home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 17

— Ты был выше всяких похвал. — Мартин протянул Николаю толстую пачку денег. — Надеюсь, не исчезнешь из города бесследно? У меня еще масса интересных проектов.

— Например?

— Такому, как ты, скоро станет скучно среди родных осин. И я предлагаю то, до чего могут дотянуться немногие. А именно, участие в международном турнире боев без правил, проводимом ежегодно в Соединенных Штатах Америки.

Быстро «пролистнув» в памяти все, что знали его неудачливые противники о предмете разговора, молодой человек мысленно присвистнул. И тотчас замаячила идея, которую Николай не постеснялся высказать вслух:

— Так вышло, что у меня нет никаких документов. И даже не представляю, где можно получить их в ближайшем будущем.

Отсутствие паспорта, казалось, обрадовало Мартина. «Прекрасно, — подумал он. — Я всегда знал, что так называемая независимость — только иллюзия. Вот ты и попался на крючок. Да, ты неординарен, а возможно, даже один такой. Но, кем бы вы все были без старого Мартина».

— Об этом не беспокойся, — как можно убедительнее сказал искуситель. — Только ответь мне — да или нет?

«Соглашайся, милый, — шептало в ухо нахально повиснувшее на шее победителя ожерелье. — От такого предложения нельзя отказываться».

Не то чтобы Николай прислушался к совету, но, кроме мести людям, убившим его в поезде, у него здесь не было никаких дел. А так как среди присутствующих он не заметил «знакомых» лиц, то коротко кивнул. Да и обещание легализации тоже сыграло свою роль.

— Что ж, тогда отдыхай, — напутствовал Мартин и, обращаясь к девице, строго сказал: — Смотри у меня, не заезди парня до смерти. Да и брату привет передавай.

Девчонку ждала машина, правда, личного шофера не было, но авто было новым и явно дорогим. Роскошный «БМВ» черного цвета явно стоил не одну тысячу долларов, и даже при его теперешних «заработках» был Николаю явно не по карману. В салоне приятно пахло парфюмерией.

— Меня зовут Инга, — с придыханием простонала девушка. — А вы, я слышала, Бич?

— Это только на работе, — усмехнулся Николой, — для друзей же просто Коля.

Колеса мягко шуршали по нагретому за день асфальту. Они молчали, думая каждый о своем. Ехали не очень долго, и вскоре «БМВ» остановился у многоэтажного кирпичного дома.

— Зайдете? — игриво спросила спутница. Ни предлога, ни тем более желания отказаться не возникло. Юноша вышел из салона, захлопнув дверцу. «Вспомнив» про хорошие манеры, коими его доноры хоть и не обладали, но зато видели в кино, Николай обошел автомобиль и открыл дверцу, галантно подав при этом даме руку. Они разом невольно рассмеялись несколько комичной ситуации.

Здесь тоже был швейцар. Крепкий парень с хорошо развитой мускулатурой.

— Здравствуйте, Саша, — поздоровалась Инга.

Парень, приветливо улыбнувшись, поздоровался в ответ.

Когда поднялись на лифте и створки распахнулись, Николай удивился, оказавшись перед закрытой дверью. Спутница достала ключи и объяснила:

— Квартира занимает весь этаж, вот и установили. Для усиления интима, так сказать.

Над лестничной клеткой изрядно потрудились отделочники, она мало напоминала своих сестер в домах попроще. Скорее уж была подругой лестницы в доме настоящего Николя. Инга ушла в ванную, а юноша просто провел рукой по волосам. В прихожей висело зеркало, и, оглядев себя и невольно поиграв мускулами, Николай остался доволен.

— Любуешься? — иронично спросила вернувшаяся в этот момент Инга.

Парень смущенно пожал плечами.

— Да ладно, не тушуйся. Лет пять назад в одном из супермаркетов Англии провели исследования. За зеркалами установили видеокамеры. Так мужики, как оказалось, любуются собой в три раза чаще женщин.

По своей природе гость не отличался ложной скромностью. Он знал, что достаточно красив, чтобы нравиться девушкам. Просто раньше как-то не задумывался об этом. Взгляд, брошенный им в зеркало, вовсе не говорил о его нарциссизме. Подумаешь, мужчина оглядывает себя — все ли в порядке, послушны ли мышцы и достаточно ли чиста одежда. Ему и в голову не приходило, что точно так думали и те англичане, перещеголявшие своих леди по количеству бросаемых на собственное отражение взглядов.

