home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


10

— Майкл, проснись! — Голос Гарри был тихим, но настойчивым. Проснись! Началось!

Майкл Пул подчинился с явной неохотой. Он отбросил тонкое шерстяное одеяло и протер глаза. Мириам уже сидела рядом. Он встал на колени, слегка вздрогнув от укола в пояснице; в принципе, легкая хижина Ширы могла сойти для разового ночлега, но, несмотря на заверения Мириам в том, что твердое ложе доставит ему море наслаждения, он сомневался, сможет ли еще раз уснуть на грубом тонком коврике, брошенном прямо на пол из КсиЛи-материала.

Мириам была одета в простенький спортивный костюмчик.

— Что случилось, Гарри?

Виртуальное изображение родственника, до неузнаваемости искаженное дифракцией, зависло прямо над Майклом.

— Поток высокоэнергетичных частиц из портала резко возрос. Что-то приближается к нам из Будущего. Пора отсюда сматываться.

Пул, продолжая одеваться, споткнулся о порог, прищурился от необычно яркого сегодня света Юпитера и поднял глаза к небу. Портал «Интерфейса» висел на своем обычном месте, изящный и красивый, ничем не выдавая грозящей опасности.

— Сплайн, — вздохнула Мириам. — Они отправили к нам Сплайн. Живые корабли, о которых столько рассказывали Друзья, военные суда Квакса, символ Оккупации, — теперь они придут сюда, чтобы уничтожить нас. Все произошло так, как мы и ожидали.

Беззащитность Мириам, странно изменившийся тембр ее голоса породили в Майкле неодолимое желание крепко обнять ее, защитить от приближающейся с неба смертельной опасности.

— Майкл, — сказала Мириам, — эти чудовища, которые сейчас бросятся на нас, уже уничтожили достигшую небывалых успехов цивилизацию землян, цивилизацию, опередившую нас на ПОЛТОРЫ ТЫСЯЧИ ЛЕТ! Что можем сделать с ними мы? Мы не нанесем им даже царапины!

— Да, предстоит крепкая переделка, — пробормотал Майкл. — Пошли. Нужно собраться с силами. Гарри, что происходит вокруг Юпитера?

Вне вигвама ставший вновь похожим на человека Гарри нервно пожал плечами.

— Я не могу получать информацию. Друзья продолжают блокировать мои коммуникации. Но корабли, охраняющие портал, зарегистрировали мощный поток высокоэнергетичных частиц. — Он с горечью посмотрел на Майкла. — Никто не может знать, что за чертовщина теперь начнется. Они продолжают держаться на порядочном расстоянии, ожидая нас с докладом. Они не видят в этом никакой радости — аппарат Друзей уже целый год торчит на орбите Юпитера, таинственный, но безвредный. А представь, что теперь может случиться? — Он неопределенно посмотрел на небо. — Люди — странные создания, Майкл. Все ожидают этого с нетерпением. Они гигантский коллективный виртуал, мечтающий о том, чтобы над каждым земным городом висело по собственному порталу. Для землян все происходящее — долгожданный карнавал.

— Как только Квакс примется за них…

— Будет слишком поздно, — перебила Мириам.

Ее лицо все еще носило следы пережитого, но привычное самообладание уже вернулось к ней. — Слушайте меня. Сейчас наступает лучший момент ударить по их кораблю… в первые же несколько секунд после того, как Сплайн появится из портала.

— Правильно, — подтвердил Майкл. — Используем причинно-следственный стресс.

— Сплайны — живые создания, — продолжала Мириам. — Возможно, у нас есть единственный шанс — использовать эту их слабость. Квакс и его суда не смогут сразу восстановить нормальную, жизнедеятельность. Если мы нападем первые, у нас появится неплохой шанс.

Мириам, как всегда, была права. Нужно действовать немедленно. КВАКС ПРИШЕЛ СЮДА, ЧТОБЫ НАПАСТЬ НА НИХ — сомнений не оставалось. Он закрыл глаза, мечтая об окружавшей его в Облаке Оорта абсолютной тишине.

Гарри недоверчиво ухмыльнулся.

— Ударить по Сплайну? Конечно. Но только из чего, позвольте вас спросить?

— Из сингулярных пушек, — быстро ответил Пул.

Мириам внимательно посмотрела на Майкла: множество вариантов пронеслось в ее мозгу.

— Но даже если мы получим согласие Друзей, мы не сможем использовать их пушки в качестве оружия. Корабль для этого не приспособлен.

— Ну так мы его модернизируем, — возразил Майкл.

— Это займет столько времени, что проклятые Сплайны успеют очухаться и открыть огонь. Расскажи мне, что они собираются делать. Очевидно, направить черную дыру в Юпитер?..

— Да, — ответил Майкл. — Эти устройства на самом деле являются пушками; после выстрела сингулярности будут двигаться по баллистическим траекториям и одна за другой войдут в Планету. Задача — запустить их по таким траекториям, чтобы они столкнулись в определенной точке внутри Юпитера.

