home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 9

– ...проверили досконально. На нем ничего нет, – постепенно приходя в чувство, услышал я почтительный тенор. – Да и неудивительно. Поставленные им «жучки»[27] мы обнаружили еще вчера, в машине найдено приемное устройство. Сидел, гад, слушал и записывал, ЧТО у нас тут происходит. Удивлялся небось, почему в «приемнике» одно «Лебединое озеро» играет.

Ха-ха!!!

Одновременно с сознанием возвращалась боль в истерзанное сегодняшними «приключениями» тело. Особенно мучительно ныли... Нет! Скорее «вопили» плечевые суставы...

– В окрестностях чисто? – осведомился между тем другой голос: начальственный, с барственно-капризными нотками.

– Абсолютно! – заверил тенор. – Несколько раз проверили. Ни души!

– Ну что ж, это вполне соответствует полученной нами информации и стилю работы самого Корсакова, – задумчиво протянул «начальственный». – Он волк-одиночка по жизни. Единственный напарник, с кем он по настоящему сработался, майор Сибирцев погиб минувшим летом (см. «Штрафники»). Приказ отдавал Рябов тет-а-тет. Его мы сегодня же уберем. Остальные, даже генерал Марков, не в курсе. Стало быть, концы в воду! А с Корсаковым немного развлечемся напоследок. Такие упорные, непримиримые и опасные враги встречаются крайне редко. Тем приятнее будет из него жилы вытянуть...

Сознание полностью прояснилось, и соответственно резко возросла боль. Стала почти невыносимой.

Подавив рвущийся из груди крик, я открыл глаза и понял, что раздет догола и подвешен на вывернутых руках к перекладине под потолком обширного зала, сплошь задрапированного черной материей. В ближайшем углу виднелась кучка остатков моей одежды и снаряжения с бронежилетом наверху. Окна были задрапированы плотными, светонепроницаемыми шторами. Повсюду горели мощные электрические светильники, выполненные в форме обнаженной мужской фигуры с птичьей головой.[28] А в центре, неподалеку от меня, стояли двое: майор Лопатин из Службы наружного наблюдения и... полковник Олег Харитонов – единственный сын первого заместителя генерала Маркова и мой ровесник. Оба были одеты в темно-красные, ниспадающие хламиды из дорогой материи с ритуальными мечами на боку.

– Очнулся! – заметив мои открытые глаза, погано ухмыльнулся Харитонов-младший. – Добро пожаловать в ад!

В ответ я покрепче стиснул зубы и окинул его презрительным взглядом, который объяснялся не только новой ипостасью скороспелого полковника. Олега Харитонова я издавна терпеть не мог, но не из зависти к высокому положению его отца. Просто сей генеральский отпрыск отличался мерзким, сволочным характером, откровенной подлостью, непомерной гордыней, дьявольским тщеславием и исключительной трусостью. Он ни разу не участвовал в серьезных задержаниях (хотя начинал, как и я, оперативником). Постоянно уклонялся от командировок в «горячие точки», жестоко, вплоть до мордобоя, прессинговал подчиненных. Старательно распространял по Конторе любую гнусную сплетню, делал пакости всем, кому мог, и заслужил у ребят несколько нелицеприятных прозвищ, самым мягким из которых было «Выкидыш свинячий». Однако, невзирая на вышеперечисленные «достоинства», он рос по службе как на дрожжах... (угадайте с трех раз, почему? – Д.К.)... и в настоящий момент занимал ответственную кабинетную должность, связанную с координацией деятельности различных подразделений нашей Конторы.

Данный пост, по мнению Нелюбина, позволял потомку первого зама вербовать в ряды организации людей из самых разных служб ФСБ. (В том числе и из отряда «Ч».)

– Но где же главный злодей?! – последнюю мысль я произнес вслух. Вернее, прохрипел.

– Не понял?! – удивился сатанист.

– Папаша... твой... где-е?!!

– А-а-а, старый хрен! – хихикнул Харитонов-младший. – Ванну омолаживающую принимает из крови некрещеных младенцев, у мамаш-алкоголичек купленных. Но с чего ты взял, будто он главный?!

– ??!

– Возглавляю «Эпоху Гора» я. Я Великий Магистр! – довольный произведенным эффектом Олег гордо подбоченился. – А папаша... Гм! Он просто завербован, прикрывает нас, оказывает некоторые услуги. Пешка, одним словом...

