home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 21

Алексей Иванович заснул незаметно для себя. После хорошо сделанной работы сон на свежем воздухе как раз то, что нужно. Ему ничего не снилось, но пробудился он оттого, что чьи-то грубые руки прижали его к раскладушке, а в грудь уперся ствол автомата.

— Лежать, не двигаться!

Он и так лежал, а вот насчет «не двигаться» — это мы еще посмотрим. Головой крутить Смирнов не стал, неизвестно ведь, посчитают ли это движением. Но, скосив глаза, увидел, что сад наполнен людьми в черной форме с масками-шапочками на лицах. Распоряжался всем человек в штатском.

«Человек тридцать, и все с автоматами. Судя по всему, профессионалы». Смирнов был спокоен, ибо раз не убили сразу, значит, будет разговор. Конечно, сейчас он достаточно силен, чтобы «забрать» нескольких и уйти.

Но, что толку? Бросать дом, к которому так привык, менять место жительства и обустраиваться за границей? Нет, начинать жизнь беглеца в его годы как-то не хотелось. Так что подождем. Долго играть в молчанку, изображая крутых ребят, захватившие, вернее, попытавшиеся захватить его люди вряд ли станут. Не исключена также возможность простой ошибки. Маловероятно, что кто-то в этом мире осведомлен о его «подвигах». Остается последнее «дело». Но, тогда маску он не снимал, и связать его со смертью Большого Человека практически нельзя. То есть можно, конечно, но для этого нужен веский повод.

Алексей закрыл глаза и «углубился» в память вчерашней жертвы. Пожалуйста, все как на ладони, но вот что именно считают важным его противники? Это может быть какая-нибудь мелочь, лежащая в самой глубине сознания. Ведь он не впитывал в себя отпечаток личности. И чужие «воспоминания» были для него подобны книге без закладок. Ведь ранее «читавший», вернее, «записавший» ее человек знает каждую страницу как свои пять пальцев. И ему нет нужды всовывать между листами кусочки бумаги, дабы отметить то или иное событие. В ответ же на мысли Смирнова «чужая рукопись» услужливо раскрывалась на нужной странице. Но, вот знать бы еще, где она, нужная?

— Встать!

Его рывком подняли с раскладушки, запястья заломленных за спину рук сковали наручники.

— Вперед!

Алексея Ивановича довольно грубо подтолкнули к стоявшему во дворе автобусу.

Невольно вспомнился рассказ Юли. И арестованный немного пожалел, что не может «просмотреть» личность человека, не убивая его. А конвоиры тем временем впихнули задержанного в отгороженный сеткой загон и защелкнули замок. Сквозь не очень чистое стекло Смирнов видел, что человек в штатском сел в кабину машины, которая сразу же выехала на дорогу. Натужно взревев мотором, автобус, заполненный спецназовцами, последовал за ней.

— Могу я позвонить? — поинтересовался Смирнов, едва его ввели в кабинет и сняли наручники.

— Ты не в Голливуде.

Отвечавший не грубил, он скорее был равнодушен. Усталое безразличие в его голосе сказало Алексею о многом. Нет, хозяин кабинета не был инициатором его сегодняшней аудиенции. И вряд ли имел что-то серьезное против арестованного. Если только он не хороший актер, плавно и неторопливо ведущий свою партию. Позволив задержанному расслабиться и поверить в то, что это ошибка и досадное недоразумение вот-вот будет исправлено, а затем резко сменить тон, деморализовав и заставив расколоться. Но, работников соответствующего ведомства среди его «клиентов» до сих пор не было, и сравнивать было не с чем.

— Фамилия, имя? Род занятий?

Алексей Иванович отвечал, внимательно глядя на сидящего напротив человека и все больше укрепляясь в своих подозрениях. Это всего лишь марионетка, дергаемый за ниточки болванчик, послушный воле хозяина. И не он задумал и осуществил его арест. Скорее всего, где-то установлена видеокамера, и кукловод, удобно устроившись в кресле, с интересом наблюдает за поведением арестованного, делая какие-то свои выводы и примеряя их к сложной мозаике, существующей пока только в его воображении.

Придется ждать. Какой смысл в смерти этого идиота. Просто убежать он мог бы и раньше, но что это даст?

Выслушав ответы, которые и сам, несомненно, знал, служивый зачем-то посмотрел в потолок.

«Ну же, начинай», — мысленно поторопил его Смирнов.

И тот, переведя взгляд на арестованного, начал:

— Что вы делали вчера днем возле дома Полуянцева?

В голове появилось «подтверждение», что убитый им Большой Человек носил именно такую фамилию. Но, вслух Алексей Иванович сказал:

— Незнаком, знаете ли.

— Тогда напомню. Вчера около двенадцати часов дня вы приехали к охраняемому дому в поселке Замарино. Вызвали на разговор охранника, представившись должником его коллеги.

— Ну допустим.

— Не допустим, а так оно и было.

