home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5

В последующие месяцы Регина доказала, что она необычайно удачливая продавщица ювелирных изделий. Да, поначалу кое-кто из покупателей-мужчин выражал недовольство, но в итоге фирма приобрела больше, чем потеряла. Богатые дамы прослышали о том, что у Слострума работает продавцом женщина, и стали его постоянными покупательницами. Эндрю Слострум был очень доволен и напрямик заявил об этом Регине.

Рисунок, сделанный ею для Мондрэна, превратился в прекрасное изделие, которое было продано за кругленькую сумму на третий день после того, как его выставили на продажу. Мондрэн заплатил Регине за эскиз, а Слострум поздравил ее.

– Я был бы чрезвычайно рад, если бы вы сделали еще несколько эскизов для Мондрэна. Чрезвычайно рад… – повторил он в задумчивости. – Конечно, мне, по-видимому, следовало бы тревожиться – в один прекрасный день вы с таким же успехом сможете взять на себя управление всей фирмой.

– Вряд ли возможно, мистер Слострум, чтобы женщина заняла ваше место. – Регина улыбнулась, чтобы смягчить язвительные нотки, прозвучавшие в ее голосе. Возможно, именно в этот момент и родилась ее мечта.

Троих продавцов-мужчин раздражало присутствие за прилавком девушки, и они даже не пытались скрыть это. Их возмущение еще более возросло, когда ее жалованье превысило их заработки. Другие женщины, работающие у Слострума, тоже возмущались продвижением Регины. Даже Джейн была недовольна. Если не считать мистера Слострума, ее успехам радовались только Жиль, Мондрэн и Юджин Ликок. Более того, Юджин пришел в восторг от такого поворота событий.

– Я считаю, что вы заслужили это повышение, Регина, и очень рад за вас. – Он застенчиво улыбнулся. – Может быть, вы будете продавать мои изделия.

– Я уверена, что так оно и будет, Юджин, и очень скоро. Жиль сказал, что у вас есть хватка. Вам нужно только набраться немного опыта.

Юджин криво улыбнулся:

– Когда имеешь дело с мастером, на «немного» могут уйти годы…

После поездки в Стратфорд-на-Эйвоне они с Юджином еще дважды совершали совместные поездки, доставившие Регине огромное удовольствие. Хотя Юджин никогда не говорил ей о своем чувстве, Регина была совершенно уверена в том, что он в нее влюблен. Это ее печалило, потому что она, конечно же, никогда не сможет ответить ему тем же. Он очень ей нравился, ей было хорошо с ним, но все же она испытывала к нему всего лишь дружеские чувства.

Только Аделаида огорчила ее. В тот день, когда Регина вернулась домой после работы на выставке, она, вся переполненная счастьем, сказала матери:

– Мама, теперь я стала продавцом на полный рабочий день! Мистер Слострум мной доволен.

Аделаида неодобрительно посмотрела на дочь и спросила:

– Ты, значит, будешь теперь продавщицей? А я-то думала, что это только на сегодняшний день.

– Я надеялась, что ты порадуешься за меня, мама. Эта работа открывает столько возможностей…

– Не женское это дело, Регина. Один день – еще куда ни шло, но… Впрочем, я думаю, что ты будешь работать в фирме только до тех пор, пока не найдешь себе мужа.

– Мама, сейчас замужество меня совершенно не интересует. Мне только что исполнилось двадцать два.

– Уже старая дева, – проворчала Аделаида.

– Вряд ли это так. – Регина не удержалась от улыбки.

– Ты, может, и вовсе не выйдешь замуж, – с мрачным видом продолжала Аделаида. – Никто не захочет взять в жены девицу, которая занимается мужским делом.

Регина вздохнула.

– Мама, – воскликнула она в отчаянии, – это такая же мужская работа, как и женская! Ведь гораздо больше женщин придут к нам покупать украшения, зная, что их будет обслуживать женщина.

– Да, придут. Замужние женщины с богатыми мужьями.

Регина рассмеялась.

