home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


II. К «ЧЕРНОЙ ДЫРЕ»

О «черных дырах» достоверно известно лишь то, что о них достоверно ничего не известно.

Из выступления на астрономическом конгрессе

Теперь, когда дело было сделано, он наконец-то мог хорошенько отдохнуть. Правда, спать Азизов не собирался. Не верилось, что после такого нервного напряжения сумеет быстро заснуть. Он решил просто полежать в своей каюте и неторопливо поразмыслить о событиях сегодняшнего дня. Однако неожиданно для самого себя уснул и проспал шесть часов как младенец — без сновидений.

Его никто не беспокоил. Видимо, спасенный экипаж «Фотона» спал еще крепче, впервые за два года оказавшись в абсолютной безопасности.

Азизов открыл глаза, потянулся, сел на пружинящей постели. В груди разливалась приятная истома. Азизов был горд, счастлив и растроган. До чего же это здорово, что в соседних каютах сейчас ворочаются с боку на бок, храпят, посвистывают во сне спасенные тобою товарищи!

Расслабленный Азизов вышел в коридор, выглянул в широкий иллюминатор. Внизу величественно проплывал оранжево-красный диск Ренэ. Так-так. Неужели на планете и вправду обнаружена неорганическая жизнь? Или же это всего-навсего какие-то особенные физико-химические реакции? С завтрашнего дня они приступят к детальным исследованиям. А сегодня полный отдых. Покой и тишина. И ни слова о Ренэ, о Годво, о космосе. Физические возможности человека в отличие от воображения не беспредельны. Насвистывая веселую песенку, он прошел к центральному пульту. Сейчас вахту нес Шахбоз Муратов. Зная, что нынешнее дежурство не более чем формальность, Азизов приблизился к Шахбозу и уже хотел дружески похлопать пилота по плечу, когда тот обернулся. Выражение лица дежурного было тревожным, и это сразу же передалось Азизову.

— Что случилось? — негромко спросил он, делая резкое движение плечами, как бы стряхивая с себя остатки сна.

— Срочная космограмма, командир. Только что принял, — ответил Шахбоз.

Азизов взял пластину космограммы. То, что он прочитал, бесконечно удивило его.

«Борт «Алмаза», Азизову.

Немедленно готовьтесь к отлету. Старт — сразу же после получения дополнительного указания.

Земля, Центральное управление космоплавания, Бородкин».

Азизов задумался. Вот те раз! Удружил Валентин Денисович, ничего не скажешь! Но что все это значит? Ведь у них уже был план, четкий и конкретный. Через два месяца ожидалось прибытие второго корабля с Земли. А тем временем они — экипаж Азизова и команда Пита Старка — собирались заняться исследованиями на Ренэ… И потом, что значит «готовьтесь к отлету»? Земле прекрасно известно, что на «Алмазе» только 15 экспресс-камер, а космонавтов с учетом спасенных — 17… Нет, возвращение на Землю без второго корабля невозможно. А плоды упорных трудов Пита и его товарищей? Взять и бросить на произвол судьбы? А наконец, загадка черных камней-»улиток»?

Азизов по давней привычке помассировал подбородок. Человек в высшей степени дисциплинированный, обладающий повышенным чувством ответственности, он, получив нелогичный приказ, всегда настаивал на необходимых разъяснениях. Правда, подобные приказы приходили редко.

— Может быть, наше донесение исказилось? — с тайной надеждой спросил он Шахбоза. — На Земле что-то неправильно поняли и, в свою очередь, проявили ненужную осторожность?..

— Исключено! — с уверенностью произнес пилот. — Вот подтверждение о приеме.

Азизов вздохнул.

— Придется еще раз выходить на связь. Черт побери, сколько энергии попусту выбрасываем на ветер! Ладно, готовь аппарат.

Космограмму он постарался составить как можно лаконичнее, памятуя, что каждое лишнее слово, переданное на Землю, — это энергия, запасы которой на «Алмазе» были отнюдь не безграничны.

«Земля, Центр, Бородкину.

Стартовать не смогу. Жду второй корабль. До его прилета — изучение Ренэ. Перспективно.

Азизов».

Отправив ответ, он несколько поостыл и вновь задумался. Нет, не могла Земля без особых на то причин дать такое распоряжение. Азизов хорошо знал Бородкина. Перестраховщиком того не назовешь. И в то же время… «Алмаз» прекрасный корабль, в отличном состоянии. Второй звездолет будет на Ренэ через каких-нибудь два месяца… Ничтожный срок по космическим масштабам. Что может произойти за это время?

— Может, что-нибудь со вторым звездолетом? — как бы прочитав мысли командира, предположил Шахбоз.

— При чем здесь звездолет? — взмахнул рукой Азизов.

— А что же тогда?

— Хотел бы я знать!

Послышался характерный сигнал, опять заработало приемное устройство связи. Поступило новое сообщение от Бородкина.

Азизов прочитал:

«Вам надлежит увести «Алмаз» из зоны притяжения Ренэ. В точке с координатами… — далее следовал ряд символов и цифр, — ждите встречи с «Бураном». После встречи и перераспределения экипажа незамедлительно стартовать к Земле или к любой другой обитаемой планете. Подробности позднее».

Азизов сел в кресло-качалку и, качаясь, просидел в нем молча четверть часа.

— Шахбоз! — сказал он наконец, глядя на юношу уставшими глазами. Прошу, пока никому ни слова. И позови, пожалуйста, Пита. Нужно посоветоваться.



* * * | В тот необычный день (сборник) | * * *