home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


8

Ящик со змеями

Комната, где собрались участники совета, показалась Франклину ящиком, полным гремучих змей.

В удушливых клубах табачного дыма мароны, с почти черными лицами, поигрывая томагавками и кинжалами, свирепо глядели на следопытов, те с такой же свирепостью сверлили их пронзительно-острыми взглядами, будто говоря, что помнят о кровной мести. Аппалачи, ямакро и чероки насмешливо посматривали друг на друга, солдаты Каролины и воины маркграфа также обменивались злыми взглядами.

Как только ему в голову могла прийти мысль, что все эти племена и народы можно объединить в одно целое? Не получится уговорить этих людей забыть о бурлящей в них ненависти. Какими словами убедить их слиться воедино в борьбе за абстрактные для них понятия – свободу и независимость?

Франклин вспомнил, с какой смелостью он выступал в Чарльз-Тауне, бросая вызов Джеймсу и его двору. Но в Чарльз-Тауне он был уверен в поддержке Тайного союза, заранее организованной. Тогда, несмотря на внешние обстоятельства, он точно знал, что одержит верх. Но здесь он чувствовал себя в явном меньшинстве, это порождало неуверенность и… ощущение подавленности. Даже знакомые лица, как, например, лицо Париса Накасо, казалось, таят в себе угрозу. И хотя в Чарльз-Тауне он десять лет прожил в бок о бок с неграми, он вдруг осознал, что не понимает и по-настоящему не знает этот народ.

В еще большей степени это касалось маронов. Это были негры, отстоявшие право на свободу до того, как Черная Борода им ее даровал, – крепкие мужчины и женщины, которые, подобно индейцам, жили в лесной глуши и среди скал. Чтобы прокормить себя, они не брезговали воровством и грабежами. Многие из них были рабами, сбежавшими сразу же, как только их привезли на континент, они были настоящими африканцами, почти или даже совсем не говорившими по-английски. И казались совершенно чужими: обвешанные оружием, с волосами, не знавшими гребня и ножниц, в пестрых одеждах. Нелегко будет найти с ними общий язык. Им мало кто доверяет, как совершенно справедливо заметил Макферсон.

И индейцы, когда он видел их на улицах Бостона или Чарльз-Тауна, никогда раньше не внушали ему страх. Они вызывали интерес, даже острое любопытство. В Тайный союз входило много индейцев, но это были те, кто уже принял европейский образ жизни. Многие даже и не помнили, к какому племени они принадлежат, в них смешалась кровь многих племен, а также негров и белых. Но Франклин понимал, что он и их толком не знает, хотя каждый день встречался с ними на улице. Ни одного из них он не мог назвать своим другом, не считая Красных Мокасин из племени чокто, но его среди здесь собравшихся не было. А те, кто прибыл на совет, выглядели настоящими дикарями, как, например, расположившийся справа от Оглторпа старый вождь ямакро – Томочичи. На его обнаженном торсе красовалась татуировка в виде птицы с широко распростертыми крыльями. С общей массой индейцев сливались и оказавшиеся врагами чероки, и только что прибывшие аппалачи. Франклин чувствовал себя как когда-то в турецком диване, словно его выбросили в открытое море.

"Что может помешать им сейчас обрушить на нас весь накопившийся гнев за те страдания, что принесли им англичане?" – подумал Франклин.

Но он все же надеялся найти подход к каждому.

Нейрн открыл заседание совета, детально рассказав о вторжении, осуществленном на территорию английских колоний, упомянул о самом болезненном, – что за этим вторжением стоит Россия. Нейрн блистал красноречием, но по непроницаемым лицам слушателей Франклин не мог понять, как они воспринимают слова губернатора.

Когда Нейрн закончил свое выступление, в комнате стояла тишина, только бормотали переводчики, заканчивая перевод последних фраз. А затем, словно по какому-то сигналу, все враз заговорили, закричали, заспорили.

Нейрн сделал жест, призывая к порядку, но относительная тишина была восстановлена только резким и повелительным окриком Оглторпа.