– Мама, я очень люблю тебя!

– И я тоже очень люблю тебя, детка.


Через шесть месяцев после того, как Регина начала работать продавцом, Аделаида вернулась домой с сильным жаром. Войдя в квартиру, она с облегчением вздохнула, услышав, что Регина только проснулась и пока не собирается выходить из своей комнаты. Аделаида тихонько проскользнула к себе, разделась и легла.

Вскоре она услышала, что Регина вышла из своей спальни. Зная, что сейчас дочь постучится к ней, Аделаида попыталась взять себя в руки. И действительно: несколько секунд спустя раздался стук в дверь.

– Войди, дорогая, – ответила Аделаида, стараясь, чтобы голос ее звучал как можно тверже.

Регина вошла в спальню.

– Ты уже легла, мама? – удивилась она. – Что-нибудь случилось?

– Сегодня я немного больше устала, чем обычно.

Регина вопросительно посмотрела на мать:

– Не послать ли за доктором?

– Нет-нет. Все будет хорошо. Я просто устала.

– Чего бы тебе хотелось на завтрак?

– Мне совсем не хочется есть.

– Может, мне лучше остаться дома и поухаживать за тобой?

– Нет, я не хочу, чтобы ты из-за меня оставалась. Я как следует отдохну, и все будет в порядке. А ты ступай на работу, как хорошая девочка. – Она с трудом улыбнулась. – Ты же не хочешь огорчить мистера Слострума после того, как он так поверил в тебя.

– Хорошо, – неуверенно проговорила Регина, – если действительно в этом нет необходимости.

– Никакой необходимости, дорогая.

После ухода Регины Аделаида погрузилась в забытье. Ей снилось, что ее зовет Роберт, и зов этот долетал до нее через бездну времени и пространства. И еще ей снилось, что в темном проулке плачет ребенок, что ей суждено вечно идти по этому бесконечному проулку и вечно искать этого плачущего ребенка. Очнувшись, Аделаида обнаружила, что на лбу у нее лежит влажная салфетка и над ней склоняется встревоженная Регина.

– Мама, ты же просто вся горишь! Ты совсем больна. Не нужно было мне оставлять тебя одну.

– Сейчас все пройдет. – Аделаида приподнялась. – Мне пора собираться на работу.

Регина заставила ее снова лечь.

– Ты никуда не пойдешь, мама. Я послала Тома, соседского мальчишку, за доктором. Он скоро придет.

– Мне не нужен доктор, – возразила Аделаида. – Нам не по карману такие расходы.

– Твое здоровье важнее денег, мама.

Через несколько минут появился доктор – суетливый человек средних лет; он остался с больной наедине. Регина вскипятила воду и, чтобы хоть чем-то себя занять, села пить чай.

Когда доктор вышел из комнаты Аделаиды, лицо у него было озабоченное.

– Ваша матушка серьезно больна, мисс Пэкстон. Регина вскочила со стула.

– Что с ней, доктор?

– У нее пневмония.

– Но она поправится? Доктор вздохнул:

– Что я могу сказать? Мы слишком мало знаем о пневмонии. Могу только дать совет: больная должна лежать, и в комнате должно быть тепло. Но никакого лечения я не могу ей назначить. Будь она помоложе, посильнее… а в ее возрасте, при ее ослабленном организме… – Доктор выразительно пожал плечами; в глазах его была печаль.


Через три дня Аделаида умерла во сне.

Регина, ухаживая за матерью, видела, как жар съедал больную. Теперь девушка смотрела на восковое лицо Аделаиды. Она вдруг почувствовала себя ужасно одинокой, ибо потеряла единственного близкого человека – кроме матери, у нее в жизни никого не было. Регина заплакала – постигшее ее горе казалось безмерным.

