home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ДЕДУШКА УМЕР


Ночью постучали в окно. Белый согнутый палец несколько раз ударил по стеклу. Шел дождь. Мустафа вошел в комнату. Вода текла с него, и лужи окружили его ноги. Лицо было у него мокрое, и вода продолжала струиться по его щекам. Старая рубашка была надета на Мустафе. Старые штаны прилипли к его ногам. Он оставил где-то галифе и гимнастерку.

- Учитель, - сказал он. - Учитель!

И вдруг упал на колени. Размазывая лужи, стуча коленками, с протянутыми руками он пополз к дедушке. И дедушка протянул к нему свои добрые руки.

- Учитель, прости меня. Они посылали меня за тобой. Ах, учитель, я не мог не поехать, но я просил его, чтобы он отпустил тебя… Он стрелял в воздух, чтобы там думали, что тебя убили… Борька обманул меня. Я был глупым. Я поверил ему. - И вдруг Мустафа встал, прямой и мокрый.

- Отец взял винтовку, и я возьму винтовку. Мы пойдем в каменоломни. Мы убьем всех немцев. Мы прогоним всех белых. - Он схватил руку дедушки.

- Они все-таки узнали, что ты жив. Борька им сказал. Пойдем с нами, учитель. Мы спрячем тебя.

Но дедушка покачал головой.

- Пойдем, учитель. Нас завтра уже не будет здесь. Мы уйдем далеко. Мы уйдем в каменоломни. Мы все уйдем туда. И мы не сможем защитить тебя.

Но дедушка не захотел уходить. Мустафа ушел один.

Утром Мака пришла к дедушке. У них была такая игра. Нужно было подойти тихонько сзади, закрыть дедушке глаза ладошками и спросить: «Деда, деда, а чьи ручки?»

А дедушка должен был ответить: «Знаю, знаю, моей внучки».

И вот Мака, неслышно ступая босыми ногами по гладкому полу, пошла к дедушке. Он, наверное, не ложился спать. Он так и сидел одетый, в своем кресле, спиной к Маке. Мака, не дыша, подкралась к дедушке. Вот уже ее ладошки легли на дедушкины глаза.

- Деда, деда, а чьи… - и вдруг Мака отдернула свои руки.

Дедушкино лицо почему-то было твердое и холодное…

Когда днем за дедушкой пришли немецкие солдаты, строгая мама с сухими глазами широко распахнула перед ними дверь, и они увидели вытянувшегося, лежавшего дедушку. Дедушка умер. Дедушкино сердце перестало биться. Он лежал совсем тихо, чуть-чуть нахмурив белые брови.

Немцы промямлили что-то, топчась у дверей. Из-за их спин выглянул Борька.

- Как собаку… - сказал он. - Не хоронить. Как собаку… - И спрятался опять за немецкие спины.

Мама ходила и просила коменданта. Но ее выгнали. Борька сказал вдогонку ей:

- А газеты мы все-таки найдем. И портрет. И знамя.

Уже когда стемнело, мама достала спрятанные газеты. Она расправила их. Она вынула портрет Ленина, она достала и красный флаг. Мака сидела на дедушкином кресле и смотрела, как мама складывает все в аккуратный сверток.

В комнату молча, тихо ступая па полу, вошел Зейдулла.

Мама протянула ему сверток.

- Возьми, Зейдулла, голубчик! - сказала она.

Тихие темные фигуры вошли в дедушкин дом. Сняв шапки, встали около дедушки его друзья и ученики.

Зейдулла держал в руках лопату. За плечами у него блестело дуло винтовки. И Мустафа стоял рядом с ним.

- Мы похороним тебя, учитель, - сказал Зейдулла. Он закрыл дедушку красным флагом, и несколько человек подняли дедушку. Мама и Мака, крепко держась за руки, шли за ними. Тихо прошли из дома в насторожившийся сад, потом по дороге в гору.

Луна спряталась за тучами, и в темноте, не разговаривая, неслышно ступая по траве, дедушку принесли на татарское кладбище. Каменные плиты обступили их, невысокие татарские памятники светлели между людьми. Обнажив головы, татары окружили только что вырытую могилу. Мама встала у края ее, прижимая к себе Маку.

- Прощай, учитель! Мы отомстим за тебя, - тихо сказал Мустафа.

Тяжелая земля посыпалась на дедушку, на закрывавший его красный флаг.


МУСТАФА - СЛУГА ОФИЦЕРА | День рождения | ЗОЛОТЫЕ ЗУБЫ