home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 38

Едва вышли на крышу, Сергей Игоревич стал недоуменно озираться. По роду своей работы ему приходилось сталкиваться со множеством людей. Встречались среди них и сумасшедшие. Но, стоящий рядом человек с виду был абсолютно нормален. Закрыв чердачную дверь, он быстро произнес:

— Я понимаю ваши сомнения, но в том-то и фокус…

Достав коробочку пульта, нажал несколько кнопочек, набирая условную комбинацию, и не замеченный ранее человеком в штатском серый булыжник, невесть как сюда попавший, зашевелился. То, что казалось прочным камнем, осыпалось трухой, а нечто, отсвечивая металлической поверхностью, уже вставало на какое-то подобие ног, принимая очертания то ли робота, то ли скафандра.

Пораженный происходящим, Сергей Игоревич обошел предмет вокруг, потом нерешительно дотронулся кончиками пальцев до рукава. Таинственная конструкция не кусалась и вообще не предпринимала никаких агрессивных действий.

— Это сделано за пятьсот световых лет отсюда, — нарушил тишину Алексей Сергеевич. — По летным характеристикам такая штуковина превосходит все известные устройства. Двести реактивных зарядов в случаи ведения боевых действий.

— Убедили, — кивнул Сергей Игоревич. — И что дальше?..

— По моим данным, в настоящее время на Зе находятся еще две группы имперских разведчиков: третья была уничтожена лично мной несколько дней назад на территории Западной Европы. Одна из групп находится в России. Но, где мне неизвестно. Другая же действует на США.

— Что ж, думаю, будет разумно продолжить в более подходящем для этого месте.

— Да, и в каком же? — В голосе Смирнова поневоле звучало недоверие.

— В конце концов, не ночевать же нам здесь, может быть, план кампании будем разрабатывать на этой крыше?

— Ладно-ладно, — замахал руками Алексей Сергеевич. — Но, поймите меня правильно…

— Я ЛИЧНО гарантирую вашу безопасность. И вообще, официально человек по имени Алексей Иванович Смирнов мертв. Лучше покажите, как эта штука действует.

Алексей Сергеевич пощелкал пультом, и конструкция раскрылась, давая возможность войти внутрь, словно в шкафчик для одежды, правда несколько необычной формы. Едва же человек оказывался внутри, а шлем надевался телепатически.

— Жду вас внизу.

И шагнул за край парапета.

«Представьте, что, проснувшись поутру, вы обнаруживаете стоящее у постели существо, покрытое пурпурной чешуей, которое утверждает, что явилось к вам прямехонько с Марса. Оно, видите ли, изучает род человеческий, а ваш ум как раз подходит для полевых исследований, которые оно намерено провести.

Не в силах вымолвить и слова, вы только изумленно таращитесь на незваного гостя, который тем временем вальяжно располагается в вашем любимом кресле, непринужденно перекинув хвост через подлокотник, и сообщает, что только вы можете видеть и слышать его. Сурово уставившись на вас всеми тремя глазами, гость предупреждает, что никто не должен знать о его существовании, в противном случае он немедленно вас уничтожит.

Возможно, вы сразу подумаете, все ли у вас в порядке с головой. Но, вы отчетливо видите этого красочного марсианина и слышите его громкую и внятную речь. Основываясь на информации, полученной с помощью зрения и слуха, вы, невзирая на предельную несуразность факта, вынуждены согласиться, что все сказанное незнакомцем соответствует действительности.

У человека, оставшегося в одиночестве на крыше, была хорошая память. И, несмотря на то что в академии он учился более тридцати лет назад, до сих пор мог вспомнить то что учил будучи молодым курсантом. В том числе и по психиатрии. А все происшедшее напоминало именно такой и, возможно, даже очень тяжелый случай.

— Этого не может быть, — пробормотал Сергей Игоревич, спускаясь по ступенькам вниз. Потом достал из кармана диктофон, все еще работающий в режиме записи и, немного отмотав, прослушал последние фразы. — М-да… однако ж чего только не бывает. Сначала позвонил покойник. А теперь вот — пожалуйста…

Но, несмотря на некоторую растерянность, он был профессионалом. Пусть даже не до конца веря в происходящее и не исключая возможность мистификации, детектив не собирался отказываться от выяснения всех обстоятельств. А уж если это правда… Что если он и сам толком еще не знал и зашагал быстрее, словно боялся, что, спустившись вниз, не обнаружит там никого.

Вопреки опасениям, внизу его ожидали. Щиток шлема был откинут, а на лице Алексея Сергеевича застыло сосредоточенное выражение.

