home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 2

Юноша, о состоянии которого думали две столь неординарные личности, медленным шагом удалялся от остывающего тела хозяина ночных бабочек. Вместе с никчемной жизнью к нему перешли все знания покойного, подкрепленные его навыками. Это не было отпечатком личности, просто в нужный момент приходило воспоминание будто о давно прочитанном и укрытом до поры до времени глубоко в памяти, на уровне подсознания. В карманах покойного обнаружились бумажник и ключи от квартиры. Молодой человек «вспомнил», что в бумажнике лежат десять тысяч рублей, а также адрес квартиры, дверь которой можно было отпереть найденными ключами. Решив, что на сегодня впечатлений достаточно, новоявленный гроза сутенеров направился осматривать доставшуюся по наследству жилплощадь.

Он вошел в здание и присвистнул, поскольку отделка холла поражала великолепием. Да-а, неплохо живут сутенеры. На полу лежала салатовая ковровая дорожка, гармонировавшая с нежно-бежевой окраской стен и плавно переходившая на мраморные ступени широкой и без единой пылинки лестницы. Придерживающие ее бронзовые прутья сверкали, начищенные до золотого блеска. На площадках между этажами стояли искусно сделанные деревянные кадки с декоративными пальмами, а на окнах висели гардины из тончайшего тюля.

На пороге возник охранник, но наследник потряс у того перед носом ключами:

— Я брат Николя. Поживу у вас немного.

И, не оборачиваясь, стал подниматься по лестнице.

Квартира, под стать холлу, тоже поражала интерьером. Сразу с лестничной площадки «брат Николя» попал в огромное помещение. Собственно, это была одна большая комната, условно разделенная на спальню, гостиную и кухонный уголок. Кремового цвета обои и подобранный в тон ковер хорошо гармонировали с новой мебелью современного дизайна. Во всяком случае, царапин и других свидетельств долгих лет служения обитателю квартиры на ней не было. Плюс ко всему стереосистема — и домашний кинотеатр.

Оглядев свои новые владения, гость, сразу почувствовавший себя как дома, прошел в душ.

Бросив по дороге взгляд на часы, решил не затягивать. К тому же он здорово проголодался.

Теплая мыльная пена покрыла его с головы до ног, и юноша заработал мочалкой, оттирая остатки крови и липкий предсмертный пот. Потом, смыв с себя белые хлопья, включил холодную воду. Колючие ледяные струйки буквально обжигали, но он сменил температуру воды, и кожу ошпарило кипятком. Повторив процедуру несколько раз, молодой человек закрутил кран и досуха вытерся махровым полотенцем. Это была его любимая комбинация в отсутствие бани и снега. Но, на дворе стоял июнь, да и ничего похожего на сауну поблизости не наблюдалось.

На полке перед зеркалом стояло множество баночек, но новый хозяин пренебрег всем этим разнообразием. Он просто вышел из ванной и открыл холодильник. Соорудив себе огромный бутерброд, запивая его молоком, парень уселся на стоящий посреди гостиной диван и включил телевизор.

Обычная суета огромного города. Новости служили скорее фоном для размышлений, чем действительно интересовали. Но, информации к размышлению практически не было, и вскоре визитер, утомленный событиями прошедшего дня, незаметно для себя заснул.

Человек же, организовавший охоту, разогнав прислугу и отправив домой шофера, готовился «выйти в люди». Сейчас он был один в своем загородном особняке, и ничто не могло помешать предвкушению предстоящих событий.

Уже более полувека, как он завоевал себе кусочек «места под солнцем», вытеснив прежнюю хозяйку. Вот так же как и этот сосунок, он приехал в город из глухого сибирского поселка. И просто ошалел от обилия того, что про себя он называл «свежим мясом». Его заприметили где-то на третьей жертве и устроили настоящую облаву, вынудив уйти под землю. Но, в московских катакомбах тоже вовсю бурлила жизнь и жертв хватало.

За три недели, проведенные в переплетении древних ходов и коридоров, он лишил жизни десять человек.

Это был неплохой запас прочности, и можно было начинать войну. В случае смерти от пули или удара ножа отдавалась чужая, «консервированная» жизнь. Правда, было одно маленькое неудобство. Расставшись с очередной «заместительницей», вампир автоматически лишался памяти жертвы. Хотя воспоминания несчастных «детей подземелья» в большинстве случаев не могли принести ощутимой выгоды, и жизни вычеркивались без сожаления. Причем самым ужасным было то, что бессмертные души этих людей исчезали навсегда. Безо всякой надежды на новые воплощения. Земной же оболочке, зачастую не ведавшей о возможности реинкарнации, расставание с энергией, дававшей возможность бренному телу существовать, акт умерщвления казался довольно приятным. И «мясо» навеки уходило в небытие со счастливой улыбкой на устах и тихой радостью в затуманенном сознании.

