home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 37

— Вот, совсем другое дело! — с энтузиазмом воскликнула Ленка. — Загорела, похорошела. И, я надеюсь, выбросила из головы всю эту чушь.

— Поменяла шило на мыло, — пошутила Юлька.

Они сидели в их квартирке с видом на океан и не торопясь беседовали. Мистер Смит не возражал против Юлькиной отлучки, клиенты тоже особо не роптали, так что все вроде бы тьфу-тьфу-тьфу. За неделю одиночества Пестрова успела немного соскучиться. И теперь просто наслаждалась Юлькиным обществом. Та действительно выглядела прекрасно. И появилось в ней что-то такое… Какая-то спокойная уверенность.

— Так что, начинаем трудовые будни?

— А может, ну их? Вообще, сколько у нас денег?

— Сейчас где-то около двух миллионов. Но, еще предстоит уплатить налоги, да вычти долю господина Смирнова,

— И после всей арифметики?..

— По пятьсот тысяч на брата, то есть на сестру. Тьфу ты, совсем запуталась.

— Коррче, понятно. На пенсию пока рановато. Кстати, как он там, по-прежнему не отвечает?

— Тишина полнейшая. Будто в воду канул. Я наговорила наши координаты на автоответчик. Так что если жив, то найдется.

— Кстати, Лен, что говорят умники Майкла?

— Молчат как рыба об лед. Одно из двух. Либо не поняли ничего, либо же, наоборот, сразу же сделали из этого государственную тайну.

— Да уж. Ладно, это я так. — И, заинтересовавшись сюжетом новостей, попросила: — Сделай погромче.

Лена усилила звук и тоже взглянула на экран телевизора.

— Охота тебе смотреть на все это. Наркоман какой-то. Мало ли их, сумасшедших, в последнее время развелось.

Они увидели грудь какого-то бедолаги рвали пули. Снято было крупным планом и хорошо видно, как вздрагивает тело в белой рубашке, летят фонтанчики кровавых брызг и расползаются, тут же размываемые дождем, алые пятна.

Пестрова вытянула руку с пультом, чтобы приглушить звук.

— Стой, — почти закричала Юлька, — это он!

— Да кто он-то?

— Ну, тот, родственник Алексея, про которого я тебе рассказывала.

Юлька, вся бледная, с плотно сжатыми губами, уставилась на экран. Пальцы судорожно сжимали подлокотники кресла, а горящие глаза, казалось, готовы что-нибудь поджечь.

Парень тем временем и не думал падать, а, покачиваясь, шел вперед и вскоре скрылся в подъезде дома. Камера продолжала снимать, показывая окна, из которых велась стрельба. Однако выстрелов больше не было, и вот уже внутрь ворвалась полиция.

— Ты глянь, бронежилет на нем, что ли? — удивилась Ленка.

Юношу, совершившего столь опрометчивый поступок, выводили из здания. Руки были заведены за спину. Оператор крупным планом заснял наручники, когда арестованного сажали в машину.

— Один из зачинщиков беспорядков убит, второй арестован! Кроме того, пострадал невинный человек, продавец мороженого. Его уже забрала карета «скорой помощи».

Дождь на экране лил не переставая. Костюм ведущего промок насквозь, волосы, по-видимому тщательно уложенные с утра, висели неопрятными космами. Но, говоривший взахлеб человек не замечал этого, спеша донести до слушателей самую горячую новость этой недели.

— Я еду в Новый Орлеан!

— А как же работа?

— Работа подождет. К тому же мы не подписывали никаких обязательств.

— Н-ну я не знаю. — В голосе Пеетровой не было уверенности. — Он же арестован, и вообще…

— Я тоже не знаю. Вот и хочу поехать и выяснить. Сколько у нас наличных?

— Где-то тысячи три. Остальные в банке.

— Ну и хорошо. Собирайся давай.

Слегка обалдевшая от такого натиска подруги, Ленка не нашла что возразить, и покорно достала из шкафа спортивную сумку. Юлька уже влезала в узкие джинсы и, проведя щеткой по волосам, объявила, что готова.

Заперев дверь и бросив ключи в почтовый ящик, девушки сели машину и направились в аэропорт.

— Ты хоть представляешь, что сказать? Или думаешь, что вся полиция Нового Орлеана, сраженная твоей неземной красотой, тут же снимет обвинения и отпустит твоего Ромео?

— Никакой он не мой, — огрызнулась Юлька.

— Вижу, что не твой. То-то мчимся как на пожар. Юлька слегка покраснела, но только упрямо мотнула головой и прибавила скорость.

— Потише ты. Или до разборок в Новом Орлеане ты хочешь потренироваться на местных копах?

— Ну почему все люди видят то, что им хотят показать? — в сердцах воскликнула девушка. — Он же не виноват, это и ежу понятно. Заварушка уже была, когда он подошел. Да и будь он сообщником того, второго, стал бы лезть под пули?

