home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


13

Солнечный Мальчик

– Кажется мне, это какие-то китайцы, – сказал Таг, понизив голос и рассматривая приземистых людей, снующих между палатками. От остальных их отличали плоские лица и более светлый цвет кожи. Они были в просторных штанах и рубахах, многие вооружены каким-то странным оружием – кожаные ремни, а к ним привязаны длинные и узкие деревянные палочки, покрытые лаком. – Что-то мне не особенно хочется к ним присоединяться, – пробурчал Таг.

Красные Мокасины понимающе кивнул.

– Никто от нас этого и не требует, – сказал он.

– Здесь люди из десяти разных племен, никак не меньше, – заметил Кричащий Камень. – Есть и такие, которые принадлежат к неизвестным мне племенам. И белые тут тоже есть. Как они могут определить, что мы им враги? Мы же от других ничем не отличаемся.

– Однако же… – Таг все никак не мог согласиться с выдвинутой идеей, – эти белые – русские, это по одежде видно. Если они заговорят со мной, то сразу поймут, что я англичанин…

– Таг, ты выдашь себя за торговца, который путешествует вместе с двумя индейцами, – сказал Красные Мокасины, затем кивнул в сторону огромного лагеря. – Все эти люди разных племен и народов идут по одной Красной дороге, по тропе войны, – продолжил он, – и идут вместе. Это очень странно и непонятно.

До наступления рассвета они проскользнули мимо часовых и проникли в лагерь, не прибегая к особым хитростям, хотя Красные Мокасины и мог воспользоваться своим искусством шамана. Изнутри лагерь поразил их еще больше, чем снаружи. Огромный лагерь был разбит на полсотни поменьше. В нем были воины из племен, населявших равнины, а также европейцы и – если Таг оказался прав в своих предположениях – китайцы. "Они идут с запада, идут, и по дороге их становится все больше и больше", – сказала им девушка из разоренной деревни. Железные люди.

Железа и стали в лагере действительно было много: ружья, нагрудники, мечи и пушки. Красные Мокасины предположил, что для перевозки пушек, как, возможно, провианта и воды, использовались воздушные корабли. Это объясняло причину, почему армия держалась так компактно, а не растягивалась по окрестностям в поисках пропитания, и небольшие рейды устраивались не столько ради добычи, сколько с целью наведения ужаса.

– Они, наверное, хотят завоевать все колонии, – сказал Таг.

Для Красных Мокасин это было очевидно, но он не мог понять – зачем? И кто эти "они"?

Скорее всего европейцы, а точнее, русские. В конце концов, русский царь завоевал уже всю Западную Европу. Поражение в Венеции должно было разгневать Петра, а Турция вызвала ярость. И можно предположить, что после этого он повернул на восток. Но земной шар – круглый. Восток и запад идут навстречу друг другу. Глядеть на запад – значит видеть Россию…

Мысль ошеломила. Еще больше она, очевидно, ошеломит английские и французские колонии, которые ждут нападения России со стороны океана, названного ими Атлантическим. Колонисты никак не рассчитывают, что русские придут совсем с другой стороны, преодолев огромные пространства воды и суши.

Если эти предположения верны, то его народу угрожает опасность: деревни чокто располагаются как раз на пути следования армии к Чарльз-Тауну. Красные Мокасины даже не сомневался, что в этой армии все подчинено одному закону – кто не с нами, тот должен умереть. Именно поэтому она увеличивалась по мере продвижения.

Все утро они бродили между палаток, но к полудню лагерь снялся. Они прибились к отряду индейцев из племени важажей, на чьем языке Кричащий Камень отлично говорил, а Красные Мокасины мог вполне сносно изъясняться.

– Чокто? – удивился, узнав Красные Мокасины, вождь отряда важажей. – Ха, далеко ушел от родного дома, дальше, чем мы. Решил повоевать?

– Да, – солгал Красные Мокасины.

– И мы. До нас дошли слухи о железных людях и об их великих делах. Племена капаха и шауни не подпускали нас к ружьям и добыче, которые можно было бы получить в стычках с французами или англичанами. Но тогда ружья, боевые топоры и одежда стали приходить к нам с запада, а за ними пришли и слухи о железных людях. Тридцать наших воинов решили устроить засаду. Мы тогда не знали, насколько велика эта армия. Мы также ничего не знали об их уаканда и священной тропе, на которую они ступили.

– Что это значит?