– Ни для кого не секрет, – начал он, – что я поддерживаю короля якобитов. Он, по моему мнению, истинный король всех англичан. – На лице маркграфа появилось недовольное выражение, так как его слова вызвали ропот. Он поднял вверх руку, и вновь, как ни странно, все замолчали. – Если бы я мог выбирать, – продолжил он, – то я бы, вероятно, встал на сторону короля. Но я не принадлежу себе, поскольку выражаю волю народа, а среди моего народа мало, ничтожно мало англичан. Есть ямакро и немцы, французы и испанцы, и, конечно же, англичане, и не только католики, а представители и других конфессий. В течение многих лет мой народ сам решал, по каким законам ему жить на этом континенте. Англия не могла оказывать нам поддержку, а наши братья из английской колонии не желали помогать нам. Сама жизнь заставляла нас принимать решения, выбирать друзей и заключать союзы. Мы вели борьбу за выживание и победили в ней. И я не хочу отказываться от достигнутого нами, и мой народ не разрешит мне это сделать, тем более отдаться во власть марионеточного короля, за спиной которого прячется русский царь, и не важно, за кого король себя выдает и что лично я думаю по этому поводу.

Франклин слушал его речь, затаив дыхание, и только сейчас смог немного расслабиться. Пусть они потеряли чероки, но, кажется, они приобрели в союзники маркграфа.

Но Оглторп не закончил своего выступления, он продолжал:

– Это с одной стороны. С другой стороны, господин Нейрн и господин Франклин предлагают нам присоединиться к ним. Но Содружество никогда не оказывало нам помощи, особенно когда мы в этом нуждались, напротив, оно было нашим активным противником. И особенно сильно мы страдали от притеснений жителей Каролины. В ходе последней войны они захватили наш порт Саванну[38] и тем самым лишили нас возможности вести торговлю с Венецией. И теперь мы вынуждены покупать товары по более высоким ценам у торговцев Каролины или у более бедных испанских торговцев. Кроме того, наши испанские и французские союзники весьма настороженно относятся к альянсу с англичанами и, я думаю, на то есть основания. Это английская война, а мы во всех смыслах уже давно не англичане. И поэтому получается, что в интересах моего народа держаться в стороне от этой войны.

– Противник не позволит вам остаться в стороне, – заметил ему Нейрн. – У них совсем иной взгляд на наши колонии.

– Напротив, у меня был разговор с претендентом, и наши взгляды совпали, он согласен, – маркграфство должно оставаться независимым.

Вокруг зашумели, и стало видно, какие идеи витают в воздухе. Все склонялись к мнению, что претендента в первую очередь интересуют английские колонии.

Настало время Франклину брать слово.

– Да, он так говорит! – выкрикнул он, перекрывая нарастающий гул. – Но вспомните, как вероломно он повел себя в Чарльз-Тауне. Боюсь, вы не можете доверять ему. Он не хозяин своего слова.

– А что касается Саванны, – подхватил Нейрн, – то мы готовы вернуть ее вам в знак доброй воли.

Оглторп горько рассмеялся:

– Вы хотите ее вернуть тогда, когда она вам больше не принадлежит? Очень хорошо. А что же вы не сделали этого год назад, когда я вас об этом просил?

– Мне не удалось убедить в этом Законодательное собрание, – признался Нейрн. – Они были очень злы на вас за то, что вы, по определению английская колония, поддержали напавших на нас испанцев.

– У нас не было выбора, – резко ответил Оглторп. – Но это не значит, что я прошу прощения.

– Вы попали в трудную ситуацию, и, как я уже сказал, я пытался склонить Законодательное собрание к принятию решения в вашу пользу. Считаю, что мы договорились.

Оглторп поморщился.

– Есть другие вопросы?

– Да, – подал голос чернокожий парень с лоснящимся лицом.

– Встаньте, сэр, чтобы вас все видели.

Парень поднялся.

– Меня зовут Унока, – сказал он. – Я считаюсь вождем маронов в их борьбе за освобождение. Маркграф боится, что вы заставите его освободить моих собратьев из рабства, если победите. А вот английская обезьяна по имени Джеймс пообещал ему закрыть на это дело глаза.

– Отменить или сохранить рабство – это внутреннее дело маркграфства, – заметил Нейрн.

– Как это возможно? У многих из нас там родственники, они закованы в кандалы и трудятся на рисовых полях. И я так думаю: если вы ждете, чтобы мы к вам присоединились, вы должны что-то сделать для облегчения их участи.

