home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 10

— Горе ты мое, — всплеснула руками Ленка, — что на этот раз?

— Да вот поехали смотреть одного пациента, шишку какую-то высокопоставленную, а он такой сволочью оказался.

— Все ясно, и ты плюнула ему в рожу, сказав при этом пару ласковых.

Представив жирное лицо, по которому стекают плевки, Юлька невольно улыбнулась. Она поступила единственно возможным для нее образом, и, если бы можно было все повторить, она бы поступила точно так же.

Даже нет, специально «запасла» бы побольше всякой гадости, чтобы уж наверняка…

— Раз приехала, то давай поподробнее. Я тоже повеселиться хочу.

Ленка с интересом смотрела на нее.

— Да, понимаешь… Ты не подумай, я не сошла с ума. В общем…

Печальные последствия предыдущего откровения были свежи в памяти, и теперь, обжегшись на молоке, Юлька примеривалась, не стоит ли подуть на воду.

Ленка же молча ждала, пока подружка решится поведать что-то сокровенное, приведшее к тому же к таким серьезным последствиям.

Наконец Юлька глубоко вдохнула и решилась:

— В общем, я подобна древним китайцам, которых вынуждали ставить диагноз по кончику мизинца мандарина.

— Шутишь, дорогая. Ты же дипломированный врач, и не к лицу тебе повторять какие-то легенды. Прямо вот так взяла и научилась.

— Да думала я об этом, — всплеснула руками Юлька.

— И до чего додумалась?

— А-а, — девушка пожала плечами, изобразив при этом в воздухе нечто абстрактное, — ты же знаешь: «На свете есть такое, друг Горацио, что не подвластно нашим мудрецам».

— Не верю, — решила поиграть в Станиславского Ленка — и по-своему была права.

— Ленусик, — жалобно сказала Юлька, — ты ведь после этого от меня не отвернешься?

— После чего — этого? — удивилась все понимающая подруга.

Юлька осторожно дотронулась до ее руки и начала говорить:

— Про корь ты мне рассказывала, так?

— Так, — подтвердила та.

— А хочешь, расскажу про другие твои болячки?

— Ну…

Ленка замялась. Будучи девушкой от природы неглупой, она хорошо знала, как неприятно людям узнавать о себе что-то сокровенное и в какую сторону меняются отношения после подобных разговоров.

— Ладно, Ленок, забудь. Ты моя единственная подруга и препарировать тебя нет нужды. Но, близорукость твою я все же вылечу.

И Юлька проделала несложную манипуляцию, заставляя тело подруги чуть-чуть мобилизовать свои ресурсы и отдать команду железам выделить сколько-то нужных веществ, которые заставили глазные мышцы сократиться до нужного размера. Заодно она убрала легкое помутнение хрусталика.

Лена сняла очки и, удивленно повертев их в руках, положила на стол. Потом открыла книгу с мелким шрифтом. Вытянув руку, стала читать вслух, не слыша произносимых слов и не понимая их значения. Она получала удовольствие от самого процесса, наслаждаясь возможностью читать без очков.

— Ну что ж, убедила. И что думаешь делать?

— Так не знаю я, — жалобно проблеяла Юлька, — потому и пришла, что, думала, ты посоветуешь.

— А что тут думать? Открывай свою клинику. Люди толпами повалят. И никаких тебе главврачей, стоящих над душой и указывающих, кого лечить и как.

— Но… но ведь это знахарство, — неуверенно промямлило столь горячо убеждаемое дарование. — А я же врач.

— Вот и будешь врачевать. И без задней мысли, кому лизнуть жопу, чтоб не испортили карьеру, отложив при этом все дела и забросив действительно нуждающихся в помощи людей.

Услышать такое из уст тихой и послушной Пестровой было удивительно. Но, видимо, Юлька просто видела в Ленке то, что хотела, не обращая внимания на не совсем понятные стороны ее натуры.

— И как же я ее открою, клинику? Это ведь, наверное, дорого?

— Да уж, на зарплату хирурга районной больницы такое дело не поднимешь.

— Ну вот, а говоришь, все просто.

— Никто не говорил, что будет просто, вопрос стоит так: или — или. Либо ты устраиваешься в какую-нибудь периферийную больничку, в которой обязательно найдется свой Вячеслав Юрьевич, желающий прогнуться перед тем, кто повыше, и въехать на твоих плечах в рай. Или же наплюй на все это и давай начинай собственное дело. А я помогу на первых порах, в смысле клиентуры. Хотя богатенькие к нам почти не ходят.

— Но, ведь это незаконно.

— А кто не рискует, тот и в лес не ходит.