– В юности мне приснился сон, но даже старейшины не могли растолковать его значение. Я видел белых людей, белых как снег. Они коснулись людей моего племени, и от них остались одни кости. Они прикоснулись к буйволам, и от буйволов остались одни кости.

Старейшины сказали, что много лет назад кто-то уже видел такой же сон, а потом пришла неизвестная болезнь огромной силы, и она убила много людей. И ходили слухи, что на юге появились белые люди. Но никто из нас их не видел.

– Мой народ их видел, – сказал Кричащий Камень. – Это были sapani. И, как ты правильно сказал, за ними по пятам шла болезнь.

– Я поверил словам старейшин, они были очень похожи на правду. И с тех пор болезнь стала приходить часто, и от очень многих людей моего племени остались лишь кости, они никак не могли спастись от этой страшной болезни, они вымирали. – Индеец бросил взгляд в сторону Тага, который ни слова не понимал из того, что он говорил. – Теперь, конечно, мы знаем, кто такие белые люди. Они привезли с собой много полезных и красивых вещей. Но чтобы получить их, нам приходится преодолевать большие расстояния, и на этом пути очень много врагов, они из зависти препятствуют торговле. Без ружей мы для них легкие мишени, а наши женщины и дети становятся их рабами.

– Откуда идут белые люди? И кто эти низкорослые с темными лицами?

– И те и другие идут оттуда, где Вода-Проглатывает-Солнце. Смуглолицые совсем из другого племени, они хорошо понимают повадки лошадей. Они умеют делать очень вкусный напиток из молока кобылиц. Люди, которые живут на берегу моря, знают их уже десять лет или даже больше. Они начали приходить из облаков на своих уаканда, строить поселения и вести торговлю. И затем вдруг они решили ступить на тропу войны. Все здесь живущие хотели знать – почему? И тогда с теми, кто хотел знать, заговорил Солнечный Мальчик.

– Солнечный Мальчик?

– Да, мальчик. Белый. Он сын Солнца. Все, что он говорит, сбывается. Он говорит, что белые люди, которые пришли с востока, англичане и французы, – наша смерть. И мы вспоминаем наши сны. В каждом племени есть хотя бы один человек, который видел такой же сон, как и я. Благодаря Солнечному Мальчику мы знаем, что нам надо делать.

– Думаю, по дороге вы снимаете скальпы с тех, кто не желает присоединяться к вам, – сухо заметил Красные Мокасины. – А богатства белых на востоке станут особенно ценной добычей.

Вождь важажей усмехнулся:

– Да, конечно. Но смысл войны не только в этом. Послушайте Солнечного Мальчика, и вы все поймете.

– Но он же белый. Почему вы так верите ему?

– Он с запада, а не с востока. И он белый потому, что сын Солнца.

– Но запад – край смерти и несчастья.

– Мы идем на восток и несем с собой смерть, за нашей спиной рождается новая жизнь. Мир утратил гармонию. Мы очистим мир и вернем ему целостность, и болезнь уйдет.

– И у вас будет много награбленной добычи.

– Да, будет много добычи и много славы. У меня одного будет столько лошадей, сколько никогда не было у всей моей деревни. – Индеец покачал головой. – Ты не веришь мне. Иди и посмотри сам на Солнечного Мальчика.

– А как же ваши деревни, они остались без воинов и теперь стали беззащитными перед набегами тех, кто не присоединился к этой армии?

Важаж криво улыбнулся:

– Те, кто не пошел с нами, будут совершать набеги на деревни в призрачной стране. Им больше нигде не будет места, потому что они не присоединились к нашей армии.

Прошло еще два дня, на пути встретилось несколько индейских деревень, но все они стояли пустыми: жители покинули их.

– Откуда они узнают о нашем приближении? – спросил Красные Мокасины индейца по имени Получивший Пощечину.

– Их предупреждают скальпированные воины, – ответил важаж.

Красные Мокасины услышал подтверждение своих догадок.

В этот день они разбили лагерь задолго до наступления ночи, потому что огромная черная туча, обещавшая сильную грозу, двигалась с востока на запад и уже успела закрыть собой полнеба. Красные Мокасины пошел искать Кричащего Камня и нашел его внимательно наблюдающим за вспыхивавшими где-то далеко молниями, словно уичита хотел что-то прочитать в зигзагах божественных росчерков. Красные Мокасины присел рядом. Уичита сделался необычно молчалив с того самого дня, когда они присоединились к армии.

– Может быть, они и правы, – сказал после долгого молчания Кричащий Камень.

