home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 14

Прошла уже неделя, а Адель все еще с трудом могла поверить в чудесную перемену, происшедшую с ее возлюбленным. В первое время Рейфу было трудно подолгу оставаться на ногах, но с каждым днем дальность его прогулок увеличивалась.

Барон с нескрываемой гордостью показывал Адель замок, оборонительные укрепления которого были перестроены в соответствии с самыми последними достижениями фортификационной науки. Девушка снисходительно выслушивала его объяснения, пока он описывал ей устройство внутренних и внешних подъемных решеток и особую конструкцию водозаборов. Даже темницы были для него предметом внимания: хотя Рейф и надеялся, что они ему не понадобятся, камеры выглядели чистыми и просторными. Адель не стала перебивать его, когда он с видом ребенка, похваляющегося новой игрушкой, показал ей усовершенствованную модель лука. Рейф до такой степени вошел во вкус, что даже представил ей некоторых из своих лучников, не забыв упомянуть при этом, что большинство из них были валлийцами, – а ведь все знали, что лучшие лучники в стране происходили из Уэльса.

Адель, спрятав улыбку, размышляла над его словами. Хотя Рейф вел себя как настоящий дворянин, сопровождая ее по замку, Адель открыла для себя еще одну сторону человека, которого любила, – темперамент порывистого, увлекающегося подростка.

Они не стали карабкаться на башни, поскольку Рейф находил подъем по ступенькам утомительным и считал ниже своего достоинства прибегать к трости, которую вырезал для него брат Айво.

Несмотря на то что Адель сама выросла в замке, она была поражена размерами Фордема: его мощные куртины поднимались почти на высоту главной башни Эстерволда, а наполненный водой ров, питаемый стремительно бегущим горным ручьем, вполне мог сойти за реку.

Интерьер Фордема в целом показался ей несколько спартанским, как и подобало военному сооружению, однако апартаменты хозяина замка являлись исключением. Герб де Монфоров украшал великолепный лепной потолок в верхнем зале, и он же был высечен из мрамора над огромным каменным очагом. По обе стороны от фамильного герба висели старые продолговатые щиты, принадлежавшие отцу и деду Рейфа. Его дед, еще юношей отправившись на поиски славы, присоединился к войскам норманнского герцога Вильгельма, вторгшимся в Англию в 1066 году. Как оказалось, их происхождение имело много общего: предки Адель также покинули свою родину, чтобы принять участие в завоевательном походе, и обе семьи получили в награду за службу земельные владения во вновь покоренной стране.

В течение первых нескольких дней они ужинали вместе в верхнем зале. Рейф ел мало и с трудом досиживал до конца ужина. Адель уже использовала всю черную жидкость, которую вручила ей миссис Галлет, и послала Симма за старухой, чтобы попросить еще, однако ему так и не удалось ее найти. Адель опасалась, что без лекарства состояние Рейфа ухудшится, но, к счастью, ее тревога оказалась напрасной.

В конце концов он окреп настолько, что смог занять свое место за господским столом в главном зале Фордема. Когда де Монфор в первый раз после болезни спустился вниз, чтобы поужинать со своими вассалами, солдаты как один повскакали с мест и их громкие крики потрясли стены – так бурно они выражали свою радость от того, что их лорд снова был с ними.

И вот как раз тогда, когда хозяин замка почти совсем оправился и даже мог совершать короткие прогулки верхом, а впереди уже ждали рождественские праздники, неприятное вторжение из внешнего мира нарушило их покой.


День выдался холодным и пасмурным. Адель сидела у камина, вышивая напрестольную пелену для алтаря. Она собиралась пожертвовать эту вещь церкви в качестве тайной епитимьи за то, что обратилась за советом к ведьме, спасая жизнь Рейфа. Впрочем, едва ли этот знак раскаяния с ее стороны мог иметь силу; в глубине души Адель не сомневалась: если подобное повторится, она снова пренебрежет наставлениями святых отцов и отправится на поиски миссис Галлет.

Каждый день после обеда Рейф отдыхал и, хотя он жаловался на постельный режим, тем не менее неукоснительно следовал указаниям своей очаровательной сиделки; однако Адель знала, что такое положение вещей продлится недолго. Как только Рейф решит, что совсем здоров, он будет поступать так, как угодно ему.