– Это невозможно, – решительно заявил Оглторп. – Совершенно невозможно. Я сочувствую… Насколько вам известно, когда я принял маркграфство от сэра Томаса, я пытался освободить рабов. Изначально в колонии был принят закон, запрещающий рабство, и у меня лично нет рабов. Но многие землевладельцы из Каролины, где тогда правил Черная Борода, перебрались в маркграфство, и закон был изменен. Я завишу от владельцев собственности, и у меня нет полномочий потребовать освободить рабов, а добровольно они не захотят отказаться от своей собственности.

– Мы заставим! – с жаром выкрикнул Унока.

Стоявшие у него за спиной соратники – свирепого вида ребята – потрясли поднятыми вверх сжатыми кулаками.

– И мы, – раздался еще чей-то голос.

Франклин увидел, как поднялся Парис Накасо.

– Сэр, вы хотите что-то сказать? – спросил его Нейрн.

– Думаю, самое время обсудить несколько вопросов, – сказал Накасо. – Во-первых, мы совершенно согласны с мистером Унокой…

– Кого вы имеете в виду, мистер Накасо, когда говорите "мы"? – спросил Нейрн. – Вы член Законодательного собрания Чарльз-Тауна и присягнувший член Тайного союза.

– Я избран говорить от имени всех негров нашей колонии, – сказал Накасо, – поэтому я и хочу сейчас обсудить несколько вопросов.

Нейрн с озабоченным видом неохотно кивнул.

– Если мы будем воевать, то должны знать, за что мы воюем. Мы свободные люди, губернатор, но у нас нет прав, равных со всеми остальными. И мы хотели бы изменить такое положение вещей. Мы хотим участвовать в голосовании наравне с белыми. Мы хотим так же, как и они, иметь собственность. Более того, как уже сказал капитан Унока, мы хотим, чтобы наши собратья, которых все еще держат в рабских кандалах на территории маркграфства, Виргинии, Мэриленда, Пенсильвании и во всех других колониях, получили свободу.

Лицо Нейрна покраснело. Он не ожидал такого поворота, хотя Бен по дороге к форту предупреждал его о подобной возможности.

– Может быть, когда придет время, мы займемся этим, – сказал он. – Вы знаете, если Джеймс победит, вы все снова попадете в рабство…

– Не бывать тому! – крикнул Унока.

Нейрн вздохнул:

– Если вы намерены воевать за сохранение полученной свободы, мы ваши союзники…

– Прошу прощения, – вмешался Франклин, – но они правы.

Его слова произвели желаемый эффект. В ту же секунду воцарилась гробовая тишина. Нейрн бросил в сторону Франклина многозначительный взгляд, но Франклин и сам понимал, что нельзя упустить такой счастливый момент.

– Оглторп ясно все изложил, – продолжал Франклин. – Хотя я думаю, он вкладывал в свои слова не совсем тот смысл, который я уловил. Это будет война не за Каролину или англичан, а за свободу и независимость всех нас. Я заявляю: если мароны и свободные чернокожие жители Каролины принимают участие в этой войне, то они должны быть вознаграждены за это. И любой из вас, у кого есть здравый смысл, может задать себе вопрос, почему они не могут взять то, что им принадлежит по праву.

Маркграф, я понимаю ваше затруднительное положение и сочувствую вам, и перед лицом Всевышнего заявляю, что мы нуждаемся в вашей помощи, потому что я видел, какую силу претендент выставляет против нас. Но если здесь найдется хоть один человек, который усомнится, что всем нам без исключения угрожает опасность, что наша жизнь и наше будущее поставлены на карту, я скажу: "Бог ему судья". Я умоляю вас принять меры и обезопасить себя от той чумы, которая надвигается на нас. И не надо бояться принимать решения и действовать.