— Ладно, пускай было, — не стал упираться Алексей Иванович. — И что же здесь предосудительного?

— В разговоре — ничего. А вот то, что никакой сестры у вас нет, уже интересно. Да и то, что человек, которому вы якобы должны были отдать деньги, внезапно умер, тоже наводит на размышления.

— А что, Сергей умер?

— Умер, умер, — заверил его следователь. — И, боюсь, не без вашей помощи.

— Что же я, по-вашему, зарезал парня, чтобы не отдавать паршивые триста долларов?

— Не надо, — устало сказал следователь. — Никого вы за триста баксов не резали. И то, что ночью в доме были вы, можете считать доказанным фактом.

— Как это — фактом?

— Видеозапись. Сравнительный анализ походки, манеры держаться и жестов, которые строго индивидуальны, как отпечатки пальцев, доказывает это со стопроцентной гарантией.

— Походки, говоришь?.. — Теперь в голосе Смирнова чувствовалась усталость. Что ж, денег по всему миру у него хватает, а на пути к свободе стоят несколько жалких жизней. Вот только девушка… Одно дело — принимать ухаживания солидного, преуспевающего бизнесмена, и совсем другое — изображать из себя жену декабриста, а тем более уговорить ее стать невестой декабриста.

«Уроды. Понатыкали компьютеров, понимаешь. Эдак лет через пять и в этом мире загонят в резервацию».

Но, сейчас нужно было думать о делах насущных. Он в клетке, и надо выбираться.

— Нас интересует как? Что это за яд, которым вы воспользовались?

— Могу я задать вам вопрос?

Обрадованный, что задержанный пошел на контакт, дознаватель милостиво кивнул, не став изображать из себя эдакого «здесь вопросы задаю я».

— Как вы связали человека, запечатленного на пленке, со мной?

— Обижаете, — довольно улыбнулся следователь, — у ведомства, подобного нашему, есть свои маленькие секреты.

Алексей Иванович пожал плечами. Скоро, после того как он «выпьет» хотя бы одного из этих умников, ему и так все станет ясно. А пока будем играть в сотрудничество.

Десять лет службы охранником не выветрились из его памяти. И если здешняя пенитенциарная система хоть в чем-то похожа на ту, в которой пришлось работать ему, то из тюрьмы ему не уйти. Ни живым, ни мертвым. Конечно, можно попытаться пойти напролом и, получив автоматную очередь, прикинуться покойником. Но, ведь и морг наверняка находится здесь же. Да и вряд ли он сможет достоверно изображать труп столь долго. Тело мгновенно выдаст его, регенерировав, и тогда будет совсем плохо.

— Так что же, будем молчать или станем сотрудничать?

— Станем сотрудничать.

— Тогда первый вопрос: на кого вы работаете?

— Не знаю. Заказы мне передают, оставляя в условленном месте данные на очередного «клиента». Там же оставляют деньги.

Алексей Иванович решил прикинуться наемным убийцей. Заказчиков не знаю. И вообще с меня взятки гладки. А если потребуют указать положение тайника, выяснится, что тот находится где-то в лесу, под неприметным деревом…

— Хорошо, допустим. Как же тогда вы получили первый заказ?

— Это и был первый, — попытался соврать Смирнов.

— Не лгите. Убрать человека такого масштаба новичкам не поручают.

С фантазией у Алексея Ивановича было туго, и он попросту замолчал. Выждав довольно длительную паузу, следователь задал следующий вопрос. Видно было, что он неплохо подготовился к разговору, так как читал не по бумажке и был в курсе событий.

«Все-таки артист», — невесело усмехнулся арестованный.

— Где вы храните образцы препарата.

— Это не препарат. — Беседа стала надоедать, и Алексей взял быка за рога: — Просто у всех есть определенные точки…

— Не говорите ерунды. У нас работают неплохие специалисты. И если бы в природе имелось что-то подобное, мы бы об этом знали,

Что ж, он давал ему шанс удовлетворить любопытство. Хотя, может, версия с отравлением гораздо лучше. А яд ему передают вместе с заказом.

— Я хочу спать, — уперся Смирнов. — Завтра в тайнике должна быть очередная «почта», вот и ищите, коли охота.

Сказанное прозвучало по-детски наивно, но выбора попросту не было. Осталось только подобрать место. Но, это не так уж трудно. Мало ли их, подходящих для побега уголков, позволяющих оторваться от преследования?

— Где находится этот «почтовый ящик»?

— Так сразу не опишешь… — Мысли лихорадочно заметались. Все-таки он не был готов. Это должен быть лес, хотя нет, догонят с собаками. Тогда река. Да, река— именно то, что нужно. Он может держаться под водой минут десять, а если учесть «запас прочности», то и сорок продержится. Значит, решено, тайник устроим на мосту. Желательно повыше и подальше от города.