— Но они полностью поглотят все его вещество, — нахмурилась Берг.

— Да. В этом и заключается проект Друзей — превратить Юпитер в черную дыру с заданной массой…

— Но ведь это займет многие столетия! Насколько мне известно, увеличение массы дыры описывается экспоненциальным законом, но на корабле используются слишком миниатюрные сингулярности; пока они не вырастут в размерах, скорость их роста будет крайне мала.

— Это верно, — задумчиво произнес Майкл. — Но временные рамки их проекта намного больше, чем этот интервал.

Мириам Берг погрузилась в глубокие раздумья:

«Как можно использовать корабельные сингулярные пушки, явно предназначенные для уничтожения планет, против Сплайна? Если они выпустят черные дыры по Сплайну, крошечные сингулярности просто пройдут сквозь него. Конечно, гравитационные силы и другие эффекты наверняка могут разрушить какие-то его ключевые узлы, но об этом нельзя говорить с уверенностью; прохождение черной дыры по такому гигантскому кораблю явно причинит ему вреда не больше, чем залп боевых лазеров… Может быть, использовать залповый удар?»

— Что получится, если мы выпустим две сингулярности, которые столкнутся в центре масс Сплайна? К чему это приведет?

— Интересная мысль, — оживился Майкл. Мириам почти видела, как кривые траекторий обращаются у него в мозгу. — Нам просто необходимо выпустить их с очень небольшой скоростью.

— Да. — Мириам ясно представила себе эту картину. Как брошенные в воздух камни, сингулярности летят по свободным траекториям, не встречая сопротивления, внутри тела Сплайна… Но это будет длиться недолгие мгновения, затем они вылетят наружу. Необходимо как минимум несколько суток, чтобы они поглотили заметную долю массы Сплайна, и уж никак не меньше нескольких часов, чтобы успеть причинить ему значительные повреждения, — но не те несколько секунд, за которые они пересекут весь Сплайн.

В любом случае запаса времени у них нет.

— А зачем им отправлять сингулярности по таким сложным траекториям? — спросил Гарри. — Зачем нужно, чтобы они слились до того, как достигнут центра?

— Тебе трудно понять все детали их замысла, — серьезно ответил Майкл.

— Уж конечно, — сухо согласился Гарри.

— Представляешь ли ты себе, что происходит, когда сталкиваются и объединяются две черных дыры? — Он при помощи двух Кулаков продемонстрировал, как две сингулярности приближаются друг к другу, начинают вращаться относительно общего центра масс, затем объединяются. Горизонты событий обеих дыр сливаются в один с большей поверхностью… При этом пропорционально площади возрастает и энтропия системы. Сами сингулярности сначала продолжают двигаться по своим орбитам уже внутри горизонта событий, затем падают друг на друга. Окончательное слияние происходит на планковском масштабе длины. Огромные гравитационные поля приводят к замедлению времени. После окончательного слияния поверхность горизонта событий начинает колебаться наподобие колыхающегося мыльного пузыря. При этом благодаря квадрупольному эффекту генерируется мощнейшее излучение.

— Какое именно? — спросила Мириам.

— Гравитационное, конечно, — удивился Майкл. — Начинают излучаться гравитационные волны.

Мириам Берг глубоко вздохнула, почувствовав, что сердце ее стало биться чаще. Итак, гравитационные волны.

Майкл продолжил свои объяснения:

— В этом случае образуется не та мелкая, распространяющаяся со скоростью света рябь на пространственно-временном континууме, которую столетиями изучали земные астрономы. При слиянии двух массивных черных дыр образуются чудовищные волны с нелинейными нарушениями пространства-времени.

— Это направленное излучение, — продолжал Майкл. — Его импульсы движутся вдоль оси системы. Правильно задав координаты точки слияния дыр внутри планеты и их ориентацию в этот момент, вы можете повернуть генерируемые ею импульсы в нужном вам направлении. Можно осуществить направленный взрыв — Юпитера, например, что, по-видимому, и являлось целью «Друзей Вигнера». В принципе можно даже избавиться от части планетного вещества перед окончательным коллапсом. Точный размер, вращательный момент и заряд черной дыры являются самыми важными для успеха операции параметрами.

Но Мириам Берг уже не слушала его. Корабль, на котором они находились, перестал быть в ее глазах самой обыкновенной сингулярной пушкой. Он превратился в мощнейшее гравитационно-волновое оружие.

Созданный людьми ЗвездоЛом!

Теперь они могут сражаться.

Майкл посмотрел вверх и глубоко вздохнул. Краски неба потускнели, и на его лицо легли глубокие серые тени.

Вслед за ним и Берг подняла голову. Громадная, из плоти и крови Луна медленно скользила почти точно в зените, поблескивая наблюдательными системами и оружейными комплексами.