— Я вот что думаю, командир… —начал он, — не стоит, наверное, мне в таком виде шляться по улицам. Конечно, можно лететь, но и это, я считаю, не выход.

Сергей Игоревич уже достал мобильник и отрывисто говорил в трубку:

— Машину на угол Алексеевской и Садового кольца. Нет, не легковую, фургон.

Подождав минут десять и загрузив конструкцию в прибывший автомобиль, они уселись в «Волгу». Сергей Игоревич управлял сам, и машина не торопясь покатила по ночным улицам.

— Итак, господин Смирнов, или как мне теперь вас называть, пришло время ответить на несколько моих вопросов.

Алексей Сергеевич молча кивнул.

— Я сознательно опускаю вопрос, кто вы, но об остальном хотелось бы услышать поподробнее.

— Ну… Несколько дней назад, будучи в Германии, я случайно — повторяю, случайно — стал свидетелем разговора. Заинтересовавшись, я невольно пошел следом за говорившими.

— Так уж и невольно?

— Да вот любопытство, знаете ли… И вообще, волка ноги кормят. Так вот, придя в один дом, расположенный на окраине Франкфурта-на-Майне, я стал свидетелем убийства заинтересовавших меня лиц двумя арабами. Со слов последних я понял, что ныне покойные люди нанимали детей Востока для проведения ряда террористических актов на территории Западной Европы. Тут возникла необходимость вмешаться в ход событий. В результате арабы составили компанию своим жертвам, одна из которых внезапно стала подавать признаки жизни. — Алексей врал отчаянно и немножко нескладно, отчего невольно заговорил протокольным языком. Но, правда могла поставить его в незавидное положение, а как-то объясниться было надо. — По-видимому, в предсмертной агонии умирающий принял меня за кого-то другого, так как указал координаты нахождения этого предмета и довольно смутно попросил передать двум другим группам об опасности.

Решив пока не рассказывать про космический бот, Смирнов-Егоров запутался окончательно. Повисла неловкая пауза.

Сергей Игоревич, для которого не остались незамеченными неловкие паузы, то и дело возникающие в рассказе собеседника, слушал не перебивая. В конце концов, если даже это и провокация, то непонятно пока — чья и зачем.

— Вы не против провести несколько дней в одном из наших загородных домов?.

Алексей Сергеевич пожал плечами. В любом случае такое дело одному не поднять, да и отступать было немножко поздно. И если пустить дело на самотек, то через пару лет этот же самый человек будет охотиться за такими, как он, по приказу Клана.

«Загородный дом» оказался довольно просторным особняком, расположенным на большом участке леса, который был обнесен кирпичной стеной. Сервис был более чем ненавязчивым, и, если бы не охрана, состоящая из крепких, молодых людей в строгих костюмах, могла бы возникнуть иллюзия, что находишься на отдыхе. Никакого ограничения свободы в пределах территории, разумеется, не было. Алексей Сергеевич гулял по лесу, подолгу валялся на траве, систематизируя сумбур чужих «памятей», копошившихся в голове. Как уже говорилось, личностного отпечатка в них не было. Просто в ответ на вопрос в голове возникала картинка. И поди ты разберись, у кого перед глазами происходило «вспоминаемое» действо.

Хотя, конечно, при желании можно отличить небритые и усатые рожи арабов от экипажа космического корабля. К счастью, лица Юли среди них не было. Как, впрочем, и морды того молодого наглеца, с охоты на которого все началось.

— Безусловно, фигурант говорит правду. Конечно, многого недоговаривает, это явно видно из манеры разговора, но рациональное зерно во всем этом есть.

— Спасибо, Евгений Андреевич.

Сергей Игоревич пожал эксперту руку. Что ж, состоявшийся разговор только подтвердил то, в чем он и сам был почти на сто процентов уверен. Да и вряд ли тот, на ком висело обвинение в убийстве, решился бы вернуться из-за пустяка. Если только он не сумасшедший, конечно. Но, эксперт практически сразу же отверг предположение о возможной ненормальности фигуранта. Что ж, пора брать быка за рога.

Машину полковника охрана узнала издали. Проверив пропуск, секьюрити поднял шлагбаум, и «Волга» цвета воронова крыла въехала на территорию объекта СК/117. Именно так именовался особнячок в документации ведомства, в котором работал сидевший за рулем человек. На этот раз Сергей Игоревич приехал в сопровождении еще одного человека. Тот был рангом повыше и хотел лично познакомиться с Алексеем Сергеевичем, прежде чем дать делу ход.

Смирнов-Егоров лежал на диване, когда в его номер, состоящий из двух комнат и ванной, постучали.