– Да врешь ты все, – усилием воли преодолев боль, я насмешливо усмехнулся. – Цену себе набиваешь. Ты всю жизнь прятался за папиной спиной. Он тебя за уши в полковники вытащил. А теперь вдруг пешка... Бред сивой кобылы!

– Дурак ты, Корсаков, – фыркнул «магистр». – Ни черта в жизни не понимаешь! Это не папочка меня «тянул», а я его использовал. Вот уже пятнадцать лет он под мою дудку пляшет. А в организацию, кстати, старый хрен попал совсем недавно, в июле сего года, когда ты находился в штрафной командировке вместе с Сибирцевым. Мы заметили, что Нелюбин под нас «копает», и решили понадежнее прикрыться.

– Оболванили пси-генератором,[29] – скорее утвердительно, чем вопросительно произнес я.

– Была нужда! – презрительно скривился глава организации. – Все гораздо проще. У папаши упала потенция, проявились различные болячки преклонного возраста. Он запаниковал, заметался в поисках каких-нибудь чудодейственных лекарств. Тут-то я и предложил ему в качестве лечения древние ритуалы черной магии. Ломался он недолго – секунд десять, если не ошибаюсь – и с тех пор прилежно работает на нас...

Служители, тоже в багровых хламидах, но из ткани попроще, втащили в зал жаровню с раскаленными углями, бич из моржовой кожи и целый набор пыточных инструментов: сверла ушные, иглы подноготные, трубки чревонаполнительные, гири оттягивательные, тиски костедробильные, острые ножи серповидной формы, какие-то железные крючья и т. д. и т. п.

– Это все тебе, Корсаков, – сообщил Олег Харитонов, внимательно всматриваясь мне в глаза, и, не найдя там страха, вздохнул с некоторой грустью: – Силен, волчара! Жаль, что ты не с нами. ОЧЕНЬ ЖАЛЬ! Вербовать тебя бесполезно, мы в курсе и знаем о судьбе тех, кто пытался,[30] но сила заслуживает уважения... пока она есть! После наших процедур ты превратишься в жалкое, спятившее от боли, существо, однако сейчас... В общем, я готов оказать тебе великую милость и выполнить твое последнее желание. В пределах разумного, естественно. Могу стакан водки дать, могу...

– Лучше ответь на два вопроса, – прервал его я.

– И всего-то? – приподнял брови «Великий магистр».

– Да!

– Хорошо, спрашивай.

– Во-первых, расскажи о целях и задачах «Эпохи Гора», а во-вторых, объясни, зачем для терактов в церквях тебе понадобились именно февральские пятнадцатилетки?!

– Наша главная цель – уничтожение Православия в России, – приосанившись, начал сатанист. – Постоянные взрывы в церквях, монастырях, на крестных ходах и в других местах скопления христианских фанатиков, а также физическая ликвидация ряда наиболее упорных иерархов Церкви приведут к деморализации бо?льшей части вашей паствы. Они станут бояться ходить на богослужения, многие со страху отрекутся... Плюс еще некоторые меры – и Православие рухнет! А без него эта проклятая страна мгновенно развалится, перестанет существовать как государство и благополучно войдет составной частью во всемирную империю, которую возглавит...

– Антихрист, – перебил я. – С первым вопросом понятно. Но при чем здесь февральские пятнадцатилетки?! Ничего дьявольского, мистического в этих девочках нет. Недаром вы их обкалывали наркотой, превращали в биороботов!

– В начале 90-х я учился в Лондоне и в феврале 1991-го стал рыцарем «Ордена Люцифера», – с видимой неохотой ответил Харитонов-младший. – Те девки родились как раз тогда. Вот я и подумал – пускай ОНИ начнут нашу беспощадную войну! Пускай принесут нам удачу! Совпадение дат должно... – тут он, вероятно, вспомнил о судьбе казино «Джокер» и замолчал, злобно катая на скулах желваки.

– Облапошился ты, «рыцарь» хренов! – с издевкой заметил я. – Влип по самое не могу. «Совпадение дат»... Болван! Ни одна из девочек, слава Богу, не взорвалась. И не удачу они тебе принесли, а наоборот! По ним-то, по «февральским пятнадцатилеткам», и вышли на твой след...

– Получи!!! – схватив моржовый бич, «Великий магистр» с размаху хлестнул меня по голому телу. Физиономия у него страшно исказилась, полностью утратила сходство с человеческим лицом и в настоящий момент как две капли воды походила на морду беса.