— Да, вообще-то. Неувязочка получается.

— Вот-вот. И боюсь, полиция его уже отпустила.

— Боишься? — ехидно покосилась Ленка.

— Да иди ты…

«Память» Аа-нау говорила ей, что перед лицом опасности ТАК может вести себя только Высший. Кто-то из членов Клана. Теперь Юльке было понятно, каким чудесным образом произошло исцеление. Как и нежелание афишировать это. Но, если это подданный Империи, то что он здесь делает? На ум не приходило ничего, кроме какой-нибудь тайной миссии. Но, ведь Земля не входит в состав Империи. Значит… Что это значит, Юлька боялась подумать.

— Ну же, смелее! — вслух подбодрила она себя".

— Что — смелее? — недоуменно глянула Пестрова.

— Ах, извини, Лен. Просто если это то, что я думаю…

Все вроде бы сходилось. Посадка, вернее, приводнение космического катера два года назад. И этот странный юноша. К тому же Аа-нау… Конечно, ее альтер эго не посвящали в стратегические планы, но и того, что она знала, было достаточно, чтобы Юлька сделала вывод. И если подданная Империи Аа-нау не видела в существующем положении вещей ничего особенного, то земную девушку Юлию Кузнецову это категорически не устраивало. Что будет делать, она пока не представляла. Если это и в самом деле член Клана, проводящий тайную операцию, то вряд ли он станет с ней откровенничать. И что самое печальное, ни убедить, ни заставить его она не сможет. Это у «нормальных» не может быть от нее секретов. С Высшими такие фокусы не проходят. Но, ведь она тоже Высшая! И, быть может, сможет вызвать его на откровенность.

Занятая такими мыслями, Юлька предоставила подруге улаживать все хлопоты с билетами и позволила затащить себя в одну из кафешек. Машинально прихлебывая из чашки, она мучительно пыталась решить, как все же она относится к тому, что должно произойти в ближайшем будущем. А в том, что Земля готовится к присоединению, она уже не сомневалась. Скорей всего, это разведывательный корабль. И если это так, то сейчас проводятся стандартные мероприятия по дестабилизации обстановки. Ни в коем случае Империя не позволит себе выступить в роли агрессора. Это слишком накладно. Гораздо проще, да и выгоднее, спуститься с небес на белом коне, эдакими спасителями заблудшего человечества, протянувшими руку помощи братьям по разуму в трудную минуту. Правда, организация этой самой минуты может занять годы, но что такое несколько лет или даже десятилетий для любого члена Клана?

Выйдя из здания аэропорта в Новом Орлеане, Юлька слегка растерялась.

— Лен, а куда ехать-то?

Та скептически посмотрела на подругу:

— Видали, а! Она, значит, добрая фея. Приехала, понимаешь, спасать своего Иванушку-дурачка, а как до адреса — так сразу Пестрова.

— Ну, я не думала…

— Скорее думала не тем местом.

Ленка, как всегда в ответственный момент, высказалась по существу. Юлькина же нежная организация сознательно не принималась в расчет.

— На Сюлли-Жан, — сказала она таксисту.

— Спасибо, Лен, — благодарно прошептала Юлька.

— Да не за что. Все равно это еще не то.

— Как «не то»?

— Сейчас мы поедем туда, где произошла перестрелка между полицией и этим… А уж там тебе карты в руки. Ты же у нас Шерлок Холмс.

— Какой Холмс?

— Ладно, хватит прикидываться. Сама же говорила, что можешь вытащить из человека всю подноготную.

Юлька опять покраснела. Ежедневно проделывая эту манипуляцию, она не задумывалась о разностороннем применении своих талантов. Да уж. Попробуй тут помешать «смене караула», когда на Землю прибудут парочка сотен девчонок, подобных Аа-нау. Тем более что действовать те будут в сопровождении «группы поддержки», состоящей из мужчин с неординарными способностями.

И в самом деле, стоило только пройтись по квартирам соседних домов, и все стало ясно. И было совсем не важно, склонен человек к беседе или нет. Легкое касание руки — и вопрос, где находится ближайший полицейский участок, — решен.

Участок оказался именно таким, каким показывали в фильмах. Суетливым, гомонящим на двух языках. Задержанные что-то громко доказывали, полицейские лениво отвечали. Кто-то пил кофе, кто-то звонил по телефону. В общем, жизнь бурлила. Ленка, видя нерешительность, опять появившуюся на лице подруги, схватила ее за руку и потянула за собой к стойке дежурного.

— Слушаю вас, мэм. — В голосе чернокожей молодой девушки не было ни капли заинтересованности.

— Мы по поводу перестрелки на Сюлли-Жан. Хотели бы поговорить с задержанным.

— Леди адвокаты или представляют прессу?