— Войдите, открыто!

Обменявшись рукопожатием, все сели за невысокий столик. Сергей Игоревич поднял трубку телефона и попросил:

— Леночка, принесите нам, пожалуйста, чаю. Чувствовалось, что здесь его хорошо знают, да и вел он себя нескованно.

Когда же принесли чай, он сделал небольшой глоток и начал:

— В общем и целом, мы склонны вам верить. Но, все же в вашем рассказе чувствуется какая-то недоговоренность, — заметив в глазах Егорова выражение, принятое им за настороженность, продолжил: — Доверьтесь нам, Алексей Иванович. Ведь вы должны согласиться, что для серьезного поиска слишком мало данных.

Тот в задумчивости кивнул, взвешивая все «за» и «против». В конце концов он пришел к выводу, что никакой ощутимой пользы из спрятанного у берегов Кольского полуострова катера извлечь не сможет, и разжал губы:

— Вы правы, я рассказал далеко не все. Кроме скафандра, переданного в ваше распоряжение, мною обнаружен космический корабль. Скорее, это межпланетный челнок, не пригодный для межзвездных путешествий. Но, я думаю, базового корабля на нем достичь можно.

— Вот те раз! — не сдержался спутник Сергея Игоревича. — Так вот прямо и «межпланетный». Алексей Сергеевич лишь пожал плечами.

— Послушайте, а зачем вам все это надо? Ведь вы, судя по всему, прекрасно могли бы сделать вид, что вас это не касается. Кораблик бы распотрошили на предмет технологий, да и жили бы себе на Западе припеваючи. — Незнакомец явно провоцировал Алексея Сергеевича.

«Да просто выхода другого нет. В Империи я уже жил. И не прижился, — чуть не сорвалось с языка. — Для меня ведь главное — быть свободным. И совсем не важно зачем. Как ветер. Чувствовать себя подобно птицам, что парят в небесах и могут лететь куда только захотят. И не помнить о так называемом обществе, в котором таким, как мы, нет места. Ни государствам, не важно, большим или маленьким, ни любой другой кем-то организованной системе, будь то первобытное племя или современная корпорация, не нужны такие индивидуумы.

Вольнодумцы… не признающие законов и традиций. Ненавидящие хозяев и не желающие ежедневно кропотливо и монотонно трудиться, гнуть спину перед боссом и выполнять план. Или приносить прибыль, радея об «общем деле».

Изгои, познавшие одиночество и свободу и даже под страхом смерти не желающие расставаться с этим удивительным чувством. Такие, как я, не заводят привязанностей и очень редко имеют друзей. А в глазах добропорядочных обывателей, всех тех. для кого слово «свобода» намертво связано с продолжением — «осознанная необходимость», На них стоит несмываемое клеймо, заставляющее сторониться, будто боясь заразы.

И вот пройдя сквозь Портал, и обретя то, что хотел, — свободу, к которой стремился всей душой, я просто боюсь прихода сюда Империи. Все равно как если бы у мучимого жаждой путника в пустыне в последний момент отняли глоток воды.

И если у меня есть хоть один шанс из тысячи остаться вне системы, возможность остаться самим собой, я его непременно использую. Конечно, возможно, я слишком категоричен и делю все на белое и черное. Но, я же не осуждаю других, подобных мне. Они сделали свой выбор и даже, наверное, счастливы. Хотя, если честно, мне жаль их, не видящих открывшуюся мне истину, имя которой СВОБОДА».

Однако вслух озвучить подобные мысли Алексей Сергеевич не захотел.

— Я добровольно, слышите, добровольно, решил поделиться информацией. И повторяю, сейчас в эту самую минуту по вашей планете ходят пришельцы из другого мира, А вы тут… А что касается «зачем» — считайте это всплеском патриотизма.

— Н-да, господин полковник. Занятные у тебя агенты. И сведения у них, я бы сказал…

После чего начальник поднялся и вышел.

— Не берите в голову, Алексей Иванович, — примирительно заговорил Сергей Игоревич. — Я этого человека много лет знаю. И, смею заверить, впечатление вы произвели благоприятное.

— Угу, сейчас описаюсь от счастья.

— Да, кстати, — не желая развивать тему, «вспомнил» полковник, — о вас постоянно беспокоятся ваши партнеры по бизнесу.

— Какому еще бизнесу? — спросил Алексей, хотя прекрасно понял, о чем идет речь.

— Ну же, вы не производите впечатления склеротика. Милая хозяйка косметического кабинета и ее внештатный сотрудник.


ГЛАВА 37 | Лицо особого назначения | ГЛАВА 39