— Это в ста километрах на северо-восток от Москвы. — Алексей Иванович назвал место, куда иногда ездил порыбачить. — На мосту через Москву-реку свинчивается один из каменных шаров. Там есть углубление, куда и кладут «почту».

Видно было, что собеседник ему не поверил, но возражать не стал. Достав карту области, протянул вместе с карандашом, попросив при этом:

— Покажите.

Сориентировавшись, арестованный ткнул кончиком карандаша в место предполагаемого тайника. Следователь убрал карту в стол, после чего, нажав кнопку звонка, приказал вошедшему конвоиру:

— Уведите арестованного.

Его вели по коридору, освещенному унылым, желтым светом. Стены, до уровня глаз выкрашенные болотного цвета краской, с обеих сторон украшали серые металлические двери. Как он и предполагал, коридор был разделен решетками на отсеки. И даже убей он конвоира, дальше очередной решетки ему не убежать. Когда дверь камеры с лязгом захлопнулась, Смирнов улегся на узкую койку и уставился в потолок. Не то чтобы поворот событий слишком огорчал его. Напротив, острота ситуации придавала пикантность последним, слишком уж спокойным годам. Так, легкая досада человека, которого попросили съехать, заранее не предупредив.

— Уведите задержанного.

Человек на экране телевизора, заложив руки за спину, покидал кабинет следователя. Видеомагнитофон был выключен, кассета спрятана в коробку, и следователь сел в кресло напротив своего непосредственного начальника.

— И как, Владимир, ты ему веришь?

Спрашивающий, человек в штатском, принимал участие в задержании, а теперь разминал в пальцах сигарету и не спешил при этом закурить.

— Явно врет, Сергей Игоревич. Да и тайник придуман для того, чтобы попытаться бежать.

— То-то и оно, — вздохнул собеседник. — Только вот проверить все равно придется. Инструкции — они, знаешь, для всех писаны.

— Проверим, не сомневайтесь.

— Ты смотри там у меня. Чтоб мышь не проскочила.

— Да куда он денется. Разве что в реку. Так я заранее с местной милицией свяжусь, чтоб дали на всякий случай катер. Даже если и спрыгнет, далеко уплыть не сможет. И на мосту наши ребята будут.

Старший неопределенно кивнул и, бросив в корзину для мусора так и не зажженную сигарету, не попрощавшись, вышел из кабинета.

— Руки за спину, лицом к стене.

Вертухай был бесстрастен, а Алексей Иванович вспомнил себя полвека назад. Кто бы сказал тогда — не поверил бы.

Лязгнула, закрываясь, дверь камеры, и его повели по коридору. Открывались и закрывались по пути решетки, менялись лица, казавшиеся ему одинаковыми. Наконец он во дворе и перед ним распахнутая дверца автозака. Тут же конвой с автоматами и собакой. Негусто что-то. Хотя наверняка взвод бравых ребят в автобусе ждет за воротами тюрьмы. Кого-то из них сегодня настигнет смерть, одновременно послужив ему «пропуском» на свободу. Машина с заключенным выехала за ворота, и Смирнов с удовлетворением убедился, что был прав насчет дополнительной охраны. Да, от этих никому не уйти. Живым не уйти. Но, ему все равно, и убежит он мертвым. Даже если и не удастся «захватить» кого-то с собой, у него достаточно сил и энергии для побега.

Ехали больше часа. Пока не выехали из города, Смирнов смотрел в окно и ловил испуганные и удивленные взгляды прохожих во время остановок на светофорах. Им, свободным и благополучным, его лицо, выглядывавшее из зарешеченного окошка, должно быть, казалось воплощением чего-то страшного. Такого, чему нет места в обыденной жизни и именно поэтому вызывающего жуткое любопытство.

Автозак остановился, и Алексей глянул через решетку. К двери подошел следователь.

— Надеюсь, вы понимаете, что в случае попытки к бегству будет вестись огонь на поражение? В любом случае вам не уйти.

— Немаленький.

Дверца распахнулась, и Смирнов в плотном кольце людей в масках ступил на бетон моста.

— Показывайте, — потребовал следователь.

Алексей перегнулся через перила. Надо же, а он не дурак, даже катер внизу дежурит. Вот только вряд ли на нем есть водолазы.

— Чуть вперед пройдем.

Они стояли в самом начале моста, и было слишком мелко. Конечно, ему-то все равно, но рыба ищет, где глубже…

Сопровождаемый нацеленными на него стволами автоматов, он неспешно пошел по мосту, окидывая взглядом реку и мысленно прощаясь. Сегодня здесь умрет Алешка Смирнов. Что ж, тридцать лет не так уж и мало. Да и сколько раз еще предстоит менять имя? По крайней мере, теперь он сделает это по уважительной причине.

Схватив руками шар, служивший украшением перил, и сделав вид, что пытается повернуть, он попросил:

— Вот тут надави.

И парень по имени Владимир помимо воли сделал шаг навстречу своей гибели.


ГЛАВА 20 | Лицо особого назначения | ГЛАВА 22