Я слышал тут возгласы: "Пусть они воюют, пусть они умирают, это не наша война, мы свое потом возьмем". Джентльмены, "потом" никогда не наступит. Мы начинаем войну не против правительства, которое нам не нравится, не против тирана и даже не против русского императора, хотя за Джеймсом действительно стоит Россия. Но за Россией стоит дьявольское племя. А этому дьявольскому племени не нужны ни наши дома, ни земли, ни богатства. Единственное, чего они хотят, джентльмены, так это чтобы мы все умерли. Исчезли, не оставив наследников. И чтобы после нас даже отпечатков следов на песке не осталось, будто и не было нас на земле никогда. Они не делают различия между белыми, черными, краснокожими. Им не нужны ни протестанты, ни католики, ни мусульмане. То, что на нас надвигается, не армия, но сама смерть, после которой наступит безмолвие, конец нашей с вами жизни и жизни всех тех поколений, которым только предстоит родиться.

Многие из вас знают, о чем я говорю. Многие из вас уже давно в составе Тайного союза ведут борьбу с этим дьявольским племенем, отлавливают колдунов, которых засылают на наш континент. Вы видели летательный аппарат, посетивший нас вчера, видели подводные корабли в гавани Чарльз-Тауна, но это всего лишь легкое дуновение ветерка по сравнению с тем ураганом, что на нас надвигается. И провалиться мне на этом месте, но ведете вы себя как последние глупцы, занимаете выжидательную позицию, хотите посмотреть, кого из вас истребят в последнюю очередь!

Если мы сейчас, пока у нас еще есть силы, не очистим нашу землю от этого дьявольского племени, мы никогда уже не сможем этого сделать. И нам никогда больше не суждено будет наслаждаться ни свободой, ни благоденствием. Мы будем повешены, джентльмены, либо все сразу, либо по очереди. Вот то, что нас ждет. Это будет слишком горьким лекарством от нашей глупости. Слишком горьким.

Я столько лет потратил на то, чтобы защищать нас от этого страшного врага, и сейчас начинаю сожалеть, что делал это. Я начинаю сомневаться, заслуживаете ли вы того, чтобы продлить вашу жизнь еще на один день, неделю, месяц. В течение многих лет гибли достойные уважения люди. И если в ваших душах больше не осталось человеческого величия, как вы только что это продемонстрировали, то остается лишь пожелать нашим врагам решительности, которая поможет им покончить с нами как можно быстрее. И я стану одним из первых, кто будет аплодировать уничтожению слабого и жалкого народа, каким вы себя сейчас показали.

Франклин закончил свою пламенную речь, он уже не боялся никого из присутствовавших на совете, он чувствовал себя башней, охваченной бушующим пламенем. И они вдруг показались ему неразумными детьми.

Притихшими.

Он заставил их замолчать.

Тишина продолжалась с полминуты. Затем раздался короткий смешок. Все повернулись в сторону весельчака. Он пытался сдержать смех, но тот все же вырвался наружу оглушительным хохотом.

– Сэр, я что, так сильно вас насмешил?! – воскликнул Франклин.

Мужчина поднялся на ноги, стащил с головы большущую шапку из какого-то блестящего меха, по форме напоминавшую треуголку. Внешне и по манерам он походил на индейца, одежда представляла странное смешение испанских и индейских традиций. На поясе у него болталось оружие – нечто среднее между шпагой и коротким мечом. В руке он сжимал боевую дубинку индейцев с набалдашником в форме человеческого черепа.

– Насмешил? – спросил мужчина по-английски, но с легким романским акцентом. – Нет, сеньор, не ты меня насмешил, а эти бабы, что прибыли сюда держать совет. Ты человек прозорливый! Сколько тут всякого наговорили, а ты сумел разглядеть лицо истинного врага! – Он выпрямился и неуклюже поклонился на испанский манер. – Я – дон Педро де Салазар де Ивитачука, никоватка земли аппалачей. Я и мои воины без всяких там оговорок и нытья на вашей стороне. Ты встал против войска самого сатаны, и ни один воин аппалачей никогда не станет увиливать от настоящей схватки. Клянусь, головы и скальпы сотни демонов украсят здание нашего совета, возможно, и самого рогатого нам удастся захватить! – Он с презрением потряс своей дубинкой, повернувшись поочередно в сторону Оглторпа и маронов: – А вас, болваны, будут презирать и дети ваши, и внуки за то, что вы хоронитесь от врага под кроватями и там же прячете свои ружья!

Он снова потряс дубинкой и издал какой-то завывающий, совсем не испанский клич, который подхватили его соплеменники, и те, что находились в доме, и те, что ждали под открытым небом.