Наконец, осушив слезы и немного успокоившись, девушка поднялась на ноги – до того она стояла на коленях у кровати Аделаиды. Что ж, думала Регина, ей придется смириться с одиночеством. Нужно жить дальше. Еще долгое время ей будет очень не хватать Аделаиды. А в ушах у нее до сих пор звучали слова матери:

– Ты сильная девочка, Регина. Ты прекрасно можешь прожить одна… пока не найдешь себе мужа.

Регина грустно улыбнулась и громко проговорила:

– Да, мама, я проживу сама. Ты научила меня полагаться только на себя. И за это я очень тебе благодарна.

Через два часа, прибираясь в квартире и готовясь встретить тех, кто должен был прийти на похороны, Регина обнаружила нечто весьма ее удивившее.

В комоде, стоявшем в спальне матери, она нашла два документа, один из которых оказался обычным завещанием: все свое имущество Аделаида завещала дочери Регине. О том, что Регина была найдена в темном переулке, там не говорилось ни слова.

Конечно, не было ничего необычного в том, что нашлось завещание. Но вот второй документ оказался просто удивительным. Это была банковская книжка с депозитом объединенного счета на имя Аделаиды и Регины Пэкстон. Взглянув на общую сумму вклада, Регина изумилась до крайности. За последние двадцать лет ее мать скопила пять тысяч фунтов!

Регина как завороженная смотрела на банковский счет. Как Аделаиде удалось отложить такую сумму? И как появилась на счете подпись Регины? Потом девушка смутно припомнила: несколько лет назад Аделаида попросила ее подписать какие-то бумаги – «кое-какие дела», сказала она, и Регина подписала, ни о чем не спрашивая. Она знала, что Аделаида экономна, но мать ни разу ни словом не обмолвилась о накопленных деньгах!

Как бы то ни было, на банковской книжке стоит ее имя – последний дар Аделаиды. Хоть и скромное, но все же целое состояние. По крайней мере так представлялось Регине. Теперь вопрос: что делать с деньгами?

В конце концов она решила пока не трогать эти деньги. У нее появилось тревожное предчувствие, ей казалось, что вскоре они понадобятся – понадобятся для благих целей.


После смерти Аделаиды прошел месяц. Регина стояла за прилавком и заново раскладывала драгоценные камни, стараясь, чтобы все украшения выглядели как можно привлекательнее. Неожиданно она услышала знакомый голос.

Подняв глаза, девушка увидела рослого мужчину в сильно поношенной одежде, беседующего с одним из клерков в дальнем конце помещения. Но только разглядев огненно-рыжую бороду этого человека, Регина поняла, что перед ней Брайан Макбрайд.

В этот момент он повернулся, узнал ее, и его сине-зеленые глаза сверкнули. Брайан подошел к прилавку – и девушка ахнула от изумления. Он очень похудел и побледнел, а костюм его напоминал одеяние нищего. Кроме того, Брайан слегка хромал, как с тревогой отметила девушка. Но чувствовалось, что этот человек по-прежнему полон энергии и жизненных сил.

– Ясное дело, это Регина Пэкстон, – проговорил он, остановившись у прилавка.

– Да, сэр, – сдержанно отозвалась девушка, хотя сердце ее забилось быстрее.

– Вы работаете продавцом? – удивился Брайан.

– И прекрасно справляюсь, сэр, благодарю вас, сэр.

Его лицо осветилось улыбкой.

– В этом я уверен, Регина Пэкстон. Полагаю, что вы прекрасно справляетесь с делом, которым решили заняться. Меня не покидает чувство, что я вас недооценил.

– Вы долго отсутствовали, Брайан. Я уже начала думать, что с вами что-нибудь случилось. Выглядите вы не очень-то хорошо.

– А со мной, девочка, и впрямь кое-что случилось, – нахмурился ирландец. – Хотелось бы вам рассказать об этом, да только это долгая история. Может, за ленчем? Сначала мне нужно повидать Эндрю.

– Я с удовольствием позавтракаю с вами, Брайан, и послушаю ваш рассказ.

Он снова улыбнулся, затем направился к лестнице, ведущей наверх, в контору Эндрю Слострума.


* * * | Сапфир | * * *