Сразу из прихожей попали в гостиную. Как теперь модно, это было одно большое помещение, разделенное диваном и креслами на три обособленных зоны. В одной из ниш находился, по-видимому, кухонный блок, теперь скрытый шторой. На полу ковры, а стены украшали картины. Не разбираясь в живописи, он просто скользнул взглядом по полотнам, бывшим для него лишь частью интерьера. В противоположном от входа конце комнаты было большое трехстворчатое окно, доходившее до пола. Светлые шторы были раздвинуты, а одна створка открыта, давая возможность выйти на небольшой балкончик. Внизу сверкал редкими огнями ночной город. Вдали серебрилась река, отражавшая полную луну и редкие облака, невидимые глазу, но ощущавшиеся по теням, набегавшим на колышущийся в волнах бело-желтый блин. Вид с высоты заставил почувствовать себя мальчишкой, и Николай, движимый желанием выкинуть что-нибудь эдакое, подошел к перилам и сделал стойку на руках. Нет, это вовсе не была работа на публику, так как хозяйка прихорашивалась в ванной. Накопившиеся эмоции требовали выхода, а энергия, переполнявшая его, давала возможность совершать и более безумные, с точки зрения нормального человека, выходки.

Хлопнула входная дверь. Николай быстро встал не ноги. Нет нужды в восхищении молоденькой дурочки. Хотя не такая уж она и молоденькая, если разобраться. И, возможно, далеко не дурочка. Это его первый опыт с местной женщиной, и надо постараться держать себя в руках. Его школьные подруги позволяли не задумываться о таких пустяках, как самоконтроль. Здесь же, расслабившись, он запросто мог лишить девушку жизни.

Хозяйка тем временем выкатила в центр комнаты сервировочный столик. Бутылка с коричневой жидкостью, которую «память» определила как коньяк. Шоколад, хрустальная пепельница и пачка длинных сигарет, явно предназначенных для дамы. Инга успела переодеться, и теперь на ней был короткий и почти прозрачный халатик. Под ним просвечивало голое тело. Предполагаемый любовник почувствовал легкое влечение. Хоть и немного другая, все же она очень привлекательна. И юноша вдруг понял, что знает, какие слова прозвучат в ответ на его предложение. Да и много ли нужно слов, чтобы выразить в общем-то простые и здоровые чувства двух молодых разнополых существ, не обремененных к тому же излишними предрассудками?

Инга поймала его взгляд, обвила шею Николая руками и мягко, но настойчиво увлекла парня на диван. Умелая, уверенная в себе женщина, которая знает, чего хочет от партнера, и умеющая это самое получать.

Николай, скованный необходимостью самоконтроля, вначале не произвел должного впечатления, вызвав недовольную гримаску. По-прежнему не расслабляясь, он легонько «потянул», не «забирая» при этом, а держа партнершу в состоянии ожидания. Видно было, что ей это понравилось, и девушка вскоре расслабленно откинулась на подушки. Не желая продолжать, Николай «копнул» сознания китайцев, в надежде найти там что-нибудь эдакое. И дети Поднебесной не обманули ожидания. Один из них был мастером массажа. Перевернув Ингу на живот, Николай принялся обрабатывать ее тело кончиками пальцев, затрагивая все новые и новые точки, заставляя расслабиться и доставляя партнерше ранее никогда не испытываемые ею ощущения.

— У меня чувство, что я в постели с марсианином, — промурлыкала Инга. — Со мной так еще никогда не было.

Юноша лишь улыбнулся, продолжая свою работу и с удивлением постигая все новые и новые секреты древнего искусства. Да, очень жаль, что знания даются ему лишь на время. Конечно, можно забиться в какую-нибудь щель и, ведя размеренную жизнь, сохранить весь этот груз, не рискуя и не умирая. Но, как-то так получалось, что все события, происшедшие с ним в последнее время, случались независимо от его желаний, оставляя Николаю лишь роль стороннего зрителя, наблюдавшего, как подхваченную бурным потоком щепку несет и кружит совсем не интересующаяся ее мнением река. Но, сожаление мелькнуло и пропало, а мысли переключились на лежавшую перед ним обнаженную девицу. Нет, постоянные связи не для него. Во всяком случае, если он не хочет, чтобы дело закончилось трагедией. Одно дело — убить в бою, и совсем другое — потихоньку «пить» соки из доверившегося тебе существа.

