home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Пролог

Из темного, беззвездного неба сочился нудный моросящий дождик. В свете уличных фонарей тускло поблескивали лужи на асфальте. Пролегающая вдоль парка дорога была пустынна, если не считать одинокой фигуры в милицейской форме, которая, заметно пошатываясь и грузно шлепая по влажной мостовой, целеустремленно брела вперед. Это местный участковый лейтенант Кашин возвращался домой после планового обхода вверенного ему участка. При ближайшем рассмотрении Вячеслав Кашин сильно напоминал свинью в очках, по какому-то недоразумению вставшую на задние ноги, обретшую дар речи и решившую притвориться стражем порядка. Настолько сильно, что казалось, участковый вот-вот захрюкает. Казенный мундир едва не трескался на приземистой, жирной туше. Нос-пятачок сопливо пошмыгивал. Крохотные глазки блаженно жмурились. Из красного, мокрого рта за версту разило свежим перегаром.

– Наша служба и опасна и трудна... – жутко фальшивя и заплетаясь языком, напевал он.

«Плановый обход вверенного участка» свелся сегодня к пятичасовой инспекции питейного заведения, принадлежащего «лицу кавказской национальности» по имени Ашот. А если точнее – к бесплатной дегустации подаваемых там спиртных напитков, а также к совокуплению в подсобке с одной из шалав-завсегдатайш. И первым, и вторым Вячеслав остался вполне доволен, милостиво похлопал кабатчика по плечу и обещал завтра же замять дело о пьяном хулиганстве трех молодых родственников Ашота, избивших куража ради пожилого человека.

– ...И на первый взгляд как будто не видна, – лейтенант мысленно представил, как вытянется рожа надоедливого хрыча при получении им официальной бумаги с отказом в возбуждении уголовного дела, и тихонько хихикнул.

«Дураков надо учить! – глумливо подумал он. – Авось поумнеет. И в следующий раз, когда по репе схлопочет, явится в милицию не с пустыми руками... Или нет! Пусть лучше вовсе не приходит. С такого-то и взять толком нечего! Одно слово – пенсо-о-нер!!!»

Участковый презрительно сплюнул под ноги, пьяно ухмыльнулся и в следующий момент чуть не споткнулся от неожиданности.

– Помогите!!! Спасите!!! – резанули по ушам отчаянные женские вопли, донесшиеся со стороны парка.

«На фиг, на фиг! Не стоит искать на жопу приключений! – Кашин по возможности ускорил шаги. – И-эх!!! Лучше бы я пошел мимо кладбища. Там если чего и происходит, то по-тихому, незаметно. Здесь же вечные драки, поножовщина, изнасилования. Того гляди под раздачу попадешь!»

– Помоги-и-и-те! Люди доб... – крик прервался на полуслове.

«Заткнули-таки стерву!» – участковый облегченно утер пот со лба, но скорости движения не снизил. Более того, перешел на неуклюжую, отдышливую рысь. Чем дальше от места происшествия, тем лучше. Не было его тут – и баста! Попробуйте потом докажите. Главное – добежать до перекрестка, выскочить на улицу Спортивная, где начинается участок старлея Лебедкина, и отсидеться часок в популярной ночной кафешке «Сюзана». В ней, правда, на халяву поить не станут (чужая территория), однако за пару кружек пива можно и самому заплатить. И все!!! Ничего не видел, ничего не слышал, ничего не знаю. Изнасилование, грабеж, убийство... или что там у них?! Короче, инцидент имел место быть значительно позже планового обхода. Пускай угрозыск расхлебывает!..

До спасительного перекрестка оставалось меньше ста метров, как вдруг рядом с Кашиным резко затормозил черный джип с длинным, шевелящимся свертком на заднем сиденье.

– Стоять, тварь! – рыкнул хриплый голос.

Участковый замер как громом пораженный. Сердце екнуло и провалилось в область кишечника. По рыхлому телу стремительно разбежались пупырышки озноба. А мысль о табельном «макарове» в кобуре даже не сунулась в опустевшую от страха голову. Из машины одновременно выпрыгнули двое крепких парней в ветровках, с надвинутыми на глаза капюшонами.

– Много разнюхать успел? – мрачно спросил один из них.

– Я... Я... Я ничего... совсем... Я просто... тут вот...гулял, – запинаясь и стуча зубами, бессвязно залопотал Кашин.

– А зачем бежал как ошпаренный?! – грозно надвинулся второй «капюшон».

– Ап-ап-ап-ап, – не найдясь что ответить, захлопал губами Вячеслав и, не сдержавшись, пустил прямо в брюки обильную струю. Потом громко икнул, опустился на колени и визгливо, по-бабьи зарыдал. «Капюшоны» переглянулись.

– Полное ничтожество! – шепнул один. – Будем мочить, как решили изначально?!

– По-моему, не стоит, – покачал головой второй.

– Совсем охренел! – возмутился «первый». – Нам же однозначно приказали – не оставлять и намека на свидетелей! Или ты поддался жалости?! Но тогда ты...

– Замолчи, – досадливо поморщился «второй». – Не пори горячку. Во-первых, с трупом лишняя возня, а времени у нас мало. Во-вторых, убийство мента здесь и сейчас вызовет ненужный ажиотаж. Ну а в третьих, мы это жалкое существо завербуем. Намертво. Во век с крючка не сорвется! На вербовку потратим от силы несколько минут. И отвозить никуда не надо. На месте все сделаем.

– Ка-ак?! – изумленно вытаращился «первый».

– Увидишь! Тащи из машины фотоаппарат со вспышкой...


Илья Деревянко Операция «Аутодафе» | Операция «Аутодафе» | * * *