Как ни странно, этот клич подхватили и чероки. Услышав это, Прайбер покраснел до корней волос. К ним присоединились Томочичи и его воины и добрая половина маронов. Началась пальба, и щепки, выбиваемые из потолка, полетели во все стороны. Помещение наполнилось дымом.

Франклину показалось, что сражение уже началось. И только в следующую секунду он понял, что это не плохой, а хороший знак.

Лишь двое – Оглторп и Нейрн – выглядели обескураженными, остальные завывающе голосили.

Это было своеобразное голосование, и большинство поддержало войну. Франклин, неожиданно для себя, ликуя, присоединился к странному вою собравшихся.

Франклин опустошил чашку горячего кассина[39] и поморщился. Напиток был крепкий и горький, по вкусу похожий на плохо сваренный кофе, с большим количеством противной гущи и трухи, но он помогал разогнать сон. Если за чай и кофе дают золота в два раза больше их веса, значит эти напитки людям необходимы. Потребность в них особенно усиливается перед рассветом, когда много дел и о сне приходится только мечтать.

– Я не буду этого делать, – сказал Оглторп. – Я – маркграф, и прежде всего я ответствен перед своим народом, я очень ясно дал это понять в своей речи.

– Сэр, – устало произнес Франклин, – вы же согласились, хотя и против вашей воли, участвовать в нашем предприятии.

– На моих условиях. Я отказываюсь брать под свое командование маронов, я не чувствую доверия к следопытам с юга, я не хочу иметь ничего общего с вашей так называемой Континентальной армией.

– Из ваших слов я могу заключить, что вы совершенно не стремитесь одержать победу над нашим общим врагом, – сказал Франклин. – А эта война ведется именно за континент. У нас должен быть план действий, единый для всех. И вы это прекрасно понимаете. Вы единственный из нас, кто учился военному делу под началом самого принца Савойского. Я был знаком с ним лично, и хотя я мало что смыслю в военном деле, но я уверен, он счел бы сущим пустяком разбить армию, у которой нет единого командования.

Оглторп потер слипающиеся глаза:

– Я понимаю, куда вы клоните. Вот уже несколько часов кряду я наблюдаю за вашими усилиями. Но что я могу сделать со всем этим разрозненным сбродом'? У меня даже времени нет, чтобы заняться их обучением.

– А вы обучали чему-нибудь воинов ямакро?

– Конечно же, нет. Я использовал их в качестве разведчиков, для тайных воровских вылазок и убийств.

– Вот вам и ответ. Мароны ведут такой же образ жизни, как и индейцы. Вот и командуйте ими как индейцами.

– Но они не индейцы. Ямакро воюют из доблести и ради того, чтобы добыть скальпы. А мароны просто убивают и грабят.

– Но вы и им сможете найти правильное применение.

– Но почему я должен этим заниматься?

– Потому что вы единственный среди нас генерал, – вмешался в разговор Нейрн. – И нам необходимо, чтобы вы приняли на себя командование.

– Но если маркграфству будет угрожать опасность, я брошу все и поспешу на помощь своему народу. Разве вы не понимаете, что это делает меня плохим командующим объединенной армии?

– Напротив, ваше умелое командование за пределами ваших территорий убережет их от вторжения противника. И если маркграфству будет угрожать опасность, то только по вашей вине. Кроме того, если вы примете на себя командование объединенной армией, она подстегнет ваш народ встать на защиту своей земли. Я думаю, это вам больше по душе, нежели то, что наши отряды явятся на вашу землю для ее защиты.

– Это угроза, сэр?

– Господи, нет, конечно! Откуда только берутся такие упрямые люди? – воскликнул Нейрн.

Оглторп сверкнул глазами, но не взорвался гневом.

– Мой народ, – довольно спокойно сказал он, – страдает в гораздо большей степени, чем вы думаете. Я, человек знатного происхождения, эту разношерстную массу считаю своим народом, а их безопасность – своей первейшей задачей. Некогда меня увлекала идея равенства и милосердия, я до сих пор против рабства, поскольку придерживаюсь мнения, что рабство не только несет страдания рабам, но и развращает и делает слабыми самих рабовладельцев. Я научился как можно меньше рассуждать о всеобщем благе, джентльмены. Меня интересует благо только моего народа.

