home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЕЯ

На краю лощины Рита увидела Оресиаса и Джамаля Атту. Оресиас стоял, уперев кулаки в бока, а старый офицер говорил в микрофон переносной рации, навьюченной на солдатскую спину.

Следом за ней из палатки вышел Деметриос, и в тот же миг с неба посыпались крупные капли, разбиваясь о лица и пятная одежду. Атта воздел руки и сокрушенно покачал головой — дескать, сил моих больше нет.

Под шквальным ветром пчелолеты точно съежились, лопасти пригнуло почти до травы. В проемах люков стояли солдаты, дымили чубуками и безучастно глядели на свирепеющий ливень. Оресиас, отдав переговорное устройство радисту и натянув на голову куртку, кинулся к Рите. Молния озарила покров туч и залила степь холодным бледным сиянием.

— В Александрейе беда! — перекричал Оресиас новый удар грома. Он затолкал под навес Риту и Деметриоса, отшвырнул куртку, расчесал согнутыми пальцами мокрые волосы и протер кулаками глаза.

Атта остался средь неистовства бури. Он снова и снова простирал руки и то ли кричал, то ли шептал, — под навесом было не разобрать.

— Хочет, чтоб его молнией убило. А что, пожалуй, это лучший выход, — проговорил Оресиас. — Восстание. Смутьяны из Мусейона постарались. Лохиас в осаде, дворец держит глухую оборону, верные императрице войска бомбят Мусейон.

— Нет! — вырвалось у Риты.

Оресиас поморщился — он разделял ее боль.

— Могли бы догадаться еще в Багдаде и Дамаске. На обратном пути помощи не будет. Погранзаставы гуннов и русов подняты по тревоге. Вряд ли они успели нас запеленговать, но больше так рисковать нельзя.

Исполненный решимости защищать хозяйку, возле Риты встал Люготорикс. Его глаза угрюмо сверкали под сведенными к переносице кустистыми бровями.

— Что же нам делать? — без тени страха, с одним лишь недоумением в голосе спросил Деметриос.

— Выполнять задание, — ответил Оресиас. — Через два часа я объявлю сбор. Попытаемся вернуться. Заберем с грузовоза все необходимое. — Он приказал нескольким солдатам заняться выгрузкой припасов и снаряжения. Снаружи, заглушая бурю, ревели двигатели танкера. Его топливные резервуары опустели, и теперь он готовился к отлету. — Спокойная и обстоятельная работа уже невозможна. Попробуем взглянуть на Врата, разузнать, что удастся, и рвануть назад, пока не нагрянули киргизы или казахские татары, или их русские хозяева.

После нового удара грома Атта выкрикнул небу проклятие и укрылся в палатке.

Рита достала Ключ и, прижав к животу, ощутила, как в ладони и мозг проникает энергия. «Успокаивает», — поняла она.

Кельт проверил автомат и сейчас переминался с ноги на ногу. Оресиас улыбнулся и отстранил полог.

Не медля больше ни секунды из боязни выказать слабость, ненавидя себя за все, особенно за вчерашние идиотские мысли о романтике, Рита вышла под проливной дождь и остановилась.

— Вон туда, — Деметриос указал в сторону склона.

— Скоро потоп начнется! — крикнула она через плечо. Мужчины, втянув головы в плечи, двинулись следом за Ритой. Только кельт шагал сквозь грозу, как ходячее дерево. Мокрые пряди волос залепили ему лицо, глаза превратились в щелочки, зубы оскалились в жуткой гримасе.

Ключ по-прежнему докладывал обо всем, что находилось и творилось окрест.

— Они на месте и не изменились, — громко оповестила Рита мужчин.

Только Люготорикс пошел за нею через ручей. Деметриос остановился на полпути, и не страх, наверное, был тому причиной, а признание ее главенства.

— Помощь нужна? — крикнул он.

— Не знаю, — ответила Рита, — Никогда этого не делала.