Сегодняшний выход был как никогда важен, ибо совмещал полезное с приятным. Погрузить в морок предсмертных грез Иваныч собирался заместителя начальника правления одного из многочисленных банков Москвы, подписавшего бумаги на получение кредита подставной фирмой, принадлежащей собирающемуся на охоту. Мавр сделал свое дело, и наградой ему будет смерть. Легкая и безболезненная, вдвойне приятная оттого, что деловой человек считал себя атеистом и прилюдно высмеивал существование так называемой души. Что ж, блажен, кто верует. Хотя в данном конкретном случае все было с точностью до наоборот.

Иваныч, полное имя которого по паспорту было Алексей Иванович Смирнов, потянулся и встал из кресла. Пора. Он спустился в гараж. Увы, столь редкая способность, позволявшая «позаимствовать» чужую жизнь, не делала его всемогущим. И он не мог, подобно Дракуле, летать или двигаться с незаметной для глаза обыкновенного человека скоростью.

Конечно, он был силен и отличался отменной реакцией, но все в пределах нормы. И захоти он немного поддаться, не используя свои способности, то нормальный мужчина вполне бы мог победить его в единоборстве. Но, желания такого ни разу в его жизни не появлялось, и в любом противостоянии он мгновенно забирал у противника все силы, не давая тому ни малейшего шанса. С увеличением их числа сила его только умножалась, ибо любое прикосновение к врагу означало для того неминуемую смерть.

Демон в человеческом обличье или, если хотите, человек с повадками демона выехал из гаража на ничем не приметном «фольксвагене» на встречу с очередной жертвой.

Его визави жил километрах в сорока в загородном доме, похожем на его собственный. И через полчаса господин Смирнов протягивал секьюрити визитку, слегка коснувшись при этом оголенного запястья. Тот мгновенно обмяк, а убийца остался на месте, справедливо полагая, что за ними наблюдает его напарник. Охранник не заставил себя долго ждать и выскочил за калитку, настороженно оглядывая посетителя.

Стоявший перед ним тридцатилетний мужчина в дорогом костюме был безоружен, но вызывал смутное беспокойство.

— Повернитесь, — приказал страж, — я должен убедиться, что вы не вооружены.

С покорной улыбкой тот развернулся к нему спиной, стараясь ничем не выказывать агрессии. Зачем? Канули в лету времена бурной молодости, когда энергия бьет через край и хочется подурачиться, размахивая кулаками и круша черепа направо и налево. А мальчик… Ему просто не повезло. Может быть, он даже пошлет толику денег его родным… Губы убийцы тронула едва заметная улыбка. Что-то он стал сентиментален. Старость, понимаешь.

Но, тело его было тридцатилетним, и, подхватив обоих за ремни, он втащил тела в сторожку. Достал из видеомагнитофона кассету и сунул в карман.

Незадачливый кредитор сидел перед телевизором и обернулся на звук шагов.

— Мы знакомы?

— Как раз затем я и пришел. Мы встречались мельком, на приеме в честь пятой годовщины вашего банка.

И протянул руку.

Ничего не подозревающая жертва пожала ее и на несколько секунд погрузилась в мир своих самых сокровенных грез. А физическая оболочка ничком рухнула у ног так и не представившегося гостя.

Юля проснулась среди ночи вся в холодном поту от неосознанного беспокойства. И вспоминала о том, что произошло. Вчера был самый обычный июньский вечер. Около двенадцати она легла спать и, вымотанная сумасшедшим днем, заснула почти сразу. Потом вдруг почувствовала могильный холод, от которого волосы на затылке стали подниматься дыбом.

Испуганная и в то же время глубоко зачарованная, она стала оглядываться. Полутемная комната, заставленная хорошо знакомой мебелью, несомненно, была ее собственной. Не понимая толком, что же хочет обнаружить, она всматривалась в полумрак и в дверях разглядела молочно-белую фигуру, напоминающую привидение. Самый настоящий призрак, среднего роста и закутанный во что-то похожее на саван. За свою жизнь Юля никогда не видела савана, но почему-то решила, что это именно он.

Рукой привидение опиралось на косяк и при этом с любопытством разглядывало девушку. Та была испугана и лихорадочно пыталась сообразить, знакомы ли они и есть ли между ними хоть какая-то связь.

Призрак направился к постели, и Юля непроизвольно сжалась, поддаваясь заполнившему душу ужасу и закрыв при этом глаза ладошками, словно маленькая девочка. Но, желание разобраться, чем она обязана визиту незваного гостя, прибавило смелости, заставив убрать руки и посмотреть на таинственное существо.