– Предлагаю вам расширить горизонты ваших размышлений, – сказал Франклин. – Вы прониклись любовью к своему народу, разношерстной массе, как вы его назвали. Но это то же Содружество, только в миниатюре. Без нас вы погибнете, без вас – мы. Все так просто, и все в пределах ваших логических рассуждений. Вы, маркграф, человек чести, сильный духом и решительный. Мы просим вас принять на себя командование объединенной армией.

Оглторп ничего не ответил, но с такой силой ударил кулаком по столу, что костяшки пальцев порозовели, а затем сделались красными – кожа местами лопнула.

Он ударил второй раз, но уже не так сильно.

– Хорошо, – сказал он. – Храни нас всех Господь, я приму командование.

Через два дня Франклин отправился на первый смотр Континентальной армии. Возглавляемая Оглторпом, она насчитывала около двухсот человек. В нее входили смешанные отряды следопытов, солдаты из армии Каролины, конный отряд маркграфства, воины ямакро и мароны. Армия вышагивала гордо, в боевом воодушевлении. Франклин осознавал, что и он тоже принимал участие в объединении всей этой разнородной массы людей в единое целое, и если армия потерпит поражение, то это будет и его личное поражение.

Когда армия прошла и скрылась за лесом, он продолжал стоять за стенами форта. Он ждал. Ему предстояло отправиться за ней следом.

В воротах форта показалась невысокая фигура, потопталась на месте, затем направилась прямо к нему.

– Доброе утро, моя дорогая, – сказал Франклин, когда жена подошла ближе. – Вышла проводить меня?

– Я еду с тобой.

Утренний воздух был свеж, на траве поблескивала роса. Близлежащий лес казался безбрежным зеленым океаном, там еще царил сумрак ночи, время от времени он взрывался зелеными вспышками, словно стайки рыб играли на поверхности глубоких вод.

– Это длиннохвостые попугаи резвятся, – сказал Франклин, показав в сторону леса. – Ты их видела когда-нибудь?

– Я достаточно насмотрелась на них, когда они на нашем огороде клевали кукурузу, – ответила Ленка. – Не делай вид, будто ты не слышал, что я сказала.

– Я один раз, моя дорогая, уже брал тебя с собой в подобное предприятие и чуть не лишился тебя, поэтому я не хочу вновь подвергать тебя опасности.

– Ты оставляешь меня в лесу под прикрытием этих жалких стен и думаешь, что здесь я не подвергаюсь опасности?

– Я оставляю тебя под защитой людей, которым я доверяю и которые способны оградить тебя от возможной угрозы. Если армия претендента доберется сюда, то для нее это будет путь по выжженной земле. Ты остаешься под защитой губернатора Нейрна. А там… – он показал на запад, – я буду как выброшенная на берег рыба, и от меня будет больше пользы, если мне не придется заботиться о своей собственной жене и меня не будут тобой шантажировать. Ковета могут встретить нас открытым огнем из пушек и мушкетов или привязать к жердям и поджаривать на медленном огне. Французы могут поступить с нами точно так же. Ленка, я не возьму тебя с собой, это сделает меня уязвимым.

– Ты страшный эгоист, но я и сама найду дорогу.

– Правда? Ты способна развести костер, подстрелить дичь, соорудить переправу через глубокую реку, договориться с шауни, если случится столкнуться с этой бандой убийц?

– Но и ты ничего этого не умеешь делать.

– Верно, и потому я буду балластом для тех, кто умеет. Но и в форте от меня мало пользы, летательный аппарат уничтожил все приборы, что я привез, и губернатор Нейрн отправил меня за новыми. И ты мне в этом деле ничем помочь не можешь.

– Но губернатор не приказывал мне оставаться здесь.

– Я тебе приказываю.

По Ленкиному лицу пробежала тень, но она спокойно продолжала:

– С каких это пор, Бен, ты стал мне приказывать? Ты не раз повторял, что мы с тобой соратники и наши с тобой отношения строятся на основе равноправия. Так почему же сейчас ты решаешь за нас обоих?

– Решаю, и все, – немного резко ответил он.

– Бенджамин, не надо так делать. Прошу тебя, возьми меня с собой.

