home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


9

Под толщей морских вод

Мощные ветви столетних дубов аркой смыкались у Франклина над головой. Под их сенью он въехал на широкий двор плантации Нейрна. Роберт и Шенди Тапмен были уже здесь сидели темные тени в слабом свете луны, горели красные точки их трубок.

– Я смотрю, ты что-то рано покинул званый обед, – сказал Шенди.

– Кажется у меня случилось расстройство желудка, – ответил Франклин. – А у вас тут какие новости?

Трубка Роберта пыхнула красными искорками, упавшими на землю мерцающим созвездием.

– Больше никаких кораблей на побережье мы не нашли. Как ты и предполагал, все продукты для званого обеда и новые платья для женщин привезли в город консерваторы.

Франклин кивнул и рукавом рубашки вытер пот со лба. Ночь выдалась душной, с моря ни ветерка.

– А воздушных кораблей вы нигде не заметили?

– Никаких признаков. Возможно, они приземлились где-то очень далеко и наши компасы не способны их уловить.

Франклин спешился, тут же с крыльца сбежал мальчик и взял лошадь под уздцы.

– Компасы могут фиксировать присутствие воздушных кораблей и колдунов на расстоянии в сотни миль и даже более, – задумчиво произнес он. – Ну что ж, пойдемте зададим несколько вопросов нашему пленнику.

– Меня зовут Леонард Улер.

– Московит?

– Нет. Я там учился и жил довольно долго, но родом я из Швейцарии.

– Но сюда-то прибыл из России. Вот об этом мы и поговорим.

Поворачиваясь к Роберту, Франклин так откинулся назад, что стул под ним заскрипел.

– Караул на дорогах? – спросил он Роберта.

Роберт кивнул и успокоил его:

– Слежки за тобой не было, они не заметили ни человека, ни эльфа, ни колдуна.

– Хорошо. Господин Улер, у меня нет времени, чтобы тратить его на пустую болтовню с вами, поэтому перейдем к сути дела. Вы прибыли сюда на корабле вместе с Джеймсом Стюартом?

– Да, я прибыл на одном из его кораблей.

– За спиной Джеймса стоит русский царь?

– Да.

– Пресвятая Дева, – прошипел Роберт, но Франклин махнул рукой, чтобы он замолчал.

– А за спиной царя стоят верховные владыки malakim, те самые херувимы, о которых вы говорили?

Улер хохотнул:

– Вы, сэр, попали в самую точку. Вопрос сложный, и, чтобы рассказать всю правду как она есть, потребуется очень много времени. Но если отвечать лаконично, то да.

– И на второй вопрос мне потребуется лаконичный ответ. Царь, используя Джеймса, хочет завоевать наши колонии?

– Да. И для этого есть два пути – либо Джеймса примут мирно, либо он воцарится при поддержке военной мощи русских.

Франклин потер подбородок. Он внимательно рассматривал Улера. Лицо колдуна виделось немного расплывчато, пора было надевать очки, которые он упорно игнорировал.

– Господин Улер, что заставляет вас предавать свою страну и те демонические силы, которым вы служите? Почему вы все это нам рассказываете?

– Россия не моя страна, и я, господин Франклин, совершенно четко об этом заявил. И malakim я больше не служу, об этом я также четко вам заявил. Я освободился от них.

– Да, вы говорили нам об этом. Но, тем не менее, наши компасы сразу же вас обнаружили. Как такое могло получиться, если вы утверждаете, что у вас нет эфирных сообщников?

Улер пожал плечами:

– Думаю, это остаточный магнетизм, но наверняка не знаю. Приложите все свои усилия, но эфирных "друзей" рядом со мной вы не обнаружите.

– Будьте спокойны, усилия мы приложим, – заверил его Франклин. – Допустим, вес что вы говорите, чистейшая правда. Но объясните мне, зачем вы именно меня разыскивали?

– Затем, господин Франклин, что хочу стать вашим соратником. Учиться у вас и служить с вами одному делу.

– И вы знаете, что это за дело! – дружелюбно спросил Франклин.

