно. На этот раз прицел был точен, и не было силы, чтобы отвратить опасность.

Револьверы торопливо заговорили, выплевывая огни ненависти. Мозг перевернулся в воздухе под ударами пуль, брызнула кровь, появились глубокие раны. Он глухо ударился о землю, вздрогнул и затих.

От пережитого, напряжения глаза людей двадцатого века закрылись, колени ослабли, и, с еще дымящимися «сорок пятыми» в руках, они тяжело опустились на песок.

А над ареной раздавался рев толпы людей будущего.

— Да здравствуют освободители! Голан-Керт мертв! Его власти конец! Да здравствуют спасители расы!


Глава вторая Приказы Голан-Кёрта | ФАТА-МОРГАНА 8 (Фантастические рассказы и повести) | Эпилог



Loading...