Кровавый обезображивающий шрам длиной в несколько сотен метров тянулся по ее поверхности. Берг поискала глазами портал и заметила еще один такой же шар, только что появившийся из Будущего. Одним из краев он коснулся небесно-голубой нитки каркаса портала, и громадный слой мяса, выкипая, начал отделяться от тела по мере того, как конструкция портала «втекала» в живые ткани корабля.

Сплайн…

Развязка близилась.

Висящий в вязкой жидкости Парц вцепился в край роговой оболочки сплайнова глаза, тягучий, как резина, и стал всматриваться в Прошлое.

Сплайн уже выбрался из сферы притяжения Юпитера и готовился к гиперпространственному прыжку во внутреннюю область Солнечной системы. Портал Туннеля остался позади, теперь он выглядел голубоватым шрамом на пухлом диске Юпитера. Вглядевшись пристальнее, Парц смог обнаружить и второй Сплайн, зависший теперь над по-земному зеленым пятнышком, кораблем беглецов.

— А у них симпатичный корабль, — произнес вслух Парц.

— Кусок грязи, который умудрились зашвырнуть в космос неуемные обезьяны, — фыркнул Квакс.

— Да нет. Посмотрите внимательнее. Камуфляжный слой почвы маскирует объект из конструкционного материала КсиЛи; они смогли выкрасть цветок КсиЛи, скомпоновав его затем в глубокой линзообразной полости. Да еще под самым носом бдительного надсмотрщика!

— Под присмотром моего предшественника, не забывайте о его судьбе, спокойно напомнил Квакс. — Корабельные датчики показывают, что в основе аппарата повстанцев находится слой сингулярностей, многих тысяч сингулярностей, так что общая масса аппарата сравнима с массой крупного астероида.

— Это кажется невероятным, — присвистнул Парц.

— Безусловно, они не брали ничего из космоса, — как ни в чем не бывало продолжил Квакс. — Они наверняка сами освоили технологии, позволяющие производить сингулярности из планетного вещества.

Некогда на Земле умели создавать устройства с использованием материи в столь необычных состояниях. Некоторые из технологий были со временем утрачены, некоторые — запрещены Кваксом. Возможно, некоторые удалось скрыть от Правителя. Парц представил себе струи раскаленной и сжатой магмы, устремляющейся на сингулярности, он с восхищением посмотрел на аппарат повстанцев.

— Это же гениально!

— В вашем голосе чувствуется гордость.

— А почему бы и нет? — пожал плечами Парц. — В невероятных обстоятельствах люди совершили неслыханный интеллектуальный подвиг. Да еще и забрались так далеко.

— Оцените их шансы беспристрастно, — отчетливо произнес Квакс. — Они продемонстрировали всю возможную угрозу для Оккупационного режима Квакса. Несмотря на проявленную конструкторами изобретательность при создании аппарата, в конечном итоге мы имеем перед собой один-единственный кое-как собранный космический корабль. Кроме того, он был собран тайно, исподтишка. Где же повод для гордости?

— Не забывайте, они оказались в положении загнанного зверя. У них не было выбора.

Квакс ненадолго задумался.

— Ваше восхищение этими преступниками подозрительно, — коротко произнес он.

— У вас нет повода для беспокойства. Правитель. — Парц почувствовал смутное отвращение к самому себе. — Я хорошо отзываюсь о повстанцах. Я всегда так делал. Плохи последствия непродуманных действий.

— Мне известно это ваше свойство. Таким же был мой предшественник.

— Я сумел что-то правильно предвидеть?

— Это увеличило ваш вес в наших глазах, — уклончиво ответил Квакс.

Из-за крутого бока Сплайна выплыл другой корабль. Это, как смог разглядеть Парц, был корабль землян этого исторического периода. Приземистый, нескладный, кричаще раскрашенный, он порхал, как бабочка, перед глазом Сплайна. Датчики показывали, что множество подобных корабликов собирается вокруг портала. Но никто из них не становился на пути Сплайна — или хотя бы пытался это сделать.

— Вас совсем не волнуют эти корабли землян? — спросил Парц.

— Они не могут повредить нам, — безразлично произнес Квакс. — Мы можем позволить себе, однако, провести здесь какое-то время для проверки систем Сплайна перед гиперпространственным перелетом на орбиту Земли.

Парц засмеялся.

— Слушая вас, Квакс, я представляю голос командира атомного авианосца двадцатого столетия, искренне презирающего разукрашенные долбленые каноэ островитян, скапливавшихся кучами, чтобы остановить его. Однако убить можно даже каменным молотком…

— Меня, честно говоря, удивляет, почему они не предпринимают никаких попыток атаковать.