– Истинная наука. Истинная свобода.

Непроизвольно губы Бена растянулись в улыбку:

– Да, ваши владыки действительно очень хорошо осведомлены. Еще никто за все эти годы столь искусно, как вы, господин Улер, не расставлял передо мной капканы.

– Неужели вам так трудно поверить мне хотя бы на миг! Я не от них узнал о вас и ваших стремлениях, господин Франклин. Я узнал о вас из ваших же публикаций.

Мгновение Франклин с удивлением смотрел на колдуна, его кольнуло чувство вины. Неужели он слишком предвзято отнесся к этому человеку! А если все, что он говорит, прав да! В таком случае он мог бы оказаться очень ценным союзником.

– Господин Улер, вы располагаете доказательствами ваших добрых намерений, которые заставили бы нас вам поверить?

– Думаю, что да. Это будет для вас по-настоящему убедительным доказательством.

– Ну и что же это?

– Наведайтесь в гавань, и вам откроются истинные планы вашего будущего короля.

– В гавани стоят три корабля. Но я их уже видел.

– А вы не на поверхности ищите, – сказал Улер. – Вы под воду загляните.

Франклин остановил взгляд на амуниции, разложенной на его рабочем столе, протянул руку и уже в который раз затянул вентиль. Ну где же Роберт! Сгорая от нетерпения, он снова посмотрел на часы – неужели ждать еще двадцать минут? Но если Улер сказал правду, то у них каждая минута на счету.

Он вернулся к своим изобретениям. Уж коли его жизнь зависит от них, то следует проверять все до мельчайших деталей.

Это особенно касалось устройства конусообразной формы, на котором он в этот момент сосредоточился. Он назвал его depneumifier, хотя Роберт упорно именовал его "exorcister"[16]. Его новое изобретение должно было отличать malakim эфира от научных устройств, посредством которых они действовали в материальном мире, таких, например, как плавающие шары, которые удерживали воздушные корабли русских в воздухе. Долгие годы, потраченные Франклином на всевозможные научные эксперименты, научили его не доверять непроверенным на практике изобретениям, так как они не всегда оправдывали свое предназначение. Когда-то, еще в Праге, он пытался создать эгиду – особую одежду, способную сделать человека невидимым, наподобие той, что носил сэр Исаак Ньютон. Но вместо эгиды у него получилось устройство, которое вытесняло из окружающего воздушного пространства кислород, и в результате он чуть не погиб.

Послышались легкие шаги – это пришла Ленка. Он повернулся ей навстречу.

– Ах вот ты где, – сказала она. – Как тебе удалось ускользнуть?

– Без особых усилий.

– Хоть я и смогла на некоторое время отвлечь внимание твоего господина Стерна, думаю, они там что-то заподозрили. Ты уверен, что за тобой никто не следил?

– Уверен, насколько вообще можно быть уверенным. Ленка, это было довольно опасное занятие – морочить голову Стерну. Думаю, тебе не следовало этого делать.

Она чуть нахмурилась:

– Я член твоего Тайного союза, – сказала она. – Хотя иногда, как, например, сегодня, ты, кажется, об этом забываешь.

Он встал и взял ее руки в свои:

– Однажды, моя дорогая, я тебя уже чуть не потерял. Я даже думать не хочу, что такое может повториться.

По ее глазам он видел, что Ленка не принимает подобного извинения. Но она ничего не сказала, вместо этого высвободила руки и подошла к столу, на котором он разложил свои приспособления.

– Зачем ты достал скафандр для погружения под воду?

– Улер, колдун, которого мы поймали, утверждает, что претендент прибыл сюда в сопровождении какого-то подводного корабля. И мы с Робертом сегодня ночью хотим пойти и все проверить.

Она холодно посмотрела на него:

– А мне ты об этом не собирался говорить?

– Собирался, по возвращении. Я не хотел беспокоить тебя и лишать сна.

– Я и так не могу спать, когда тебя нет рядом, – сказала она, начиная сердиться. – Но мы с вами, господин Франклин, обсудим это потом. То, как вы со мной обращаетесь, не делает меня счастливой.