«А что надо сделать, чтобы расширить проход?» — спросила она Ключ. И подумала: что случится, если мы все туда войдем, не успев толком подготовиться? Ведь мы даже не представляем себе, кто или что ждет нас по ту сторону. Боги? Или враги?

Сколько бы Рита ни напускала на себя взрослый и ученый вид, она была и осталась родосской девчонкой. И не было рядом бабушки с ее мудрыми наставлениями.

Через подсознание Ключ дал понять, что надо прибегнуть к логике. Мелко подрагивали мышцы, привыкая к новому способу общения с Ключом — мгновенному переносу сигнала по нервным волокнам. На секунду Ритой овладели усталость и головокружение, но секунда минула, и она выпрямилась.

Девушка в недоумении стряхнула с ресниц несколько дождевых капелек. Она даже не заметила, как унялся ливень. Что с ней было? Обморок? Помутнение рассудка?

Она оглянулась через плечо. Люготорикс не сводил глаз с ее головы. Деметриос и Атта смотрели на Врата.

Рита перевела взгляд.

Линза поднялась выше, расширилась, сплющилась. Чарующе замерцала в свежих лучах утреннего солнца, под острым углом падающих в брешь среди облаков. Девушка обратилась к Ключу:

«Врата изменились. В чем тут дело?»

«Мы их раздвинули, — объяснил Ключ. — Ты дала команду открыться».

«И теперь можно войти?»

«Не советую».

«Почему?»

«Неизвестно, что находится по ту сторону».

«А может кто-нибудь войти с той стороны?»

«Да».

Изумление величием только что содеянного пошло на спад. «Какая жуткая красота...» Врата напоминали застывшую в воздухе дождевую каплю или хрусталик глаза огромной рыбы.

Вокруг поднималась вода, колыша побитую ливнем траву. За берег цеплялась грязная пена. Рита посмотрела под ноги, рассердилась на себя и решила выйти на сушу. И забраться повыше, а то, неровен час, хлынет сель.

Она остановилась возле Деметриоса и негромко сказала, тяжело дыша и держа Ключ на уровне колен:

— Они отворены.

— Пройти сможем?

— Он говорит, да, но опасно. Он не знает, что по ту сторону.

— Атту мы взяли, чтобы в опасной ситуации он командовал пилотами и солдатами, — напомнил Оресиас. — Сейчас, похоже, как раз такой случай. Деметриос...

— Я бы предпочел пойти, — сверкнул глазами механикос.

— Нет. — Оресиас отрицательно покачал головой. — На такой риск вы не подписывались. В отличие от меня.

Люготорикс ловил каждое слово ученых, переводя цепкий взор с одного на другого.

— Принеси вторую Вещь, — приказал Оресиас одному из солдат. Тот бегом пустился к пчелолету.

— Я не умею с ней обращаться, — призналась Рита. — Бабушка не учила.

— Непредусмотрительно с ее стороны, — хмыкнул покрасневший от азарта Оресиас. — Попробуем включить, может, разберемся... Если получится, я пойду, ну а если нет...

— За Вещи отвечаю я, — перебила Рита.

— А я отвечаю за вас, — парировал Оресиас. — Если артефакт не сработает, можно будет засунуть во Врата одну из наших зверушек. Коли она вернется живой, я пойду вторым. — Он легонько коснулся ритиной руки. — Я не круглый идиот и жизнью еще не пресытился. Будем осторожны.

Солдат спустился на дно оврага со вторым артефактом в руках. Открыв футляр, Рита достала толстый черный ремень с двумя устройствами: пультом и рециркулятором.

— Очень старые, — сказала она.

Оресиас поднял руки, и она надела ремень ему на талию.

— А как включается?

Рита подумала секунду-другую и дотронулась до пульта. Вещь не связалась с ее мозгом — видимо, была не такой «умной», как Ключ. «А что бы сделала бабушка? — спросила у себя Рита. — Заговорила бы с ней, наверное».

— Включись, пожалуйста, — произнесла она по-гречески. — Защити этого человека.

Ничего не произошло. Она еще поразмыслила и решила испробовать бабушкин английский. Когда-то этот язык давался Рите с трудом; она так и не научилась бегло говорить на нем.