– На!.. На тебе еще!.. Сволочь!.. Христианская!.. Ненавижу!!!

Моя кожа в нескольких местах лопнула. Из ран обильно потекла кровь. Боль была чудовищной, но я мысленно призвал на помощь Всевышнего и при Его поддержке не только не издал ни звука, но даже не изменил выражения лица.

– Он что, железный?! – с изрядной долей страха пробормотал Лопатин. – Почему?! Он! НЕ орет!!!

– Ща-а-ас, заголосит как миленький, – на тонких губах «магистра» выступила грязноватая пена. Совсем как у бешеной собаки. – В руках опытных специалистов... Никуда, гад, не денется!!! – и яростно завопил: – Эй, палач!!! Сюда, живо!!!

В коридоре послышались тяжелые шаги. В зал, шатаясь, вошел здоровенный детина в маске, выронил изо рта сгусток крови и рухнул плашмя. В спине у него, между лопаток, торчал всаженный по самую рукоятку нож.

– А-а-а?!! – дико вытаращился Харитонов с Лопатиным.

Служители в количестве четырех штук оказались более сообразительными. Не сговариваясь, они дружно бросились к стоящей в углу пирамиде с «валами», но добежать не успели. Торопливо, словно наперегонки, захлопали пневматические ружья. Четыре иглы с оперением впились в щеки и шеи служителей, пятая – в лоб Лопатину. «Стрелы с нервно-паралитическим препаратом мгновенного действия»,[31] – подумал я и... ошибся. Подстреленные сатанисты не ухватились за глотки с надсадным хрипом, медленно оседая на пол и глядя на мир тускнеющими глазами... (именно так действует означенный препарат. – Д.К.)... а свалились как подкошенные и застыли без движения.

– Полковник, не шевелиться! – прозвучал знакомый, властный голос. – Иначе «стреножим» и «обезручим»!

В зал вошел Нелюбин в гражданской одежде, с легкомысленной тросточкой в руках. А следом за ним пятеро крепких ребят в спецназовском прикиде. Трое, закинув за спины пневматические винтовки, держали «валы» наизготовку. Двое, брезгливо морщась, волокли под руки генерал-лейтенанта Харитонова: голого, ошалевшего, перемазанного с ног до головы детской кровью.

– Взять фигуранта, освободить майора, – лаконично распорядился Борис Иванович.

Минуту спустя «Великий магистр» валялся у стены, надежно «спеленутый». Мне, снятому с дыбы, один из бойцов оказывал первую медицинскую помощь. А на мое место сноровисто подвешивали Харитонова-старшего.

– Финита ля комедия, – удовлетворенно констатировал Нелюбин и вежливо обратился к дрожащему в ознобе «магистру»: – Все, Олег Павлович, приехали! Мы слушали происходящее здесь в прямой трансляции. Соответствующий прибор вмонтирован в бронежилет Корсакова, где вы не додумались поискать. Ну, естественно, мы не только слушали, но и работали потихоньку. В итоге вся ваша охрана и наемники (порядка тридцати особей) зачищены... Кроме этих, – генерал указал тросточкой на застывшие тела. – Торчащие из них иглы смазаны специальным препаратом (одна из последних разработок), который парализует человека на пять часов. Он не может двигаться, не может говорить, однако все видит, слышит и чувствует, – генерал немного помолчал, пожевал губами и продолжил прежним тоном: – Сейчас, Олег Павлович, вам вколют «сыворотку правды», мы уточним некоторые, до сих пор не вполне понятные аспекты вашей преступной деятельности, а потом... – он покосился на часы, – на загородной даче вашего дражайшего папаши (где все мы находимся в данный момент) произойдет взрыв бытового газа и начнется страшный пожар. Вы и оставшиеся в живых ваши подельники сгорите в нем заживо. Вас, наверное, интересуют причины подобной жестокости?

Харитонов-младший судорожно кивнул.

– Раньше, в Средние века, таких нелюдей сжигали на кострах, – мило улыбнулся Борис Иванович, – вот мы и решили постепенно возрождать сию добрую традицию. Начнем с вас, для почину, так сказать.

«Великий магистр» с треском обгадился и длинно, протяжно завыл, а Харитонов-старший, корчась на дыбе, принялся слезливо молить о снисхождении. Под этот аккомпанемент двое нелюбинцев бережно уложили меня на носилки, прикрыли одеялом и вынесли на свежий воздух...


Десять дней спустя. Окрестности Н-ска. | Операция «Аутодафе» | Эпилог