Пока он соображал, что ей ответить, Ленка посмотрела на часы и сказала:

– Сейчас постучат в дверь. Рекомендую тебе принять гостя.

– Гость? Кто?

– Кажется, ты не расположен предупреждать меня заранее, это дает мне право поступать с тобой таким же образом. Возможно, это король пришел рассказать тебе на ночь сказочку. А возможно, и сам царь Петр. Доброй ночи. И помни: если ты утонешь, то не приходи ко мне под дверь утопленником, капать на мой ковер.

Он поймал ее и нежно поцеловал. Она ответила на его поцелуй. Но когда отстранилась, строго посмотрела на него.

– Мы еще поговорим с тобой на эту тему, – повторила она, развернулась и пошла по лестнице наверх. Легкий шорох юбок пожелал ему доброй ночи.

Как она и предупреждала, раздался стук в дверь, и Франклин вздрогнул, несмотря на то, что ожидал его. С чувством неловкости он распахнул дверь.

– Мистер Накасо? – несколько удивленно произнес Франклин.

Парис Накасо, в чистом камзоле поверх жилета, согнулся в глубоком поклоне. Накасо был негром, как Франклин понял из его рассказа, родом из Анголы. В Чарльз-Таун его привезли за два года до того, как Черная Борода дал свободу всем рабам. Он был единственным негром в Законодательном собрании Южной Каролины.

– Надеюсь, я не слишком поздно, мистер Франклин?

Он отлично говорил по-английски, но с каким-то особым акцентом, нараспев.

– Нет, все в порядке, мистер Накасо. В любом случае я намеревался в ближайшее время встретиться с вами. Входите и присаживайтесь. Хотите мадеры?

– С удовольствием, мистер Франклин.

Франклин налил два бокала мадеры, и они расположились у камина.

– Я не видел вас на званом обеде… – осторожно начал Франклин.

Накасо грустно улыбнулся:

– Как член Собрания, я пытался попасть туда, но меня не пустили.

– Не пустили?

– Похоже, мне там никто не поверил, что я тоже состою в правительстве. Боюсь, что другие члены Собрания не особенно стремились помочь мне.

– Мне жаль, что так получилось. Вам следовало сразу обратиться ко мне.

– Вероятно. Мне часто приходило на ум, что вы справедливый человек. Когда я предложил увеличить в Собрании число представителей от негритянского населения колонии, вы были единственным, кто встал на мою сторону. И что удивительно, Тайный союз нас тоже поддержал.

– Полагаю, вы знаете мое отношение к этому делу.

– Знаю, или думаю, что знаю, – сказал Накасо и поставил на пол бокал. – Мистер Франклин, час уже поздний, поэтому прошу простить меня, но я незамедлительно хочу изложить то, с чем пришел. Мой народ очень боится этого английского короля. Они думают, что он вернет земли их прежним владельцам и нас опять сделают рабами. Мистер Франклин, я уже сносил одни кандалы и не хочу надевать новые. Их наденут только на мой труп.

– Я позабочусь, чтобы этого не произошло.

– Значит, Тайный союз против этого короля?

Франклин на секунду задумался:

– Я не могу говорить за всех, вернее будет сказать, что скоро все будут против. А что касается меня лично, то я его не поддерживаю.

– Значит, вы будете с ним воевать?

– Если дойдет до этого. Но надеюсь, что к победе в наших баталиях мы придем бескровным путем.

– Но если дойдет до кровопролития, то мы вам потребуемся. И вам нужно будет, чтобы у нас в руках было оружие.

Франклин слегка заколебался:

– Это совершенно верно, для нас будет ценен каждый человек, желающий обрести свободу. И вот об этом я как раз и хотел поговорить с вами.

– Могу сразу сказать – я дам вам таких людей, но выдвигаю свои условия.

– Какие?

– Во-первых, они должны быть хорошо вооружены.

Франклин нахмурился:

– Нет такого закона, который запрещал бы неграм брать в руки оружие.

– Да, но беда в том, что торговцы не желают нам его продавать.