Такая каша из народного фольклора вызвала улыбку, и на душе у Юльки полегчало.

Ленка тут же схватила трубку телефона и, набрав номер, попросила Звереву.

— Она свой зубодробильный кабинет открыла недавно. Проконсультирует, что и как.

«Зубодробительнице» со столь серьезной фамилией был задан лишь один вопрос:

— Ирка, во что тебе это обошлось? Выслушав ответ, Ленка положила трубку и взглянула на Юльку:

— Да, этот путь не для тебя.

— Почему это? — встрепенулась та. — Чем же это я хуже?

— В том-то и дело, что не хуже. Допустим, пять тысяч долларов найти-то можно. Но, вот деревянной валютой ты расплачиваться вряд ли захочешь.

— Какой такой деревянной?

— Теми самыми двумя палками, за которые мама Вовочки шубу купила.

Сообразив, о чем речь, девушка покраснела, но Ленка хлопнула ее по плечу:

— Не дрейфь, прорвемся.

Алексей Иванович стоял под дверью этой квартиры уже второй раз. И второй раз ему не открывали, что еще больше укрепило его в решимости найти так поспешно исчезнувшую врачиху. Номер телефона в отделе кадров ему не дали, и он вынужден был мотаться как пацан в Москву. Вместо того чтобы съездить на рыбалку, да просто отдохнуть, наконец. Постояв немного перед безмолвствующей дверью, Смирнов решительно позвонил к соседям. Выглянувшая тетка подозрительно оглядела его с головы до ног, после чего спросила:

— Вам кого?

— Извините, я с работы вашей соседки. Юлия Даниловна уволилась несколько дней назад, и я бы хотел с ней поговорить.

— Не знаю никакой Юлии Даниловны — отрезала мегера в ответ и попыталась захлопнуть дверь.

Но, легкое касание тотчас вызвало улыбку на лице, и она более любезно сообщила:

— Раз уволилась, то или к матери поехала, в Семеновск, или же у подруги.

— Простите, а нельзя ли поточнее?

Смирнов начинал терять терпение, но нажимать было опасно. Жизнь этих мягкотелых так хрупка, а сведения могли и не стоить этой жалкой жизни. Не то чтобы ему было ее жаль, просто Алексей Иванович был прагматиком и предпочитал не светиться попусту.

— Ну Семеновск — это где мать ее живет, а Ленка— в Матешине..

— Про Матешино понял, а у Семеновска кроме Юлиной матери другие ориентиры есть?

— Это где-то в Сибири, за три тысячи километров. А боле не знаю ничего. А подруга ейная тоже дохтуром работает, там и больничка всего одна на весь поселок. Правда, Ленка его городом называеть, а по мне, так село селом.

Семенов отпустил руку женщины и, не попрощавшись, сбежал по ступенькам. Вряд ли уволенная практически сразу после получения диплома девушка рискнет поехать домой. Провинциалки, как правило, горды и желают вернуться в свой закуток на коне. Так что наиболее вероятным было неведомое Матешино.

Алексей сел в машину и достал с заднего сиденья ноутбук. Выведя на экран карту области, он отстучал на клавиатуре название. И вот уже искомый населенный пункт призывно замигал, как бы приглашая в гости. Выходило не так уж и далеко, всего-то километров девяносто от Москвы. И Смирнов завел мотор.

В поселке городского типа шел дождь. Лужи пузырились, и редкие прохожие, накрыв головы кого чем угораздило, спешили побыстрей оказаться под крышей. Пару раз остановившись и спросив дорогу, Смирнов наконец подъехал к старому зданию. Он взял зонтик и, захлопнув дверцу, пошагал ко входу.

Судя по всему, Юдина подруга была личностью популярной. И как пройти в ее кабинет, посетителю указали сразу. Но, увы, она сидела за столом, и больше в кабинете никого не было.

— Вам кого?

— Да, знаете, я по поводу Юли…

— И зачем же она вам понадобилась?

Стремясь добиться откровенности, визитер привычно протянул руку, чтобы заставить собеседницу «поплыть», но та отстранилась, давая понять, что фамильярность ей неприятна.

— Понимаете, две недели назад, в ее дежурство, к ним поступил мой младший брат. Мальчик совершенно отбился от рук, и, судя по всему, у него неприятности.

— Юля вряд ли годится в няньки.

— Пожалуй, нянчить его поздновато. Просто она последняя, кто с ним разговаривал. И негодяй сбежал, хотя был ранен. Вот я и хотел уточнить, может быть, в разговоре он что-то упомянул. Какой-нибудь намек, малейшая зацепка…

— Все может быть, — стала оттаивать хозяйка кабинета. — Да вы садитесь, она скоро должна зайти.