— Нет.

— Тогда, быть может, родственники?

— Да-да, — не растерялась Ленка, — мы хотели бы внести залог за… — и нерешительно взглянула на Юльку.

— Мистера Николаеффа, — дотронувшись до руки дежурной, для чего пришлось лечь грудью на стойку, вызвав недоуменный взгляд, вставила та. — Мисс Пестроффа его сестра, а я невеста.

«Мисс Пестроффа» покосилась на Юльку, а та покраснела совсем уж густо.

— К сожалению, решение о том, кого выпустить под залог, принимаю не я. А что касается встречи, то пройдите вон в ту комнату. Я посмотрю, что можно сделать…

Стол с железными ножками, привинченными к полу, и пластиковой столешницей. Синие стулья из пластмассы. Выкрашенные в серый цвет стены. Напротив двери в стену было вделано большое матовое стекло, навевая мысли о тайной комнате с односторонне прозрачным окном. Одна из девушек была сосредоточенна и, не глядя по сторонам, казалось, что-то обдумывала. Вторая же, напротив, с интересом вертела головой и попыталась подвинуть стол, а потом уселась с довольным видом.

Николая ввели в помещение для допросов и сняли с него наручники.

— Посмотрим, что ты скажешь своим милым родственницам, — пробормотал детектив, устраиваясь поудобней по ту сторону стекла.

У Юльки часто-часто забилось сердце. И хотя во время полета Аа-нау «вспомнила», что к чему, обиды на юношу почему-то не было. В конце концов, он был настолько деликатен, что никого не убил. А кому, как не Аа-нау знать, как хочется в такие минуты «забирать» все. До конца. Когда умирающей плоти требуется энергия как воздух утопающему. Как находящемуся в жестокой ломке наркоману хочется героина. В общем, сумев поставить себя на его место, ни Юлька, ни тем более Аа-нау парня не осуждали.

Вошедший же, казалось, не обратил на них абсолютно никакого внимания. Так смотрят на пустое место. Молча уселся напротив девушек и ждал.

— Здравствуй, Коля, — по-русски приветствовала его Юлька.

Тот лишь слегка наклонил голову, продолжая хранить молчание. И тогда мнимая невеста стала насвистывать мотив Марша космических десантников, служившего гимном бравым воинам уже лет триста. Снова никакой реакции.

Юлька потянулась через стол, чтобы дотронуться до его руки и убедиться, что не ошиблась. Но, не смогла. Казалось, сидящий напротив парень не сделал никакого движения, даже намека на желание пошевелиться не было. Но, каким-то загадочным образом оказался вдруг вне пределов досягаемости. Никто ничего не понял, но для Аа-нау хватило и этого. ТАК двигаться мог только член Клана.

— Ты из группы, готовящей вторжение? — На галактическом имперском задала она вопрос.

Юноша удивленно взглянул на Юльку и ответил:

— Впервые слышу о каком-либо вторжении. Или же вы попали сюда не через Портал?

— Если бы я сама знал а, как попала сюда, — вздохнула та. — Это вообще мистика какая-то. Последние пятьсот лет все люди путешествуют на обычных, стандартных звездолетах.

— Странно, — безжизненно удивился Николай, — у меня такое чувство, что мы с вами говорим на разных языках и о различных вещах одновременно.

— Но, ведь мы, безусловно, понимаем друг друга?

Ленка попеременно глядела то на одну, то на другого и молчала. Но, ее вытаращенные глаза говорили о многом. Детектив же, который, узнав, что к задержанному приехали «родственницы», пригласил переводчика. Однако тот лишь удивленно пожимал плечами:

— Ничего не понимаю, сэр. Это явно не русский. Хотя кто их знает. На территории России проживает более ста наций. И для многих русский — второй язык. Как для нас французский.

— Ничего, эксперты, послушав запись, разберутся.

— С какой вы планеты? — наконец догадалась спросить Юлька.

Николай произнес название столичной планеты Империи и добавил:

— А их что, несколько?

— В настоящее время в состав Империи входит более восьмидесяти миров. И столицей является ваша родина.

— Странно. Я тоже не так давно жил в Империи. Но, власть Верховного распространялась лишь на наш мир и несколько колоний на спутниках.

— Да вы как будто полтысячи лет проспали.

— Вовсе нет, уверяю вас. Каких-то пару-тройку месяцев назад я прибыл в этот мир. И дела на моей так называемой родине обстояли именно так, как я описал. — И, помолчав, добавил: — Да и зачем мне врать?

Все это не укладывалось в голове, и Юлька на время затихла.

Детектива же сидящего за матовым стеклом, подозвали к телефону.

— Послушай, Сэм. Позвонили сверху и требуют задержать этого русского еще на несколько дней. Под любым предлогом, слышишь?


ГЛАВА 36 | Лицо особого назначения | ГЛАВА 38