– Ну, после того кровопролития, за которым последовало ваше освобождение.

– Нас освобождали поименно. Чтобы получить свободу, нам пришлось сражаться. Король Тич вооружил нас.

– И сделано это было в его личных целях. Вы помогли ему свергнуть тех землевладельцев, которые оказывали ему сопротивление.

– Мне, сэр, это хорошо известно. И даже тогда многим из них удалось сбежать в маркграфство Азилия, и рабов своих они забрали с собой. Сейчас возникла похожая ситуация. И если вам потребуется наша помощь, чтобы сбросить ярмо, которое претендент пожелает надеть всем нам на шею, то мы должны быть хорошо вооружены. Это будет для нас знаком высокого доверия.

– Боюсь, путь к такому доверию нелегкий.

– Но его надо пройти.

– Вы уверяете меня, что готовы вступить в борьбу с претендентом ради того, чтобы вновь не стать рабами?

– Конечно, хотя есть и иные пути.

– Это похоже на угрозу.

– Да. Я провел переговоры с маронами[17] и с некоторыми индейскими племенами, которые думают точно так же. Я и их могу привести в ряды наших сторонников, или же я могу направить их против тех, кому здесь достанется победа. Тич дал нам свободу, мистер Франклин, и мы ищем способ, чтобы навсегда ее сохранить. И кроме того, нам нужно более широкое представительство в правительстве. Нас в колонии в два раза больше, чем вас.

Франклин кивнул. Эта вторая, более тонкая угроза не ускользнула от его внимания.

– Я подумаю, что здесь можно сделать. Пока это все, что я могу вам обещать. Есть какие-то еще условия?

– В других колониях, особенно в маркграфстве, рабство до сих пор сохранилось. Среди рабов есть наши родственники. Мы должны их освободить.

– Но в других колониях действуют свои законы. Насколько вам известно, у меня нет голоса в их правительствах.

Накасо усмехнулся:

– Когда начнется война, я думаю, у Тайного союза, а значит, и у вас появятся возможности диктовать свои условия за пределами нашей колонии.

– Только в том случае, если мы победим. И вы переоцениваете значимость моей персоны. Я могу лишь заверить вас, что мои симпатии принадлежат всецело вам. Я испытываю отвращение к рабству и сделаю все, чтобы его отменить.

– Не слишком утешительное обещание.

– Было бы нечестно с моей стороны обещать большее. Вы только подумайте, сэр, если то, что вы говорите, правда и здесь должна вспыхнуть война – и, да поможет нам Бог, это нам еще предстоит увидеть, на нашей ли Он стороне, – и если в случае победы Тайный союз станет главенствующей силой, то и вы выиграете от того, что поддерживали нас. Разве не так?

Накасо задумчиво кивнул:

– Я должен обсудить все это с другими. Я не управляю всеми теми народами, что стоят за моей спиной.

– Прошу вас, сообщите мне потом о вашем решении. При нынешних обстоятельствах решение нужно принимать быстро. Если мне суждено начать игру, я должен знать, какие карты у меня на руках.

– В самое ближайшее время мы продолжим этот разговор. Благодарю за хорошую мадеру.

– Всегда рад буду видеть вас. Будьте осторожны, возвращаясь домой.

– Постараюсь.

Франклин проводил гостя до дверей, где они столкнулись с только что приехавшим Робертом. Роберт кивком приветствовал Накасо, негр ответил ему.

– Ну что, ты готов? – спросил Роберт Франклина, когда Накасо ушел.

– На все сто. Давай посмотрим, насколько силен наш враг.

– Через два часа начнет светать, – сказал Франклин. – Надо торопиться.

– Я этой хламиде не доверяю, а ты? – спросил Роберт, наблюдая, как Франклин с трудом облачался в тяжелый скафандр.

– Я его уже испытывал.

– Ага, и чуть не утонул, когда он дал течь. Давай я нырну. Лучше уж пусть моя никчемная персона кормит акул, нежели ко дну пойдет наш выдающийся ученый.

– Я хочу все увидеть собственными глазами. Не болтай, а помоги мне надеть шлем. И не забывай работать насосом куда тяжелее, чем разгуливать под водой.

