home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Козни строит Спускунет!


— Отчего так странно вырядилась эта старая карга Спускунет? Ты что, просила ее быть подружкой у нас на свадьбе, душечка? — спрашивает Перекориль свою невесту. — Нет, ты только взгляни на Спусси, она уморительна!

Спусси сидела как раз напротив их величеств, между архиепископом и лорд-канцлером, и была в самом деле уморительна: на ней было отделанное кружевом белое шелковое платье с большим декольте; на голове — венчик из белых роз и великолепная кружевная фата, а морщинистая желтая шея была увита нитями бриллиантов. Она так умильно взирала на короля, что тот давился от смеха.

— Одиннадцать! — вскричал Перекориль, когда часы на бломбодингском соборе пробили одиннадцать раз. — Дамы и господа, нам пора! По-моему, вашему преподобию надо быть в церкви еще до полудня.

— Нам надо быть в церкви еще до полудня!.. — томно прошептала Спускунет, прикрывая веером свою сморщенную физиономию.

— И я стану счастливейшим из смертных, — продолжал Перекориль, отвешивая изящный поклон зардевшейся как маков цвет Розальбе.

О мой Перекориль! Мой королевич!.. — закудахтала Спускунет. — Ужель наконец наступил долгожданный час?..

— Наступил, — подтвердил король.

— …И я скоро стану счастливой супругой моего обожаемого Перекориля! не унималась Спускунет. — Кто-нибудь, нюхательной соли!.. А то я от радости лишусь чувств.

— Что такое, вы — моей супругой?! — вскричал Перекориль.

— Супругой моего принца?! — воскликнула бедная Розальба.

— Что за вздор! Она рехнулась! — возмутился король. А на лицах всех придворных читалось недоверие, изумление, насмешка и полное замешательство.

— Кто же, как не я, здесь выходит замуж, хотела бы я: знать? завизжала Спускунет. — И еще я хочу знать, господин ли своему слову его величество Перекориль и чтут ли в Пафлагонии справедливость! Ваше преосвященство, и вы, лорд-канцлер!.. Неужто, господа, вы будете молча смотреть, как обманывают бедное, доверчивое, чувствительное и любящее создание! Или, может быть, августейший, Перекориль не обещал жениться на своей милой Барбаре? Или это не его собственноручная подпись? И разве эта бумага не подтверждает, что он мой и только мой?!

С этими словами она вручила его преосвященству документ, который принц подписал в тот вечер, когда у нее на пальце было волшебное кольцо и он выпил лишнего. И тут старый архиепископ надел очки и прочитал:

— «Сим подтверждаю, что я, Перекориль, единственный сын короля Пафлагонии Сейвио, обязуюсь взять в жены прелестную и добродетельную Барбару Гризельду, графиню Спускунет, вдову усопшего Дженкинса Спускунета, эсквайра».

— Хм, — пробурчал архиепископ, — документ есть документ, ничего не попишешь.

— Но его величество подписывается иначе, — заметил лорд-канцлер.

И в самом деле, поучившись в Босфоре, Перекориль весьма продвинулся в каллиграфии.

— Твоя подпись, Перекориль? — громко спросила Черная Палочка, и лицо ее обрело устрашающую суровость.

— Д…д…да… — еле слышно пролепетал бедный король. — Я совсем забыл об этой проклятой бумаге. Неужели старуха предъявит на меня права?! Проси чего хочешь, старая ведьма, только отпусти меня на свободу. Да помогите же кто-нибудь королеве, ей дурно!..



ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ, в которой все прибывают в Бломбодингу | Кольцо и роза, или История принца Обалду и принца Перекориля | А жениться все же надо!