– Правы?

– Ну да, когда говорят о белых людях. Может быть, лучше будет изгнать их совсем.

– Может быть, но только и эту армию возглавляют белые люди. Кричащий Камень, все это лишь хитрая уловка.

– Ты был на родине белых людей. Ты знаешь ход их мыслей. Что ты скажешь об этом?

Красные Мокасины рассмеялся. После многих дней напряжения и сосредоточенности смех был наслаждением.

– У белых очень много разных племен, и у каждого племени свой ход мыслей. У нас то же самое, ты же знаешь, что уичита думают не так, как чокто.

– Но между нами больше сходства, чем между нами и французами. И возможно, ход мыслей этих белых людей с запада больше похож на наш, чем на белых людей с востока.

– Посмотри вокруг, – сказал Красные Мокасины. – Что ты видишь? Ты понимаешь поведение людей, которые тебя окружают? Я – нет. Чокто сражаются, чтобы защитить себя. Они встают на тропу войны во имя славы, ради трофеев, из мести или если их обязывает долг перед союзниками. Испанцы, французы и англичане привлекали нас к войне только ради своих корыстных целей. Разве тебе это неизвестно? Английская королева Анна объявила войну Франции и Испании. Но кто умирал на этой войне? Ямасси, аппалачи, маскоки, алабама, чокто. А белых погибла всего лишь горстка, да еще немного черных, которых они привезли с собой. В основном гибли краснокожие, это они убивали друг друга. Почему мы это делали? Ради добычи. И еще потому, что белые вооружали нас против наших врагов, но не для того, чтобы мы одержали над ними победу, а ради своих целей. И еще потому, что некоторые наши вожди не смотрели вперед, они желали скорого набега, чтобы добыть новый серебряный амулет себе на шею. А что ты видишь здесь? Все то же – горстка белых людей и тысячи индейцев. Хотя здесь все не так просто. Много ли тебе доводилось наблюдать ссор между индейцами?

– Всего две.

– Да, первый раз подрались кроу и перерезающий горло, а второй раз – черноногие и шайены. Эти племена испокон веков были непримиримыми врагами, разделенными кровной местью. А сейчас они, словно родные братья, идут за белыми людьми. То, что кроу и перерезающий горло вместе, в одной армии, и до сих пор не убили друг друга, – противоестественно.

– Может быть, это знак примирения?

– Только европейцы собирают в одну большую армию людей, не связанных родственными узами, которые даже друзьями друг другу не являются, и все ради того, чтобы отправиться воевать. Я видел, как они это делают у себя на родине. И то, что остается после этих войн, – ужасно. Это не просто несколько трупов или кровная месть. Остается царство смерти и запустения, но это их не заботит. Что здесь происходит? Готовится большая война, и уже собрана огромная армия. Они начнут с французов, затем перекинутся на англичан, и будет то, о чем я только что говорил: индейцы будут проливать свою кровь ради победы белых. И кого они будут убивать? Индейцев, которые живут на юге. Мой народ…

– Но и твоих врагов. Подумай, если твой народ присоединится к этой армии, что станется с вашими заклятыми врагами – чикасо?

Красные Мокасины вздохнул:

– Но и чикасо могут влиться в ряды этой армии, и тогда нам придется притворяться, что мы большие друзья.

– А если чикасо вольются, а чокто нет, то… – Кричащий Камень сделал жест, будто вспарывает себе живот.

– Да, – согласился Красные Мокасины. – Я должен вернуться к своему народу раньше, чем туда придет эта армия. Нам нужно время, чтобы все обдумать и принять решение.

– Почему бы тебе не послать к своему народу дитя Тени? Пусть оно им все расскажет.

– Я не могу, здесь много злых духов. Послать из лагеря дитя Тени – это все равно что в озеро, полное рыбы, бросить сверчка. Мне нужно отойти подальше, и тогда я смогу отправить гонца.

– Мы что, должны покинуть лагерь?

– Только после того, как я увижу Солнечного Мальчика.

Через несколько дней Получивший Пощечину посоветовал Красным Мокасинам поститься. Он сказал:

– К встрече с Солнечным Мальчиком, как к любому священному празднику, нужно готовиться.

В течение двух дней похода они ничего не ели и совсем не спали, и вот настал долгожданный момент.