Парц теснее прижался к роговице, пытаясь получше рассмотреть происходящее вокруг Сплайна; теперь он мог разглядеть, сколь много странных туземных кораблей находилось вокруг них, как разнообразны их конструкции. Политические образования этого исторического периода были хаотичными, вспомнил Язофт. Фрагментированными. По-видимому, эти суда представляют здесь самые различные режимы. Правительства спутников, внутренних планет, в том числе и самой Земли; представители центральных служб… Возможно, военный совет коалиционных сил еще не успел собраться, и некому отдать приказ атаковать Сплайн.

Как бы то ни было, самодовольство Квакса все больше и больше раздражало Парца.

— Неужели вас не волнует хотя бы то, что сигнал тревоги может быть передан по всей Солнечной системе? Возможно, внутренние планеты смогут собрать против вас куда более значительные силы, — мрачно предположил Парц. — Если вы дадите им время подготовиться…

— Язофт Парц, — недовольно сказал Квакс, — ваши леденящие душу фантазии начинают раздражать меня. Я не вижу абсолютно ничего, что могло бы подтвердить ваши столь мрачные опасения.

Нахмурившись, Парц почесал щеки через толстый упругий пластик шлема.

— Ситуация в самом деле непонятная, даже если предположить осложняющую организованное сопротивление политическую грызню. «Друзья Вигнера» находятся в этом временном интервале уже около года и вполне могли предупредить местных землян о характере опасности, которая им угрожает, чтобы те собрали необходимые силы и сконцентрировали их… возможно, даже для того, чтобы закрыть портал «Интерфейса».

— Не вижу никаких признаков такой координации, — отрезал Квакс.

— Да, действительно. Может быть. Друзья по каким-либо причинам не предупредили землян? Допустим, у них нет никаких коммуникационных средств? — Сейчас Парц мог наблюдать проходящий по диску Юпитера ярко-зеленый островок корабля повстанцев. Что они задумали? У них должна быть программа действий. Но, очевидно, они не чувствовали потребности привлечь для своих целей ресурсы Земли.

Парц попытался представить себе, как горстка повстанцев на одном-единственном импровизированном корабле может надеяться дать отпор непобедимым, вооруженным до зубов захватчикам.

— Это слегка меняет наши планы, — невнятно пробормотал Квакс. Второй наш корабль сейчас в нескольких минутах полета от корабля повстанцев; этот абсурдный эпизод приближается к своей развязке.

— Майкл Пул. Мириам.

Пул оторвал взгляд от неба. Перед ним стояла Шира; он обратил внимание, что ее обычно ничего не выражающее лицо искажено, губы крепко сжаты, маленькие ноздри слегка расширены в предвкушении каких-то событий. На корабле царило невиданное ранее оживление; Друзья тащили свои трансляторы и всевозможное оборудование по густой траве, собираясь на древних камнях Стоунхенджа.

— Шира, — сказала Берг, — Сплайны уже над нами.

— Мы знаем, Мириам.

— Тогда какого черта вы ничего не делаете?

Шира проигнорировала вопрос и повернулась к Пулу.

— Вы должны зайти в вигвам, — решительно сказала она. — На поверхности сейчас небезопасно. А под защитой материала КсиЛи вам ничего не грозит.

— Я никуда не пойду, — не менее решительно произнес Пул, — пока вы не объясните мне, что собираетесь делать.

Опять став похожим на человека — в отсутствие крыши над головой, Гарри скрестил руки и гордо посмотрел на девушку.

— И я тоже не пойду! — с вызовом произнес он.

Голос Ширы был, как обычно, тонким, но в нем чувствовалась уверенность.

— Мы не будем непосредственно отвечать на вторжение Квакса, — сказала она. — Это не является целью…

— Вы хотите сказать, что позволите им безнаказанно делать то, что вздумается? — кипя от гнева, произнесла Мириам.

Ее ярость не произвела никакого впечатления на Ширу.

— Вы просто не понимаете, — сказала она. — Проект превыше всего.

Вдруг Гарри схватил Майкла за руку — его пальцы, не задерживаясь, прошли сквозь одежду и плоть.

— Майкл, — прошептал он. — Взгляни на Сплайн.

Первый корабль уже пересек зенит и теперь, казалось, начал удаляться от аппарата. В глубине его кратероподобных углублений Майкл разглядел хищный блеск металла и застывшей крови. Второй Сплайн, партнер первого, заслонил собой портал «Интерфейса». Он уже был размером с большую монету и рос прямо на глазах. Казалось, что он направлялся прямо на них.

— Всего два, — пробормотала Мириам.

Пораженный, Майкл взглянул на нее. Ее лицо исказилось гримасой ненависти.

— Что? — спросил он.

— Кажется, больше их уже не будет. Если бы был третий Сплайн, он бы уже давно прошел через портал.

Пул встряхнул головой.

— Думаешь, их может хоть что-то остановить?

Мириам слегка передернуло.

— Нет. Просто двух кораблей им вполне достаточно.

Шира обеспокоенно схватила их за руки.

— Пожалуйста, — еще раз попросила она. — Вигвам.