Он взял ее руки в свои:

– Ленка, прошу тебя, не надо настаивать. Ты же знаешь, если бы я мог, я бы тебя взял.

– Я ничего не знаю ни о походе, ни о его целях, – сказала Ленка. – Мне просто кажется, что я тебе надоела. Мы познакомились с тобой в самый разгар невероятных событий. И если мы и сейчас будем вместе, то это обновит наши чувства.

– Ленка, нам не нужно обновление чувств. Я вполне удовлетворен нашим браком.

– Удовлетворен? Ну да, конечно, какое подходящее слово. Я не для того выходила за тебя замуж, чтобы быть "вполне удовлетворенной". Я вышла за тебя, потому что ты, Бенджамин, обещал мне нечто большее, чем просто удовлетворение.

– А я женился на тебе еще и потому, что люблю тебя. И я не забыл, в отличие от тебя, как ты умирала, истекая кровью, только потому, что ты была со мной там, где тебе не следовало быть.

– Я сама на это согласилась, – тихо ответила Ленка. – На то была моя воля, так было предначертано мне судьбой. Ты что ж думаешь, замужество избавило меня от превратностей судьбы? – Он молчал, она поспешно кивнула. – Ну конечно, ты так не думаешь.

– Ленка.

– Нет. Пусть все идет своим чередом. Возможно, я ошиблась в тебе, Бенджамин Франклин.

– Ленка, не сейчас, пожалуйста. Я уезжаю, давай не будем ссориться. Давай расстанемся друзьями.

Она фыркнула:

– Хорошо, друзьями, говоришь? Что ж, прощай. Но не надейся, что, когда ты вернешься, я буду доставлена к тебе с твоими прочими пожитками. Если ты думаешь, что я откажусь от своих намерений, ты глубоко заблуждаешься.

– Ленка.

– Прощай. – Она резко повернулась и пошла прочь.

Лицо Франклина омрачилось, от злости он пнул ногой траву. Ну и черт с ней! Разве у него хлопот мало? Земля дрожит под ногами, а тут еще и Ленка набрасывается.

Он уже собрался бежать за ней следом и все уладить, но в это время из ворот форта вышел отряд, к которому он был прикреплен.

Пусть последнее слово останется за Ленкой. Он помирится с ней, когда подвернется более благоприятный момент, когда у него будет возможность вздохнуть свободнее. И она к тому времени успокоится.

– Готов? – спросил Роберт.

– Как всегда.

Франклин окинул взглядом отряд. Он состоял по большей части из следопытов. Выглядели они не так браво, как солдаты только что прошедшей маршем армии. Обросшие, в коротких штанах до колена, в поношенных куртках, надетых поверх клетчатых рубашек навыпуск, за поясом томагавки, в руках мушкеты, к седлу у каждого приторочено по две кобуры с пистолетами. На многих были ноговицы[40], как у индейцев, двое в отряде действительно были индейцами.

Головы их покрывали поношенные простецкие шляпы, и только капитан щеголял в треуголке. Франклин узнал его и обрадовался.

– Капитан Макферсон, – сказал Франклин, пожимая крепкую, мозолистую руку.

– Должен признаться, вы здорово выступили на совете, мистер Франклин. Считаю честью для себя вести вас по диким просторам Америки. – Он показал в сторону приземистой гнедой кобылы. – Ее Лиззи зовут, если нравится, то будет ваша.

– Я не большой любитель верховой езды, – заметил Франклин.

По возможности он старался избегать лошадей. Первый опыт верховой езды в компании с Карлом XII врезался в память незабываемым кошмаром, поэтому по дороге в форт Моор он либо шел пешком, либо ехал в повозке.

– Не беспокойтесь, Лиззи довольна смирная. Нам до заката нужно отмахать не одну пару миль, и если вы готовы тронуться в путь, мистер дипломат, то поехали.

Франклин кивнул, подошел к Лиззи, похлопал ее рукой, потом сунул ногу в стремя. Кобыла не сопротивлялась, и в следующее мгновение он уже сидел в седле.

– По дороге я вас со всеми познакомлю, – пообещал Макферсон. – Они славные ребята. О, а это кто?