Они сидели и пили чай. Молодая врач неожиданно оказалась весьма приятной и интересной собеседницей. И Алексей Иванович невольно поймал себя на мысли, что впервые за много лет он не испытывает чувства брезгливости, общаясь с одной из тех, кого про себя называл «мясо».

Послышалось цоканье каблучков, и Смирнов невольно напрягся. По коридору шел кто-то необычный. И этот таинственный кто-то был явно одной с ним породы. Та же упругая аура, создающая иллюзию щита. И он не смог бы забрать у него ни грамма, ни кванта жизненной энергии. Это было опасно, хотя Алексей Иванович и сам не мог объяснить, в чем заключается угроза.

Дверь вдруг широко распахнулась, и на пороге появилась девушка, заставившая его так много побегать. Светлые волосы влажно блестели, курточка потемнела и набухла от сырости. На лице двумя слезинками застыли капельки дождя. И они, словно магнит, приковали взгляд Алексея Ивановича, не давая отвести глаз.

— Ой, Ленка, ну никак не могла раньше, честное слово! Да еще этот дождь… Я на такси приехала, — защебетала девушка, широко раскрывая и без того огромные глаза.

И, заглянув в них, Алексей Иванович понял, что это надолго. От этих глаз не хотелось отводить взгляд, и он невольно сделал движение, чтобы вытереть следы дождинок. Красивая девушка. Даже не успев привести себя в порядок, даст сто очков вперед любой «миске». Мокрые волосы обрамляли лицо сосульками, и на нем не было ни следа потекшей косметики. Да она здесь и неуместна. И без всяких ухищрений хороша!

— К тебе посетитель.

Юля взглянула на сидевшего за столом человека. Нет, определенно он ей незнаком. Сняв куртку и тряхнув головой (при этом взметнулся фейерверк брызг), она поинтересовалась:

— И чем обязана?

Немного обалдевший Смирнов начал излагать версию о блудном брате, но Юлька только пожала плечами.

— Так ведь я ничегошеньки не знаю. И вообще, странный он у вас какой-то. Три пулевых ранения, причем от печени остались одни ошметки. А он отказался от обезболивающих и умчался словно на пожар.

Отвечая на вопрос, девушка невольно искала сходство между таинственным юношей и этим зрелым мужчиной. И находила. Такой же взгляд, пронизывающий насквозь и чуть насмешливый. Такие же точно руки, сильные руки воина. Она никогда не имела дел с военными, но почему-то пришло на ум именно это. Да, человек, сидящий перед ней, несомненно, мог быть братом очаровательного наглеца. И снова помимо воли предложила:

— А давайте поищем вместе.

Ленка присвистнула, а Алексей Иванович, потихоньку терявший голову, принял предложение на свой счет:

— Буду рад любой помощи.

— Ты не очень-то увлекайся, подруга. Или забыла, у нас дела. А если хочешь поиграть в детектива, то пусть оплатит потерянное время. Евлампия ты наша Романова.

— Да-да, конечно, я оплачу, — засуетился Смирнов. — И даже по двойному тарифу.

— Надо будет, возьмем и по двойному, — отрезала Ленка. — И такса у нас — сто «зеленых» в день.

Юлька покраснела и сделала Ленке страшные глаза, а та продолжала беззастенчиво наезжать на размякшего Смирнова:

— Имейте в виду, все дела веду я. Юлия Даниловна у нас натура творческая. И в силу своей деликатности может забыть потребовать плату.

Алексей Иванович невольно улыбнулся, видя такую заботу подруги о дитяти неразумной. Но, послушно достал портмоне и отсчитал пятьсот долларов. Подвинув деньги казначею, уточнил:

— Надеюсь, уделив мне пять дней, вы не спутаете свои планы.

— Не спутает, — отрезала Ленка.

— Ну и отлично. Тогда сегодня вечером и начнем.

Договорившись о встрече, мнимый брат вышел на улицу и, разбежавшись как следует, прошелся колесом. Подумать только! Пятьдесят лет. Целых полвека он был лишен общества женщины. Не считать же таковыми жриц любви, к услугам которых он то и дело прибегал, заставляя тех расплачиваться своими жалкими жизнями. Да тут любая бы показалась принцессой. Юля же просто красавица, и Смирнов считал, что ему повезло. Ни о каких поисках он, разумеется, и не думал. Пусть щенок живет. Ведь благодаря ему Алексей Иванович познакомился с этой замечательной девушкой. Он улыбнулся и вприпрыжку побежал к машине.


ГЛАВА 9 | Лицо особого назначения | ГЛАВА 11