— Включись, пожалуйста, — повторила она. — Защити этого человека.

И вновь — никакого ответа.

Рита рассердилась на свое невежество. «Ну почему бабушка не научила ее работать с артефактами? Наверное, к старости блестящий ум Патрикии потускнел».

— Ничего в голову не приходит, — пожаловалась девушка. — Разве что самой надеть? Может, тогда включится?

Оресиас с непреклонным видом покачал головой.

— А вдруг это опасно? Если Ее Императорское Величество еще сидит на троне, она мне голову снимет. Прежде — животное. — Он распорядился, чтобы принесли кролика.

— Я пойду, — шепнул Рите на ухо Люготорикс. Она лишь отмахнулась. Ее окружали непрофессионалы; никто (возможно, и она сама) не отдавал себе отчета, насколько уникальна эта ситуация... и опасна, причем, быть может, не только для них.

Доставили кролика — комок меха с подрагивающим розовым носом. Клетку из ивовых прутьев вместе со зверьком подвесили к металлическому крюку на конце длинного шеста.

Воды не прибывало, и Оресиас смело вошел в ручей и неуклюже двинулся по скользкому дну, держа наперевес шест с болтающейся клеткой.

— Куда его совать? — спросил он.

Рита невольно улыбнулась.

— В середину.

Оресиас поднял длинную жердь и приблизил клетку к центру блистающей линзы.

— Так годится?

Точно по волшебству, клетка с кроликом исчезла.

— Да... — тихо и с благоговением в голосе отозвалась Рита. Она попыталась вообразить, как из этой линзы выпадает Патрикия и приземляется в оросительном канале.

— Подержу несколько секунд. — В руках Оресиаса трясся шест.

С севера донесся глухой топот. Стоявший над обрывом Джамаль Атта вздрогнул и повернул голову.

— Татары! — закричал он. — Киргизы! Их сотни!

Оресиас побледнел, но не опустил шеста.

— Где?

Люготорикс тигриными прыжками помчался на обрыв. Рита не знала, что и делать — остаться рядом с Оресиасом или бежать следом за кельтом и выяснять, в чем дело. Вокруг пчелолета шумели солдаты. Топот нарастал.

— Конница и пехота! — прокричал сверху Люготорикс. — Близко! В двух стадиях, не больше!

— Чей флаг? — От натуги у Оресиаса дрожали руки и торс. Линза висела неколебимо, пряча в себе клетку, как невидимый люк в потолке над сценой прячет конец веревки факира.

— Нет флага, — сказал Атта. — Это киргизы! Надо бежать!

Конвульсивным рывком Оресиас выдернул клетку из Врат. На дне ее Рита увидела безжизненное красно-серое пятно; в следующий миг Оресиас метнул шест через ручей и сам бросился к берегу. Девушка и ученый склонились над кроликом. Он был мертв. Он вообще мало походил на животное.

— Что с ним? — спросила Рита.

— Взорвался, похоже... или растерзан. — Оресиас потрогал ивовые прутья — они остались невредимы. На траву и грязь текла тонкая струйка крови. Ученый отцепил клетку от шеста и торопливо засунул ее в прорезиненный заплечный мешок. По склону сбежал Люготорикс и схватил Риту за предплечье. В руке он держал автомат.

— Надо идти, — твердо сказал он.

Рита не стала упираться.

На краю обрыва они ненадолго задержались, чтобы собрать Вещи. Солдаты с ящиками бежали к пчелолету; один из них упал и вскрикнул. Рита решила, что в него попала пуля, но он встал и поднял свою ношу.

Она поглядела на север. Оттуда к лагерю быстро приближалась черная полоса; трава доставала лошадям до холок. Из-под копыт летели комья мокрой земли, а гортанные голоса седоков, перекрывая топот, сливались в пение, похожее на вой стаи волков. Кое-кто махал длинноствольной винтовкой или саблей.