Франклин повернул голову вслед за Макферсоном и увидел Прайбера, с ним ехали трое чероки и Вольтер.

– Подождем их, – сказал Франклин. – Похоже, они что-то хотят нам сказать.

Подъехав на расстояние слышимости, Прайбер расплылся в улыбке.

– Какая удачная встреча, мистер Франклин. Надеюсь, вы не будете возражать, если мы к вам присоединимся?

– Можно узнать, мистер Прайбер, с какой целью?

Прайбер пожал плечами:

– Мои люди увидели смысл в вашем предприятии. Должен признаться, что ваша речь и меня задела. И я готов помочь чем могу. Я владею французским, испанским, латинским, греческим и чероки, также знаком с языком маскоки, на котором говорят ковета. Думаю, я мог бы быть для вас полезен. Признаюсь, я надеюсь вернуться к нашему разговору на философскую тему.

Франклин на мгновение задумался:

– А ты, Вольтер? Хочешь взглянуть в лицо опасности?

– Я? Это, конечно, увлекательная перспектива, но я от нее воздержусь. Я просто хочу попрощаться. Ты же знаешь, передо мной поставлена иная задача.

Франклин кивнул, пытаясь мысленно найти лучший способ, чтобы вывернуться из этой ситуации. Ему совершенно не хотелось брать Прайбера с собой. С одной стороны, он не доверял ему и не хотел слушать бесконечные разговоры о неоспоримых преимуществах коммунального устройства жизни, а с другой – он не хотел в его лице нажить врага.

– Мистер Прайбер, если вы действительно хотите помочь, то я готов предложить вам одно дело. Оно, думаю, вас увлечет.

– Какое, сэр?

– Господин Вольтер остается здесь для составления декларации независимости Нового Света от Старого. Эта декларация должна выражать интересы и чаяния всех людей, проживающих на континенте, – индейцев, вольноотпущенных, французов, испанцев, англичан, и объединять все конфессии – католиков, квакеров, анабаптистов, язычников. И я совершенно уверен, что человек с вашими знаниями и широтой мышления как нельзя лучше подойдет для выполнения такого важного и ответственного задания.

Прайбер нахмурился, но в следующую секунду лицо его просияло.

– И я смогу донести свои идеи людям?

– Конечно, я всю ответственность за составление декларации возложил на Вольтера, но он с удовольствием выслушает и ваши идеи.

Франклин готов был рассмеяться, увидев отразившееся на лице француза негодование и желание отомстить за подложенную свинью. Но в следующее мгновение Вольтер овладел собой, и на лице его появилась неизменно любезная улыбка.

Прайбер посмотрел на Вольтера:

– Тогда решено?

– Решено будет только то, что можно решить, – ехидно ответил Вольтер, снимая шляпу и кланяясь немцу.

– Что ж, в таком случае я согласен, – сказал Прайбер. – Я горю желанием приступить к работе и надеюсь, вы не будете во мне разочарованы.

Странно, но Франклин поверил ему. Вольтеру всегда не хватало возвышенной экзальтации, чтобы уравновесить его врожденный скептицизм. И широты мышления ему также не хватало. Перед отъездом Франклин успел организовать для француза встречи с Накасо и маронами, но оставалось выяснить точку зрения индейцев на свободу и независимость. Прайбер, несмотря на все его недостатки, мог бы выступить здесь в роли переводчика.

– Нам пора трогаться, – напомнил Макферсон.

– Да, счастливого пути, – сказал Вольтер и помахал шляпой. – Надеюсь, Бенджамин, что на этот раз мы встретимся не через двенадцать лет, а раньше.

– Я тоже на это надеюсь. В крайнем случае, пусть это будет двенадцать не лет, а месяцев. Вольтер… – Он замолчал, философ посмотрел на него вопросительно. – Просить лису посторожить курятник – это, конечно, не дело, но… не мог бы ты присмотреть за Ленкой?

– Бенджамин, я с превеликим удовольствием присмотрю за ней, даже и не сомневайся. Я буду беречь ее, мой друг, как самого себя.

– Спасибо.

На этом Франклин повернул свою кобылу и вместе с Робертом последовал за Макферсоном. Вскоре отряд скрылся за деревьями.


7 Странное происшествие в Сибири | Империя Хаоса | 9 Монголы