Вокруг одного из воздушных кораблей собралась толпа людей. Красные Мокасины чувствовал покой и едва уловимую пульсацию миров. Пост и бессонные ночи даже самого обычного человека подталкивают ближе к миру за пределами мира. Плоть ослабевает, а душа набирает силу. У Красных Мокасин, который всегда стоял близко к невидимому миру, пост еще больше обострил восприимчивость.

Солнечный Мальчик явился таким, как о нем рассказывали, – на вид не более тринадцати лет, лицом белый, тонкий как тростинка. Для внутреннего взора Красных Мокасин он сиял, подобно светочу, подобно вспышке молнии, застывшей символом. Пруклятые твари кольцом окружали его, ползали вокруг ног, плотным облаком роились над головой. Нишкин Ахафа, или пламенеющие глаза, способные принимать облик пантеры, птицы, змеи и рыбы, между ними густым дымом свились два Длинных Черных Существа.

Жалость, острая, как хорошо наточенный нож, пронзила сердце Красных Мокасин. Он почувствовал в мальчике родственную душу. И его охватил страх. Некогда ему пришлось вступить в схватку с Длинным Черным Существом, и оно чуть не столкнуло его в пропасть, что именуется смертью. Он едва справился с ним. Над головой мальчика нависали два таких чудовища. Красные Мокасины испугался что, если они учуют запах своего собрата, которого он поглотил и превратил в часть себя?

Он застыл, сохраняя покой, стараясь не привлекать к себе внимание духов, не дать им себя почувствовать. На лбу у него выступили капельки пота.

– Боже всемогущий! – послышался рядом шепот Тага, подобное восклицание вырвалось и у Кричащего Камня.

– Что ты видишь, Таг? – едва мог прошептать Красные Мокасины.

– Ангелов, – ответил великан, – и ослепительное сияние вокруг.

– И звезды, – добавил Кричащий Камень. – Вокруг него витают Видения-Находящиеся-Наверху, так было, когда мир был совсем молодой.

Мальчик заговорил, а духи ринулись в толпу людей, заскользили между ними. Мальчик говорил на языке, который Красные Мокасины никогда раньше не слышал, но в голове незнакомые слова приобретали смысл. Смысл рождался из потока видении, похожих на ночные кошмары. Он видел смерть своего народа, пожираемого оспой и голодом. Белые люди явили свою истинную сущность, предстали обитателями грязных подземных вод – бледные, с недоразвитыми формами, ненасытные, со ртами, полными острых зубов, как у щуки. Он видел, как ему выйти из этой мертвой петли и как вывести свой народ.

Это были не его видения, не его мысли. Так духи переводили песнь Солнечного Мальчика о спасении, о победе над смертью, об очищении мира, погрязшею в пороках.

Духов парило вокруг так много, что Красным Мокасинам пришлось сжаться в комок. Если они почувствуют и узнают его, то тут же растерзают.

Дрожа от напряжения, он зажмурится, но от этого видения стали еще ярче и увлекали еще сильнее, и он вынужден был вновь открыть глаза.

И тут Красные Мокасины увидел скальпированного воина. Казалось, никто, кроме Красных Мокасин, его не замечает. Скальпированный воин шел медленно, заглядывал в лица, кивал, улыбался. Он не видел Красных Мокасин, но неумолимо к нему приближался.

В этот момент толпа взорвалась воинственными криками, начала потрясать ружьями, палить из них в воздух. Толпа стихла так же внезапно, как и взорвалась. Духи вновь собрались вокруг Солнечного Мальчика. Красные Мокасины выскользнул из толпы и поспешил прочь. Он шел, не останавливаясь, до тех пор, пока не перестал ощущать присутствие скальпированною воина.

С наступлением ночи к нему вернулись силы. Он завернулся в хошонти-накидку и направился к огромному воздушному кораблю. Никто – ни люди, ни духи – не заметили, как он забрался на палубу. Он пробирался к цели, как осторожный охотник, как бесшумная пантера, как сова, зорко видящая во мраке ночи.

Индеец чувствовал близость Солнечного Мальчика так, как ощущается на теле свежая глубокая рана.

Он нашел его на палубе, сидящим на деревянном возвышении под открытым небом. Вокруг него собралось с десяток мужчин, все говорили одновременно на языке, которого Красные Мокасины не знал. Духи отсутствовали, переводить было некому. Красные Мокасины подобрался ближе.