Пул полностью проигнорировал ее настойчивую просьбу.

— Как ты думаешь, что они будут делать?

Страх, терзавший Мириам, ушел или был подавлен усилием воли. Она следила за беззвучным движением Сплайна.

— Первый, похоже, покидает окрестности Юпитера.

— Куда же он собрался? — нахмурился Пул. — В глубины Солнечной системы?

— Логично, — сухо согласилась Берг. — Там Земля.

— А второй?

— …А второй, похоже, направляется прямо к нам.

— Вы не должны ни о чем беспокоиться. Когда проект начнет приносить плоды, все эти события… покажутся просто безвредной детской игрой.

Пул и Берг, отвлекшись от грозного вида пришельца, уставились на Ширу.

— Она определенно сошла с ума, — сказала Берг.

Шира наклонилась к ним, в ее глазах блеснул незнакомый огонек.

— Поймите, — сказала она. — Проект исправит абсолютно все. Обеспечение проекта является — должно являться — наивысшим приоритетом для всех нас и для вас, наших гостей.

— Даже больше, чем защита самих себя, больше, чем защита Земли? — спросил Майкл. — Шира, это, может быть, лучший шанс для отпора агрессору. И…

Казалось, она даже не пыталась слушать его.

— Проект должен быть проведен, — еще раз отрезала она. Конечно, ускоренно. — Девушка внимательно посмотрела на их лица, в ее глазах светилась непреклонность. — Теперь вы должны пойти за мной.

— Как ты считаешь, — поинтересовался Пул у Мириам, — может она заставить нас идти силой? Есть ли у них оружие?

— Ты же знаешь, что они могут сделать, — спокойно сказала Мириам. Ты видел, что они сделали с моей шлюпкой?

— Итак, мы не можем хоть как-то повлиять на них. — Майкл почувствовал отчаяние. — Не можем бороться со Сплайном; всех нас принесут в жертву никому не известному проекту. Таинственный проект сам все разрешит.

Мириам мягко улыбнулась и крепко сжала пальцы в кулак.

Удар пришелся прямо по бритому виску Ширы, девушка согнулась, упала на землю и осталась неподвижно лежать, уткнув голову в траву кроваво-ржавого цвета.

— Ммм-да, — уставившись на нее, произнес Гарри.

— Она теперь долго не поднимется, — уверенно сообщила Мириам. — Нам нужно действовать быстро.

Пул взглянул на непрерывно растущие округлые формы Сплайна.

— Что будем делать? — спросил он.

— Надо уничтожить оба Сплайна, — отрезала Мириам Берг.

— Ну конечно, — пробормотал Гарри. — Гораздо лучше оба, чем только один. А с другой стороны, не многовато ли? У МЕНЯ ЕСТЬ ПРОГРАММА-МИНИМУМ…

— Заткнись, Гарри, — перебил его Майкл. — Мириам, мы готовы. Приказывай.

— Во-первых, нам необходимо разделиться. Гарри, шлюпка с «Краба» готова к старту?

Гарри закрыл глаза.

— Да, — подумав, ответил он.

Шира, слабо застонав, пошевелилась в траве.

— Майкл, тебе нужно лететь, — сказала Мириам. — Пока Друзья решают свои дела, постарайся незаметно подготовиться к вылету. Затем — сразу на «Краб» и вдогонку за первым Сплайном, он должен двигаться прямо к Земле. Возможно, ты успеешь, пока он будет запускать свой гипердвигатель.

— А что затем?

Мириам Берг натянуто улыбнулась.

— Разве я могу тебе что-то посоветовать? Я буду стараться сделать здесь свое дело, насколько смогу. Лети за ним и действуй по обстоятельствам.

— Хорошо. А что будет с тобой?

Берг взглянула вверх. Надвигающийся на кораблик повстанцев Сплайн стал еще больше, теперь он казался громадной, обрюзгшей Луной.

— Я попытаюсь что-нибудь предпринять, — сказала она. — Возможно, мне удастся выпустить сингулярности.

Шира застонала сильнее и попыталась оторвать лицо от травы.

— Понятно, — сказал Пул, посмотрев на лежащую девушку. — А что с ней?

— Возьми ее с собой, — пожала плечами Мириам. — Может быть, она сможет чем-нибудь тебе помочь.

Майкл Пул наклонился и поднял Ширу.

— Мне нужно бы сказать тебе «до свидания», Майкл, — ласково проговорила Берг, внимательно посмотрев в его глаза.

Гарри переводил взгляд с Мириам на Майкла и вежливо моргал.

Майкл взглянул поверх домов в сторону центра аппарата. К нему бежали три… нет, четыре «Друга Вигнера». В руках у них сверкали какие-то предметы. Оружие?

Он повернулся к Берг.

— Внутрь корабля тебе все равно не попасть, — сказал он. — Давай с нами?

Голова Гарри взглянула вверх.

