home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава I

Полковник ФСБ Корсаков Дмитрий Олегович,

1976 года рождения, трижды Герой России,

русский, беспартийный, неженатый

Три тела с забинтованными черепами неподвижно лежали на постеленных на пол матрасах. Выглядели они скверно: землистые лица, ввалившиеся глаза, заляпанная кровью одежда… Вместе с тем я точно знал – тела отнюдь небезобидны, изо всех сил пытался объяснить это Рябову, однако шеф меня не слышал и в упор не замечал.

Неразборчиво бормоча себе под нос, он прохаживался вдоль матрасов, дожидаясь прибытия лейтенанта Казанцева, посланного им за неким приборчиком в ближайший супермаркет. КАК он сумел отдать подобный приказ, я понять не мог, поскольку лично участвовал в похоронах Казанцева три с половиной года назад. Все вокруг казалось хоть и очень знакомым, но каким-то диким, фантастическим, не укладывающимся в привычные рамки. Так что же делить?!! Что-о-о-о?!!

Неожиданно меня осенило.

– Максим не придет! Он погиб в мае 2005-го[1]! – закричал я в ухо Рябову. – А мы с вами непонятным образом перенеслись в начало лета 2004-го[2]. Через пару минут вы получите в челюсть, я в глаз, а эти «полуживые» сотворят ТАКОЕ, не приведи Господи!!! – я попытался встряхнуть Анатольича за плечо, но рука моя ухватила воздух.

– Где тебя носит, лейтенант?! – недовольно возвысил голос шеф.

– Тут я, – глухо донеслось от двери.

Казанцев держал под мышкой собственную, оторванную взрывом голову… (См. «Похититель душ».) Из разорванных шейных артерий били алые фонтанчики крови.

– Прибор принес? – спросил Рябов, ничуть не смущенный видом подчиненного.

– Так точно.

– Отлично! Давай его сюда, и мы…

Закончить фразу шеф не сумел. Три тела взмыли с матрасов в едином страшном порыве и рванулись к выходу, легко сметя с дороги и Рябова, и безголового Казанцева. А я внезапно очутился в пустынном коридоре – у выбитой кувалдами двери мини-крематория конторского морга. Противно воняло горелым человеческим мясом.

– Они… они самостоятельно залезли в печь! – донесся изнутри дрожащий, испуганный голос моего начальника.

«И даже заслонку задвинуть ухитрились», – хотел добавить я. Совсем как тогда, в 2004-м, но… не успел. В уши врезался настырный, требовательный писк. Все вокруг заколебалось, развалилось на куски. Затем вовсе пропало, и я открыл глаза.

В незашторенное окно светило утреннее солнце. Электронный календарь на стенных часах показывал 2 января 2008 года. А на тумбочке, рядом с кроватью, пищал по нарастающей прибор связи.

– На приеме, – взяв его в руки, сипло отозвался я.

– Вставайте, Дмитрий Олегович. С огромным сожалением вынужден прервать ваш недельный отпуск, – прозвучал в мембране вежливый голос Нелюбина. – Вместе с генерал-майором Рябовым мы ждем вас в моем кабинете на Лукьянке. Машину за вами прислать?

– Не надо, В Н-ске, как обычно, пробки, – покосившись на часы, просипел я. – На метро быстрее доберусь.

– Дело ваше. – Борис Иванович дал отбой.

– Ох-хо-хо-о-о-о-о, – с кряхтением вылез из постели я и поплелся в ванную. Голова разламывалась по швам, а тело было ватным, непослушным, будто с тяжелого похмелья. Хотя с лета 2006-го я ни капли в рот не брал! Так я просыпался уже третий день подряд – с самого начала отпуска. Кроме того, постоянно ныли старые раны, раньше почти не напоминавшие о себе.

«Живой труп. Вылитый! Разве что не воняет. Пока, – глядя на землистую физиономию в зеркале, угрюмо подумал я. – Однако бог не дает мне смерти. Бросить же работу я не могу. Не потому что негде устроиться на гражданке, а просто… лишний я там! Не приспособлен для мирной жизни! Значит, придется идти до конца, втихую принимая лимонник. Стимуляторы (не те, что продаются в аптеках, а наши, специальные), конечно, эффективнее. Но тогда информация просочится наверх. И все, приплыли! Подвергнут всестороннему медицинскому обследованию, выявят тысячу болячек и без разговоров засунут „в чулан“. В смысле – на тихую кабинетную должность. А это для меня неприемлемо! Ладно, продержимся пока на лимоннике, а там… возможно, „финиш“ наступит?!»…

Вот с такими «веселыми» мыслями я и отправился в то утро на встречу с начальством…

В кабинете Нелюбина на Лукьянской площади помимо Рябова присутствовали полковники Логачев и Ерохин. (Как выяснилось позже, последние двое пришли за три минуты до моего появления.) Оба генерала выглядели встревоженными, усталыми. Очевидно, провели бессонную ночь. В воздухе ощущалось гнетущее напряжение, как перед грозой.