Внезапно снаружи донесся стук копыт, и Адель увидела, что во двор замка въехал отряд всадников. Она не особенно удивилась, когда в дверь постучали.

– Там, в зале, люди, которые желают видеть лорда Рейфа, – сообщил ей слуга. – Их хозяин говорит, что дело очень важное.

Адель недовольно кивнула – ей не хотелось будить Рейфа, но другого выхода у нее не было.

Когда с ее помощью Рейф поднялся и натянул на себя тунику из красной шерсти и черные кожаные сапоги, Адель в нерешительности остановилась посреди комнаты. Заметив это, хозяин замка нетерпеливо произнес:

– Ну, что же ты не идешь? Сейчас не время мешкать!

Она улыбнулась в ответ, и они вместе спустились по лестнице в главный зал.

– Де Вески! – изумленно воскликнул Рейф, увидев гостя. Голос его окреп настолько, что никто бы не догадался о том, как близок он был к смерти еще несколько недель назад.

Лорд Алнвик сделал несколько шагов ему навстречу, и они обнялись.

– Де Монфор! Клянусь Богом, вы прекрасно выглядите. Вероятно, меня ввели в заблуждение. До меня дошли слухи, будто вы лежите при смерти, – признался де Вески и при этом бросил удивленный взгляд на Адель.

– Нет, вас не ввели в заблуждение. Если бы не мой рыжеволосый ангел, вы бы как раз успели на мои похороны. – Рейф рассмеялся и знаком предложил гостю место у камина.

Теперь, когда де Вески открыто стал врагом короля, он никуда не выезжал без вооруженной охраны. Его отряд расположился вокруг деревянных столов, наскоро установленных для них в главном зале. Чтобы рыцари могли подкрепить силы, им подали эль в кружках, а также хлеб грубого помола с мясом. Вино из Гаскони и нежное мясо, приготовленное с приправами, вместе с лучшим пшеничным хлебом и головкой ароматного белого сыра предназначались для господского стола. Впрочем, и мясо, и выдержанный сыр из погребов замка по большей части остались нетронутыми, пока де Вески рассказывал о последних событиях в стране. Многие люди, в том числе уроженцы Уэльса и западных графств, поддержали северных лордов, приняв сторону повстанцев, несмотря на все попытки короля Иоанна выявить и сурово покарать предателей.

– Мы с вами почти соседи, и тем не менее вы до сих пор к нам не присоединились, – заметил де Вески. – Почему? Уж, конечно, не потому, что являетесь сторонником политики Немощного…

– Разумеется, нет, но я предпочитаю срединный путь, предложенный архиепископом Лэнгтоном. Его тоже нельзя назвать другом Иоанна, но вместе с тем он против любого произвола. Кстати, как насчет новой хартии, составленной баронами? Вы уже представили документ королю?

– Нет, мы сделаем это позже. – Де Вески нахмурился. По-видимому, он надеялся получить от хозяина более четкий ответ, возможно, даже обязательство. – А вы уже набрали рекрутов среди ваших арендаторов и местных земле– владельцев?

– Нет. К тому же я только что восстал со смертного одра, – буркнул в ответ Рейф, только теперь начиная понимать, к чему клонится разговор – Юстас де Вески хотел заручиться новым союзником, на которого он мог бы опереться в своей борьбе против короля.

– Время не ждет. Есть намерение представить хартию весной, но за такой короткий срок мы не успеем собрать армию, чтобы поднять восстание. У Иоанна остались преданные ему люди: Пембрук, Арундел, Уорик, Девон, – все они трусят за ним по пятам, словно комнатные собачонки.

– Вы знаете, что я либо на вашей стороне, либо ни на чьей, – заверил Рейф гостя и поднялся из-за стола. Де Вески подобрал латные рукавицы и сделал знак своему капитану готовить людей к отправлению.

– Леди Адель, как всегда, сама красота и добронравие. – Де Вески на прощание поцеловал ее руку, и глаза его одобрительно сверкнули при виде изящной фигуры, затянутой в черную с золотом парчу.

– До свидания, лорд Юстас. Надеюсь, мы увидимся с вами снова на Рождество? – спросила она, пока гость застегивал свою плотную куртку на подкладке из овчины.

– Возможно; все будет зависеть от доброй воли вашего славного лорда. – С этими словами он удалился.


Глава 13 | Меч и пламя | * * *