— Сожалею, ребята, — сказал он, — но у вас в запасе очень мало времени.

Мириам слегка улыбнулась, провела ладонью по своим спутавшимся волосам и глубоко вздохнула.

— Я и не собираюсь идти туда. Прощай, Майкл! — Она повернулась и быстро побежала к кромке аппарата.

Майкл какую-то секунду с открытым ртом следил за ней, затем поудобнее, как большую выловленную рыбу, подхватил Ширу и бросился к шлюпке. Голова отца плыла рядом с ним. Времени уже не оставалось.

Ободок корабля у нее над головой терялся в совсем уже нелепой здесь бахроме густой травы, сквозь которую виднелся огромный цвета фиолетового синяка диск Юпитера.

Мысли с бешеной скоростью проносились в голове. От деревни «Друзей Вигнера» до кромки аппарата Берг пришлось пробежать около сотни метров. Она смогла покрыть это расстояние за каких-то десять секунд. Слабость гравитации на периферии корабля позволила бежать быстрее, но, с другой стороны, она могла просто покинуть поле притяжения аппарата, так что последние метры дались ей особенно тяжело…

Казалось, что поверхность начала опрокидываться на нее. Рискуя потерять скорость, Мириам оглянулась.

Друзья, бросившиеся за ними в погоню, разделились. Двое побежали за Майклом и Широй, а еще двое продолжали преследовать ее. Они были в лучшей физической форме и двигались гораздо быстрее.

В руках у них недвусмысленно поблескивали те самые боевые лазеры, при помощи которых Друзья в свое время превратили ее корабль в гору ржавой окалины. Она быстро представила себе пучок когерентных фотонов, пронзающий ее спину с самой большой на свете скоростью. «Не пытайся увернуться от легкого оружия». Мириам чувствовала, как напряжена ее спина. Она начала спотыкаться.

Теперь она бежала, как ей казалось, под углом не менее тридцати градусов, не отваживаясь обернуться. Поверхность аппарата качнулась у нее под ногами. Она потеряла равновесие, резкая боль расколола грудь. В разреженном воздухе не хватало кислорода, плотность атмосферы здесь была такая же, как на самых высоких горах Марса.

Ее слегка удивило, почему преследователи не открывают огонь. Наверное, это не входило в их планы, ведь они бы могли без лишних слов разрезать ее на ломтики, как в свое время ее капсулу. Но они колебались. Ну что же, большое им спасибо.

Теперь, когда она приблизилась к самому краю здешнего мира, вновь появилось чувство перспективы; она различала даже проносящиеся мимо отдельные стебельки пожухлой травы. Грудь болела невыносимо. Она почувствовала, что язык бессильно вывалился наружу из ее широко раскрытого рта. Теперь уже болела не только грудь, но и мышцы спины и рук. Одеревеневшие от быстрого подъема ноги начинали мелко дрожать при одной мысли о приближающихся преследователях.

Она бежала, ни на что не обращая внимания. Размахивая руками, она со все большим остервенением продолжала отталкивать ногами землю. Крутизна поверхности увеличивалась все быстрее. Теперь она висела на напоминающем Альпы склоне над глубокой чашеобразной впадиной. И в этот момент трава под ногами исчезла.

Мириам опрокинулась вперед, споткнувшись о внешний обод аппарата, инерция ее движения бросила легкое тело дальше, прямо в розовые лучи Юпитера, руки и ноги бессильно распростерлись в воздухе, превратив ее в запущенного бумажного змея. Медленно вываливаясь в пространство, она успела заметить маленькую группку Друзей, растянувшуюся в траве, с отброшенным в сторону оружием. На их лицах застыло неподдельное изумление.

Мириам висела в безбрежном пространстве между аппаратом, светящимся теплым зеленым светом, и раздувшимся овалом ко всему безразличного Юпитера. Ее легкие были пусты.

Вокруг сгущалась абсолютная тьма.

«О Господи! Майкл! Наверное, это не самый лучший выход…»

Майкл Пул, обогнув окраину деревушки, направлялся прямо к посадочной капсуле. Его руки оттягивала постепенно приходящая в сознание Шира.

Он увидел, как Мириам Берг оттолкнулась от аппарата и начала свободный полет. И еще успел с удивлением подумать, понимает ли она, что делает.

На бегу Майкл обернулся. Резкий поворот головы только усилил боль в груди, затрудняющую дыхание. Его по-прежнему преследовали двое Друзей. Они были уже достаточно близко, так что можно было разглядеть их забрызганные грязью нежно-розовые спортивные костюмы, непроницаемые лица, мерцающий блеск лазерных винтовок…

Гарри парил в воздухе рядом с ним, его ноги изображали бег, и сам он был очень похож на убежавший с экрана персонаж мультфильма.

— Ты знаешь, я не люблю быть гонцом, приносящим дурные вести, тяжело дыша произнес виртуал, — но они нас догоняют.