— Пожалуй, мне пора, — вздохнув, произнес он.

— Я так плоха в постели?

Инга, привыкшая, что мужчины пачками валятся к ее ногам, была в шоке. Этот парень был первым в ее жизни, кто изъявил желание уйти в самый разгар веселья.

«Я пригласила его к себе. И, несомненно, показала класс. Любой на его месте после этого ни о чем бы не смог думать».

Но, словно насмешливо опровергая ее мысли, гость неторопливо одевался.

«Хорошая девочка. Ты даже не представляешь, как я желаю тебе добра».

Осознав, что молодой человек не шутит, Инга жалобно сказала:

— Давайте хоть немного выпьем, У меня прекрасный французский коньяк. И я могу сварить кофе…

Ну как было объяснить ей, что, для того чтобы удержать ситуацию под контролем, ему приходится совершать над собой насилие? Ни о каком удовольствии тут говорить не приходится!

«Выполни я твою просьбу, и ты скоро превратишься в старуху. Жалкую и сморщенную. А это очень обидно в твои неполные тридцать лет».

— Мы еще увидимся?

В голосе говорившей звучала растерянность.

— Конечно, увидимся. Но, не требуй от меня слишком много…

— Погоди. — Набросив халат, девушка встала. — Я открою тебе дверь.

Створки лифта сомкнулись, а Инга еще долго стояла, упершись головой в холодный бетон стены. По щекам бежали невесть откуда взявшиеся слезы, а на губах играла жалкая улыбка незаслуженно обиженной женщины.

Николай не торопясь шел по спящей улице. В голове бродили невеселые мысли. Ну почему все устроено так, что для полного счастья всегда чего-то не хватает? Казалось бы, его инстинкты, послужившие причиной столь незавидной участи дома, полностью удовлетворены. И вот она, такая желанная свобода. Хоть упейся. Но, как оказалось, главный сторож находится внутри. А от него не убежишь. Кто знает, возможно, потерпи он еще несколько лет, и это знание постепенно пришло бы к нему, сделав полноценным членом общества, умеющим жить в согласии с собой и окружающими? Но, ответ затерялся где-то высоко среди звезд. А им, холодным и равнодушным, было абсолютно все равно. Маленьким сверкающим огонькам не было дела до того, какие чувства испытывает крохотная козявка, волею случая переброшенная за сотни световых лет от родного дома.

Сзади послышался шум машины, и юноша, не особо задумываясь, перешел на тротуар. Звук мотора изменился и вместо ровного и спокойно урчащего стал заметно форсированным. Николай оглянулся, но было поздно. Бампер движущегося с большой скоростью автомобиля ударил его, подбросив вверх. Удар был так силен, что на мостовую упало уже мертвое тело. Впрочем, таковым оно оставалось недолго, и когда подбежали двое, чтобы убедиться в смерти заказанного клиента и при необходимости довершить начатое, их ждал сюрприз. Николай снова дал волю жившему в нем хищнику. Киллеры даже не поняли, что произошло, а их жертва уже поспешно удалялась, свернув в один из заросших кустами дворов.

Отойдя приблизительно на километр, юноша сел на скамейку и «углубился» в память последних доноров. И все сразу стало на свои места. В империи Алмазного короля существовали свои подводные течения. Один из приближенных, человек неглупый и явно метящий на место пахана, затеял свою игру, результатом которой стали два успешных покушения на курьера. При этом организатор покушений получил неплохой доход. Раз десять, не доверяя судьбе и повторив про себя имя и адрес заказчика, Николай отправился на квартиру. Завтра. Завтра он займется честолюбивым человеком, решившим поймать удачу за хвост. Теперь на это не уйдет много времени. А полученные, пусть и не надолго, знания не оставляют преступнику никаких шансов уцелеть в столь опрометчиво затеянной авантюре.

К тому времени должны быть готовы документы, так что предложение Мартина как нельзя кстати.


ГЛАВА 16 | Лицо особого назначения | ГЛАВА 18