Лодка закачалась, когда Роберт начал прилаживать круглый шлем к воротнику скафандра Франклина. Луна зашла, небо затянули тучи, единственным освещением были огни Чарльз Тауна в полумиле от них. С берега фонарь, прилаженный к их лодке, мог показаться бакеном, так что они не рисковали быть замеченными.

Закрепив шлем, Роберт тут же бросился к насосу. Франклин слышал шипение откачиваемого воздуха. Как только шипение стихло, он подошел к краю лодки, проверил, не перекрутились ли шланги и веревка, после чего перевалился за борт.

Он погружался медленно, шланг подачи воздуха и вытягивающая на поверхность веревка змеями тянулись за ним следом, постукивали по заплечному ранцу, заверяя, что они на месте. Пока его ноги мягко не опустились на грязное дно гавани, ему казалось, что он парит во сне. Он посчитал, что опустился примерно на пятьдесят футов. Прямо в ухо успокаивающе пыхтел насос.

Бенджамин медленно поворачивался, оглядываясь по сторонам, но ничего не заметил. Конечно же, он взял с собой алхимический фонарь, но открыть задвижку было бы верхом идиотизма, если верить тому, что сказал им Улер. Вместо фонаря он достал из ранца специальную стеклянную пластинку, поднес ее к окошечку шлема и снова начал поворачиваться.

Развернувшись наполовину, он замер.

Это был корабль размером с небольшого кита. Промахнись он футов на тридцать, опустился бы прямо на его палубу. И по форме корабль напоминал кита. Пластинка, как он надеялся, не обеспечивала хорошей видимости, поскольку она активизировала только те атомы света, которые сквозь нее проходили.

Повернувшись в другую сторону, он разглядел еще один корабль и еще. Казалось, они были сделаны из какого-то металла. Окон он не заметил, но, естественно, у тех, кто внутри, была возможность видеть даже в темноте. Неожиданно по его телу пробежала дрожь, чудилось, будто он оказался среди стаи спящих акул. Что, если они сейчас проснутся?

Франклин засунул пластинку в ранец и осторожно дернул веревку. В следующее мгновение он почувствовал натяжение и стал медленно подниматься. Мрак давил, и, чтобы не поддаться панике, он начал считать.

Когда Франклин, наконец, вынырнул и увидел над головой бледные точки звезд, он готов был завопить от радости. Но вместо этого он, насколько мог поспешно, забрался в лодку.

Во время подъема его начало подташнивать и в теле вспышками возникали судороги, причинявшие боль. Такое с ним случалось и раньше, но в меньшей степени. Значит, сегодня он опустился на большую глубину. Не является ли такое состояние проявлением болезни? Надо будет исследовать это.

Подавляя неприятные ощущения, Франклин снял шлем, высвободился из скафандра и оделся. Роберт тем временем бесшумно греб к берегу. Франклин устало лег на спину и начал рассказывать Роберту, что он увидел на дне гавани.

– Улер утверждал, их там должно быть штук сорок, – сказал Роберт, его лицо было невидимым в темноте, на фоне приближающихся огней города вырисовывался лишь силуэт головы. – Ты думаешь, это правда?

Франклин кивнул:

– Думаю, да. Вероятно, они заполнили всю гавань, можно предположить, что на каждом корабле человек по сто, если не больше. И если треть всех слухов о военной мощи московитов правда, то прибытие этих кораблей действительно плохая новость для Чарльз-Тауна.

– Равно как и для остальных колоний. Только не пойму, зачем такие хитрости? Если у московитов есть такие корабли и такое вооружение, то на кой черт им сдался Джеймс?