— Говори мне что-нибудь… что видишь.

Гарри легко обернулся через плечо.

— Я не совсем понимаю, почему бы им просто не подстрелить тебя прямо на месте.

— Поднял дух… черт побери… — задыхаясь, проговорил Майкл.

Плечи и руки свело невыносимой болью.

— Давай… Делай же… что-нибудь!

— Что, например?

— Прояви же… свою инициативу! — из последних сил прорычал Майкл.

Гарри нахмурился и, насупив брови, исчез из виду.

Внезапно за спиной Пула раздались крики преследователей, над головой промелькнули прямые трассы лазерных импульсов. Сильно запахло озоном.

Продолжая бег, Майкл рискнул обернуться еще раз.

Пятиметровый вариант Гарри, сложная совокупность полупрозрачной разноцветной движущейся мозаики, материализовалась прямо перед преследователями. Пораженные, они остановились и машинально применили лазеры. Нежно-розовые импульсы, не причинив никакого вреда, прошили зернистое изображение и, слегка изогнувшись вследствие рефракции, ушли вдаль.

Но через доли секунды природа джинна была распознана, и Друзья, закинув лазеры за плечо, бросились за Майклом. Гарри материализовывался вновь и вновь, во все новых и новых отвратительных и причудливых обличьях — Друзья, не задерживаясь, пробегали сквозь светящееся облако.

Пул опустил голову и продолжил бег.

— Смотри!

Майкл резко поднял голову. Шлюпка с «Краба» спешно приближалась к нему, ее металлический, напоминающий пулю корпус парил на высоте около метра над поверхностью. Трава под ней клонилась к земле под мощными потоками воздуха. Гостеприимный желтый сигнал горел над широко распахнутым входным люком.

Мощный голос Гарри эхом отразился от приземистых построек:

— Майкл, сейчас ты бежишь прямо на нее. Надеюсь, ловкости в тебе больше, чем выносливости!

Майкл с удвоенной силой бросился вперед. Шира болталась у него в руках, как вязанка хвороста. Шлюпка с широко распахнутым люком приближалась со скоростью пяти миль в час.

Пучок розовых линий промелькнул у него над головой и уперся в поверхность шлюпки. Опять пахнуло озоном, а на корпусе корабля появилось небольшое отверстие. Потом слегка запахло дымом, на долю секунды судно как будто замерло, но вновь продолжило движение. Друзей словно бы терзали сомнения о допустимости применения оружия в такой ситуации.

Наконец корабль огромной глыбой завис прямо перед ним.

Майкл прыгнул.

Внешний край люка сильно ударил его по левой голени; он почувствовал невыносимую боль, а вслед за тем — теплый ручеек крови, стекающий по ноге. Он тяжело упал на металлический пол шлюзовой камеры, всей своей тяжестью навалившись на Ширу. Девушка задохнулась под его весом, ее глаза широко раскрылись. За поврежденной ногой Пула тянулся кровавый след. Они ввалились в кабину шлюпки через второй люк шлюзовой камеры. Вздох облегчения вырвался из надорвавшихся легких Майкла.

Молния лазерного луча пронеслась в нескольких дюймах над его головой.

Корабль плавно, на ходу закрывая люки, поднялся над поверхностью. Пул, сделав попытку встать на ноги, вновь рухнул на пол кабины невдалеке от девушки. Его грудь судорожно вздымалась. Майкл задыхался, словно вышвырнутый в открытый космос без скафандра.

Он сумел поднять голову и затуманенным взором посмотреть на закрывающийся люк. Увидел сквозь него небольшой ломтик диска Юпитера, несколько звезд; шлюпка уже вышла далеко за пределы тонкого слоя атмосферы аппарата и продолжала двигаться к Юпитеру.

Темнота сгустилась вокруг него. Боль в ноге внезапно прекратилась. Где-то вдалеке слабо стонала девушка. Еще ему показалось, что он слышит голос Гарри. Но его легкие были уже абсолютно пусты. Его тело остывало.

Мириам Берг пролетела вперед, кувыркаясь в разреженной атмосфере, а потом начала падать вниз головой на аппарат. Слабое притяжение подтаскивало ее к поверхности столь медленно, что она казалась подвешенной в воздухе.

Изо всех сил всасывая в себя холодный и разреженный воздух, с широко распростертыми руками, она висела над оборотной стороной корабля. Мириам понимала, что если достигнет первой космической скорости, совсем небольшой для этого аппарата, то навсегда уйдет от него. Ее легкие растягивались в поисках хотя бы нескольких лишних молекул кислорода.