Вот фигура-призрак оказалась рядом с ее постелью, на расстоянии менее полуметра, мягко взяла за плечи и подняла над кроватью. Юля сразу же успокоилась, почувствовав, что неведомое существо не причинит ей вреда. Появилось едва различимое ощущение движения… Девушка, в которой страх уступил место любопытству, не пыталась сопротивляться.

Чувство полета исчезло, и Юля с удивлением обнаружила, что по-прежнему находится в своей комнате. Но, теперь она была не одна. В гости к ней пожаловали три женщины. Все три такие разные, но всех роднили следы былой красоты и величия, подобное которому бывает только у богинь. Богинь девушка тоже никогда не встречала, но вот пришло на ум, и все тут.

Женщины были одеты в современные деловые костюмы, и на каждой сверкали драгоценности. Нечто потустороннее, какая-то неуловимая аура незримо заполняла комнату, не давая забыть о странности происходящего.

— Не бойся, — успокоила девушку фея с медными волосами. — Мы не причиним тебе вреда.

— Я постараюсь. Но, объясните хоть что-нибудь.

— Ты сможешь запомнить происшедшее или нужно оставить какой-то символ?

— Надеюсь, что смогу, — храбро заявила Юля, натянув при этом ночную рубашку на колени.

— Главное — не волнуйся. И помни, все, что происходит, — правильно. А понимание придет само.

Фея оглянулась на компаньонок, и те еле заметными кивками одобрили сказанное.

— А теперь спать.

И на молодую женщину навалилась усталость, погружая ее в глубокий сон. За дверями мяукала кошка, встревоженная ночными визитерами, но, кроме этого не осталось никаких следов внезапного посещения. В квартире воцарилась тишина, подобающая позднему времени и нарушаемая только тихим тиканьем старого будильника, сопровождавшего хозяйку все годы учебы.

Утро ворвалось в комнату гомоном детворы, доносящимся со двора шумом машин и ласковым солнечным лучиком. Теплое пятнышко света примостилось на краю подушки, щекоча лицо и желая хорошего настроения.

Ах, субботнее утро. Кто из нас не просыпался в этот волшебный день с радостным предчувствием прекрасных событий и приятных встреч.

Впереди были два выходных, и Юля собиралась провести их с максимальной загрузкой. Легонько напевая что-то под нос, встала под контрастный душ. С удовольствием позавтракала гренками и горячим какао. Одной из приятных особенностей Юлиного тела было то, что оно самостоятельно не принимало лишних калорий. Брало ровно столько, сколько нужно для поддержания тонуса, и ни на йоту больше, что избавляло девушку от забот о фигуре и сопутствующей этому стервозности.

Сначала Юля планировала встретиться с Леной, институтской подругой, которой меньше повезло с распределением. Работала она не в Москве, а в Матешине. Хоть и близко от мегаполиса, но все же не столица. Правда, в маленьком городке была замечательная речка, ожившая после того, как небольшой заводик, производивший какие-то запчасти, выкупили немцы, которые первым делом соорудили систему очистки и повторного использования воды. Вскоре в мертвой некогда воде завелась рыба, а следом появились рыбаки и купальщики, приезжавшие, подобно Юле, даже из столицы.

Вымыв посуду и показав своему отражению в зеркале язык, недавняя студентка, нимало не заботясь об имидже степенной дамы, выскочила за порог.

На перроне, как всегда в выходной день, стояла толпа дачников с авоськами, сумками на колесиках и рюкзаками. Они сосредоточенно ждали электричку, изредка одергивая детишек, норовивших слезть с платформы на столь притягательные, как и всякий запретный плод, рельсы. «Ехать придется стоя», — мелькнула мысль и тут же пропала, поскольку внимание девушки привлекло знакомое лицо.

Расталкивая ожидающих и ежесекундно принося извинения, Юля двинулась по направлению к парню. Тот обратил внимание на получившуюся вокруг пробивающейся к нему Юли возню, но не сделал попытки ни двинуться навстречу, ни убежать. Подойдя поближе, девушка обнаружила, что ошиблась. При ближайшем рассмотрении оказалось, что этот мужчина немного старше вчерашнего нахала. Да и глаза вроде потемнее.

Тот удивленно пялился на нее, и Юля разозлилась. Вот еще, неужели она гоняется за самоуверенным наглецом? Конечно нет, просто… Что — просто, она и сама не знала и рассердилась еще больше. К счастью, подошла электричка, и народ стал, подобно мультяшному пчелиному рою, втягиваться в вагоны. Девушке наступили на ногу, кто-то легонько напирал сзади, намекая на желательность ускорить посадку, и неожиданная встреча вылетела из головы.


ГЛАВА 1 | Лицо особого назначения | ГЛАВА 3