– Итак, все в сборе, – пожав мне руку, констатировал Борис Иванович. – Приступим к делу. Полюбуйтесь! – он ткнул указкой в точку на стенной карте, жирно обведенную черным фломастером. – Город Белоярск, население свыше полутора миллионов человек, два крупнейших оборонных предприятия, три закрытых НИИ, часть РВСН[3] и бригада Внутренних войск, – генерал тяжело вздохнул, выдержал короткую паузу и продолжил: – Так вот, последние две недели там творятся, мягко говоря, странные вещи:

1. Наряд милиции ни с того ни с сего открывает огонь из автоматов по толпе прохожих. (Десять человек убиты наповал, пятнадцать ранены.) После чего скрывается в неизвестном направлении.

2. Командир бригады В.В. полковник Снежков вдруг поднимает часть «в ружье» и приказывает атаковать одно из оборонных предприятий. – Нелюбин налил в стакан воды из графина и залпом выпил.

– Атаковали? – лаконично осведомился Логачев.

– По счастью, нет! Снежкова остановила пуля замполита бригады подполковника Анохина. Обезвредив безумца, тот сразу принял командование частью и отменил сумасшедший приказ. Однако бывший комбриг не успокоился. Будучи смертельно раненым, он на последнем издыхании активировал на себе пояс шахида. В результате самого Снежкова разнесло на молекулы, погибли три находившихся поблизости офицера, а Анохин с тяжелейшими ранениями доставлен в реанимацию. В настоящий момент за его жизнь борются лучшие врачи города. И наконец, третье – под Новый год бесследно исчезают начальник местного УФСБ и два старших офицера РВСН. А теперь нам хотелось бы выслушать ваши соображения на сей счет. – Генерал откинулся на спинку стула и обвел нас троих пронзительным взглядом.

– Происки зарубежных «друзей», – проворчал Ерохин.

– При содействии «пятой колонны» в городе, – добавил Логачев.

– А мне это напоминает события давно минувших дней, – задумчиво молвил я.

– Конкретизируйте!!! – впился в меня Нелюбин горящими глазами.

– Декабрь 2004-го – дело «Унесенных ветром»[4] и май 2005-го – дело «Кукловодов»[5]. Естественно, не «один в один», но определенное сходство прослеживается. Кстати, организовали те события как раз зарубежные «друзья» при активном участии «пятой колонны».

– И мы с Владимиром Анатольевичем пришли к аналогичному мнению, – одобрительно кивнул Нелюбин. – Правда, в данном случае, как нам представляется, все гораздо сложнее, запутаннее и… чревато глобальной катастрофой в недалеком будущем!!! А посему слушайте приказ: сегодня же вечером полковники Корсаков и Логачев вылетают в командировку в Белоярск военно-транспортным самолетом. По прибытии на место вам обоим надлежит быстро разобраться в ситуации, выявить ключевых злодеев и… Впрочем, вас учить – только портить! Одновременно с вами в город тайно придет отряд спецназа под руководством полковника Ерохина и ваша, Петр Васильевич, спецкоманда. Как, кого и когда использовать – продумайте самостоятельно. Вопросы? Пожелания? Дополнения?

Вопросов не было. Зато пожеланий и дополнений оказалось множество. Так, Ерохин, не спеша, подробно перечислил, какое именно нужно его отряду материально-техническое обеспечение (сверх табельного), и попросил предоставить базу, неизвестную властям Белоярска, где временно разместятся спецназовцы. Затем выступил Логачев с похожими требованиями в области материально-технического обеспечения.

– Толково… правильно… очень разумно! – согласно кивал Борис Иванович, делая пометки в блокноте.

В свою очередь Рябов предложил несколько дополнительных технических новинок, о которых и не заикались мои товарищи. За что удостоился от них сдержанной, но сердечной благодарности.

Один я не принимал участия в беседе и, откинувшись на спинку стула, отрешенно смотрел в окно. Так продолжалось около сорока минут.

– Почему ты молчишь, Дмитрий? – обратился ко мне начальник Управления. – Тебе действительно ничего не надо?

– А-а-а?! – встрепенулся я.

Рябов терпеливо повторил вторую часть вопроса.