Корабль повстанцев, словно гигантский чертеж, висел перед нею. Она смотрела на слегка выпуклый, в четверть мили шириной, шоколадно-серый корпус из материала КсиЛи. В нем было множество круглых отверстий, которые, очевидно, и являлись внешними концами туннелей — сингулярных пушек, описанных Пулом. Все выглядело именно так, как рассказывал Майкл. Купол снаружи напоминал огромный греческий стадион, зачем-то отправленный на орбиту; но на нем, как на фундаменте, находились скопление домиков-хижин и еще более древний каменный музейный экспонат. На краю этой надстройки Мириам заметила преследователей, уставившихся на нее; они лежали, крепко вцепившись в травянистый дерн, как розоватые мухи.

За аппаратом медленно перемещался в пространстве военный Сплайн, уплывая вдаль от Юпитера. Вся его слонообразная шкура была покрыта крапчатыми пятнышками.

Мириам почувствовала едва заметное дуновение ветерка. Слабое, неоднородное гравитационное поле медленно, но неуклонно возвращало ее в искусственную атмосферу корабля «Друзей Вигнера». По телу прошла волна нет, судорога облегчения. Смерть от удушья в открытом космосе в окрестностях Юпитера теперь ей, по-видимому, не грозила.

Аппарат медленно переворачивался, так что островок зелени постепенно удалялся, а на нее опрокидывалась огромная шоколадная стена обратной стороны корпуса аппарата. Она полностью закрыла собой даже Сплайн.

На миг Мириам ощутила одиночество в громадном пузыре хрустального голубого неба; кучки рваных облаков тянулись по периметру, скрывая от нее контуры аппарата. Было невыносимо тихо и спокойно. Она не испытывала ни страха, ни сожаления. Находясь среди бурного моря событий, она абсолютно спокойно рассматривала разворачивающуюся у нее на глазах историю, реагируя на происходящее только в момент совершения события. Она попыталась полностью освободить свой мозг, чтобы сконцентрироваться на каждом болезненном глотке слишком разреженного воздуха.

Теперь ветер подул сильнее, Мириам почувствовала, как он начал ворошить ее волосы, трепать ее спортивный костюм. Она продолжала рассматривать приближающуюся поверхность, сконцентрировав внимание на части пространства, покрытого выходными люками сингулярных пушек, где-то в двух сотнях метров от внешнего обода. Было видно, что поверхность приближается со всевозрастающей скоростью.

Серо-шоколадный купол теперь находился прямо под ней. Скорость падения увеличивалась. Теперь ее заботило только одно: как бы не угодить на край сингулярной шахты. Она знала, что КсиЛи-материал является мономолекуляром, и очень хорошо помнила острые, как бритва, края дверного проема в хижине Ширы.

Сила притяжения возле купола была примерно в четыре раза меньше, чем на обитаемой поверхности аппарата.

Но ее вполне достаточно, чтобы при падении крепко ушибиться. Она попыталась сориентироваться в пространстве, слегка согнув руки и ноги и выставив вперед ладони.

Майкл открыл глаза.

Дыхание было нормальным. Слава Богу. Он с наслаждением вдохнул вкусный, плотный и теплый воздух.

Он находился внутри металлического контейнера — шлюзовой камеры корабля. Пол… он не чувствовал под собой пола. Майкл провел рукой за спиной и обнаружил, что висит в пустоте.

Невесомость. Значит, они уже в космосе.

Когда он попробовал повернуть голову, грудь и плечи пронзила прежняя боль. Невдалеке от него висела в воздухе согнувшаяся, как вопросительный знак, Шира. Рассеянное освещение шлюза особенно подчеркивало благородную форму ее черепа. Лицо казалось особенно молодым. Струйки крови сочились из ее ушей.

Пул осторожно ощупал свое лицо. На носу и ушах запеклась кровь. Слишком резкое движение усилило боль. Он слабо застонал.

Прямо перед ним появилось лицо Гарри.

— Жив, — произнес Гарри. — Точно, жив.

Голос Пула зазвучал ужасно скрипуче.

— Здорово, Гарри, — произнес он. — Что, ближе трудно придвинуться?

Брови Гарри страдальчески приподнялись.

— Кусок мяса, — констатировал он.

— Дай мне немного поспать, — попросил Майкл, опять закрыв глаза.

— К сожалению, не дам. Через минуту мы пристыкуемся к «Крабу». Затем помчимся что есть сил. Нам надо уничтожить тот громадный живой корабль из Будущего. Или ты забыл наш план?

Майкл охнул и плотнее закрыл глаза.

Руки, колени и ступни Мириам соприкоснулись с жесткой поверхностью корпуса, ровной и гладкой, как лед, и разъехались. Отвернув лицо, она исхитрилась упасть грудью и животом.

Некоторое время Мириам лежала неподвижно. Но через несколько минут воздух вновь засвистел сквозь ее плотно сжатые зубы, а тело ощутило леденящий холод материала КсиЛи. Приземление трудно было назвать приятным.

Освещение поверхности перед нею внезапно изменилось. Мириам подняла голову и увидела, что громадная мясистая Луна появилась из-за искривленного горизонта купола.


предыдущая глава | По ту сторону времени | cледующая глава