Спрятавшись в тени, он сумел рассмотреть окружение Солнечного Мальчика. Не все, как ему показалось вначале, были мужчинами. Он различил женщину с белым лицом и чуть раскосыми глазами. Один из мужчин – усатый, обросший щетиной, в зеленом военном мундире который он видел на убитых русских, – был закован в железные цепи. Как только Красные Мокасины выделил его из толпы, к нему необъяснимым образом вернулось видение, возникшее у него в стане натчезов, – дух кричит, тень умирает. Это видение выскользнуло из закованного в цепи человека, подобно струйке дыма сквозь соломенную крышу. Красные Мокасины догадался, что этот человек был на разбившемся воздушном корабле.

Красные Мокасины вслушивался в незнакомую речь. Говорили не на французском, не на английском и не на итальянском, а русского он не знал. У самых ног мальчика лежало Длинное Черное Существо. Если бы прикоснуться к сознанию этой твари, то можно было бы понять смысл речей, так же как во время обращения мальчика к толпе. Но риск огромный, его могут сразу же обнаружить.

Это будет так трудно – труднее всего, что ему когда-либо приходилось делать, – коснуться сознания Длинного Черного Существа так, чтобы оно этого не почувствовало.

Как только он принял решение, тварь вдруг встрепенулась, а вокруг мальчика роем, как мухи вокруг гниющего плода или пчелы, защищающие свою матку, взвились духи в виде пламенеющих глаз. Красные Мокасины стиснул зубы и приготовился к бою, но в следующее мгновение понял, что не его присутствие их встревожило. Он для них по-прежнему оставался невидимым.

Внимание духов обратилось к девушке, неожиданно возникшей на палубе, на противоположной от Красных Мокасин стороне. Девушка подняла ружье и выстрелила в Солнечного Мальчика. Тишина ночи в сто крат усилила грохот выстрела, и мгновенно все пришло в движение, люди забегали, словно муравьи в развороченном муравейнике.

Пять пистолетов огнем полыхнули в девушку, но она хладнокровно взяла в руки второе ружье и снова выстрелила. Один из низкорослых чужеземцев взвизгнул и упал. Остальные обнажили клинки и бросились к девушке. И в этот момент Красные Мокасины узнал ее, это была индианка из племени авахов, чью деревню разорили железные люди. Его охватил безотчетный порыв помочь ей, она была такой молодой, бесстрашной и красивой. И вдруг он увидел то, чего во всеобщей суматохе никто не замечал. Закованный в цепи белый человек в зеленом мундире, пошатываясь, подошел к борту корабля и перевалился через него.

В мгновение ока Красные Мокасины принял решение. Дети его Тени метнулись к выпавшему за борт человеку и вихрями ветра закружились вокруг него, словно обернув саваном. И он со всех ног бросился бежать, перемахнул через борт и полетел в пустоту.

Он приземлился практически одновременно с русским. Если бы не дети его Тени, то русский сломал бы себе шею.

И вот тут-то злобные духи его заметили, эфир наполнился пронзительным животным визгом. Духи знали характер силы Красных Мокасин, знали, что он более опасный враг, нежели вооруженная обычным ружьем девушка.

Встав на землю, Красные Мокасины почувствовал присутствие скальпированного воина, мимо просвистела пуля, пущенная кем-то из темноты.

В два прыжка он подлетел к русскому. Тот только что поднялся на ноги и держал цепи перед собой. Красные Мокасины не подозревал, что он такого высокого роста.

– Иди за мной! – крикнул Красные Мокасины.

Вместо ответа русский начал яростно размахивать цепями. Красные Мокасины увернулся.

– Viens avec moi, si vous voulez vivre![24] – попробовал обратиться он к нему по-французски.

Ярость в глазах русского потухла, он кивнул и сказал:

– Bien![25]

С корабля их поливали дождем пуль. Пытаясь их избежать, они пробирались, прижимаясь к самому борту.

Обогнув нос корабля, они увидели девушку, ее куда-то вели четверо вооруженных людей. Она заметила Красные Мокасины во вспышке прогремевшего выстрела.

Он выстрелил, не раздумывая, и в венах стражников закипела кровь, с криками ужасной муки они попадали на землю. Вокруг продолжали палить из ружей, освещая небо фейерверками искр.

Девушка растерялась, Красные Мокасины сунул ей в руку крафтпистоль и резко кивнул в сторону, что означало "Следуй за мной".

Они бежали по лагерю, за ними гнались люди и демоны. Красные Мокасины чувствовал – приближается скальпированный воин, пока невидимый, он был где-то рядом.


12 Законодательное собрание | Империя Хаоса | 14 Направление выбрано