– Он им очень даже нужен, – ответил Франклин, беря в руки вторую пару весел. – Скажу для начала, что этот подводный флот стоит огромных денег. Корпуса кораблей скорее всего из adamantium[18] или какого-то близкого по прочности металла. Дышат они, должно быть, сжатым кислородом, выделенным из воды. И если разведка московитов хорошо работает – а она хорошо работает, коль они смогли войти в контакт с местными консерваторами, – то тогда они знают, что мы не настолько беспомощны, и не важно, насколько крепки эти подводные орешки, уж несколько из них мы обязательно расколем. Но смотри, Робин, на чем они могут нас взять. Джеймс заседает в здании нашего Законодательного собрания, при нем более сотни солдат. Более того, на его стороне будут войска консерваторов и якобитов, которых немало в наших колониях. Что, если Теккерей прихватил с собой из Виргинии силы поддержки на случай осложнения дел? Это факт, Робин, враг уже перешел линию нашей обороны. Бьюсь об заклад, их шпионы уже стоят у каждой нашей батареи, чтобы организовать саботаж или принять на себя командование. Спрятавшись за спину английского короля, они тем самым поставили нас в очень невыгодное положение. Добавь к этому то, что под прямой тиранией московитов нам не останется ничего, кроме как поднять восстание. При наличии английского короля им удастся внушить населению мысль, что Россия далеко и ни малейшего ее присутствия здесь нет, и в этом случае они не встретят со стороны народа практически никакого сопротивления.

– Но есть мы. И есть Тайный союз.

– Да, – нехотя произнес Франклин. – Нельзя сказать, что для нас все это большая неожиданность, нечто подобное мы ожидали. Я просто презираю…

Он не договорил, потому что Роберт бросил весла, схватил лежавший на дне лодки крафтпистоль и выстрелил. Франклина обдало жаром, светящаяся молния прорезала воздух в двух ярдах от него. Он обернулся посмотреть, в кого стрелял его друг.

В желтом пламени вырисовывалась фигура, очертаниями похожая на огромного человека, странная сверкающая тень пробежала по поверхности воды.

– На нем эгида! – выкрикнул Франклин.

Фигура хладнокровно приближалась, временами делаясь полностью невидимой.

Роберт снова выстрелил, но на этот раз фигура была на таком близком расстоянии, что их обдало флогистоном[19]. Франклин почувствовал, что ему опалило брови, в этот момент он вытащил depneumifier и включил его.

Что-то вспыхнуло так ярко, что даже сквозь плотно сжатые веки Бена ослепил свет. Он открыл глаза и увидел красные точки и фигуру с четырьмя руками две поддерживали в воздухе светящийся красный шар, а две другие тянулись к нему. На месте головы у тела был гладкий серебряный шар.

– Стреляй, Робин! – завопил Франклин и отпрянул от тянувшихся к нему металлических лап чудовища.

Крафтпистоль в третий раз выпустил раскаленную молнию, но это не остановило чудовище. В отчаянии Франклин снова нажал кнопку depneumifier.

Светящийся красный шар погас, и металлическое человекоподобное существо вдруг замерло. Раскаленное докрасна и дымящееся, оно упало. Вода зашипела и забурлила.

Задыхаясь, Франклин вскочил на ноги.

– Похоже, твой exorcister сработал, – произнес Роберт.

– Ура, – едва выдавил из себя Бен.

Роберт взглянул на свой компас, чуть отодвинув задвижку алхимического фонаря.

– Ого! Да он не один такой здесь. Даже сказать не могу, сколько их всего.

Франклин посмотрел в сторону берега, до него было еще далеко. Он скинул промокший кафтан и принялся расстегивать жилет.

– Что ты делаешь! – спросил Роберт.

– Сейчас мы с тобой будем от них удирать. Для приманки я оставлю им свою эгиду.

Он снял эгиду, вставил ключ, и она тут же исчезла. Ему пришлось повозиться, прежде чем удалось вытащить затычку из отверстия в днище лодки, затем он быстро надел странного вида обувь, похожую на деревянные голландские башмаки. Роберт надел свои, и они покинули тонущую лодку. Под их aquapeds поверхность воды подернулась рябью, но они не пошли ко дну.

Франклин и Роберт заскользили по неровной глади воды к берегу, время от времени оглядываясь назад, не преследует ли их еще какая-нибудь невидимая смерть.


8 Систематика [12] | Империя Хаоса | 10 Железные люди