– Да вроде нет, – пожал плечами я, – все мое при мне, хотя… Вообще-то есть одна просьба. Лично к вам, Владимир Анатольевич.

– Я весь внимание! – благосклонно улыбнулся генерал.

– Издайте приказ о назначении майора Филимонова и. о. начальника моего отдела.

– Зачем?! Он же и так твой заместитель?! – не на шутку удивился Рябов (Василия Филимонова утвердили в этой должности месяц назад. – Д.К.). – Или… или помирать собрался?!!

– С чего вы взяли? – изобразил обиду я. – Исхожу из чисто практических соображений. Перечислю по пунктам:

1. Я уже давно только и делаю, что мотаюсь по командировкам или отлеживаюсь в госпиталях. Отделом фактически руководит Василий.

2.

3. Поездка в Белоярск, чую, надолго затянется и…

– На выполнение поставленной задачи вам отводится ровно неделя, – вмешался Нелюбин.

– Ага, неделя там, неделя сям. Плюс пара месяцев на лечение и реабилитацию… Шучу! Но так или иначе… – Я замолчал, не найдя больше слов.

Генералы переглянулись. В глазах Нелюбина читались мучительные сомнения. Зато Рябов, кажется, принял мои виляния за чистую монету.

– Хорошо, будь по-твоему, – после минутной паузы вздохнул он. – Что-нибудь еще?!

– Нет, спасибо. У меня все.

н совместных действий. К вашим услугам комната номер пять на первом подземном уровне. Там вы будете чувствовать себя абсолютно свободно. – Борис Иванович коснулся пальцами ушей. Щелкнув каблуками, мы один за другим покинули генеральский кабинет и молча направились к лифту…

Комната номер пять представляла собой средних размеров помещение с мягкой мебелью, с полированным столом посредине и с небольшим баром, заставленным прохладительными напитками. Под потолком уютно, по-домашнему светила лампа со стеклянным абажуром. Бесшумно работал новейший кондиционер. Едва мы вошли, захлопнув дверь с кодовым замком, послышался тихий, монотонный гул, а стены едва заметно завибрировали. (Автоматически включилась специальная система, напрочь исключавшая прослушку и запись происходящего внутри.)

– Круто! Очевидно, начальство придает огромное значение нашему заданию, – заметил Логачев и вдруг резко развернулся ко мне, вперившись в лицо изучающим, светло-стальным взглядом.

– Чего уставился? – буркнул я, опускаясь в одно из кресел. – На мне узоров нет и цветы не растут.

– Не говори киношными штампами[6]. Чай, не телепридурок, – поморщился Васильич. – А скажи-ка лучше – опять за старое взялся?!

– В смысле? – фальшиво зевнул я.

– В смысле – смерти ищешь! – жестко отрубил Логачев. – Как тогда, в сентябре 2005-го[7]

– Не ищу, а жду, – поняв, что лукавить с ним бесполезно, сознался я. – У каждого своя судьба, свой срок на этом свете. И мой, похоже, близится к концу. Но не волнуйся! Остаток его я отмотаю честно. «В побег» не сорвусь!

– Придется доложить генералу, – глухо произнес Петр Васильевич.

– А ты думаешь, Нелюбин ничего не понял?! – неожиданно вмешался Ерохин. – Да он Дмитрия словно рентгеном просветил! И тем не менее не отстранил от операции! Стало быть, не посчитал целесообразным… Борис Иванович превосходный психолог. Знаешь, Петр, по-моему, тебе не стоит лезть с медвежьими услугами!

– Отличная мысль!!! – поддержал я Виталия Федоровича.

Задетый за живое, Василий запыхтел, как закипающий самовар. Широкое лицо побелело. В глазах мелькнули отблески пожара.

– Успокойся, Петя, – примирительно сказал Ерохин. – Работает Дмитрий всегда добросовестно, и, главное, он «в побег» не собирается. А там… там как бог даст! Нам же, полагаю, стоит заняться тем, для чего мы сюда пришли. Времени-то в обрез!

– Действительно, – остыл Логачев. – Займемся делом. Давай, Дмитрий, подключайся…

Спустя час с небольшим, наметив в общих чертах план действий в Белоярске, мы покинули здание на Лукьянской площади и разъехались кто куда. Логачев с Ерохиным инструктировать своих головорезов и получать дополнительное маттехобеспечение, а я к себе домой – собирать чемодан и отлеживаться на диване. Действие лимонника уже закончилось, и я вновь ощущал себя полной развалиной. Не лучше, чем утром…


Пролог | Последний выбор | Глава 2