Вдруг позади конницы, из-за низкого холма, поднялся легкий многокрылый чайколет и зажужжал, как летняя саранча. Он опередил всадников, набрал высоту, затем поднял крылья почти вертикально и промчался над лагерем всего локтях в пятидесяти; кибернетес и наблюдатель на заднем сиденье пытались разглядеть пришельцев. Рита отчетливо увидела длинную черную подзорную трубу в руках наблюдателя. Затем огромные ручищи Люготорикса схватили ее под мышки, оторвали от земли и понесли к ближайшему пчелолету. Оресиас бежал вдогонку. Оглянувшись, Рита увидела Джамаля Атту: раскинув руки, он бежал к солдатам, забравшим с грузового самолета новую партию ящиков. За спиной Атты развевалась плащ-накидка.

— Бросай! — скомандовал он. — Живо на борт!

Киргизы уже скакали по лагерю. Несколько верховых съехали в балку и, едва не налетев на Врата, поднялись по другому склону. Лошади ржали, раздували ноздри, роняли комья пены.

Всадники носили черные лосины поверх темно-серых штанов, свободные куртки фуксинового цвета, прихваченные на поясе шнурком, и кожаные шапки; клапаны, прикрывавшие уши, подлетали на скаку.

Конники гарцевали вокруг палатки, крича и целясь из винтовок. Среди солдат кто спрятался в траве, опустившись на колени, а кто стоял во весь рост, не осмеливаясь поднять оружие и только шаря по сторонам круглыми от страха глазами. Ойкуменян явно превосходили числом. К тому же снова хлынул ливень, добавив суматохи.

Кельт втолкнул Риту в люк пчелолета, запрыгнул туда сам, прижал девушку к переборке и застыл у люка с автоматом наизготовку. Гвардейцы укрылись в грузовозе, а кто не успел — под фюзеляжем, чтобы не попасть под копыта.

Всадников было не меньше трех сотен.

На втором пчелолете заработали моторы. Рита перебралась к другому борту и через низко расположенный иллюминатор увидела медленно раскручивающиеся пропеллеры. Вокруг с криками носились киргизы, размахивая своими саблями. К Рите подполз Оресиас. Сзади кашлянул Деметриос.

— Никому не дадут уйти, — сказал он.

Не без достоинства в осанке Атта шагал между четырьмя киргизами, чьи кони приплясывали и вставали на дыбы. Офицер оглядывался по сторонам, на его лице застыла свирепая ухмылка. «Хочет показать, что не боится», — догадалась Рита.

Деметриос подкрался к соседнему иллюминатору.

— А что с кроликом? — спросил он.

— Подох, — с досадой ответил Оресиас. — Везет же нам в этой экспедиции!

— Почему подох?

— Его разжевали и выплюнули. — Оресиас обжег механикоса диким взглядом. — Да какая разница? Может, с нами то же самое сделают через минуту-другую.

Окруженный конниками, Джамаль Атта говорил со смуглым малым в казакине из толстого, насквозь промокшего сукна, отчего киргиз выглядел вдвое упитанней, чем был на самом деле. Всадник махнул длинным кривым мечом, едва не разрубив Атте ребра, а тот будто и не заметил: вымокший до нитки, он сохранял поразительное спокойствие. Лицо его было залеплено длинными мокрыми прядями волос.

Всадники сгоняли пленных солдат в толпу. Рев двигателей второго пчелолета сменился печальным стоном; из турбин больше не било пламя, пропеллеры останавливались.

— Сдается, — сказал Оресиас. — А что еще делать?

Рита все еще прижимала к груди Ключ. Опустив голову ниже края иллюминатора и одну за другой оторвав от устройства дрожащие руки, она сосредоточила мысли на дисплее. Появились Врата — все тот же красный крест — и дымка, обозначающая, видимо, дождевую тучу над обрывом. Появление всадников Ключ, скорее всего, не счел достойным внимания. Но с крестом что-то происходило. Вокруг него появилось красное кольцо, затем другое, третье. Кольца разделились на три одинаковых сегмента и завертелись вокруг креста.

«В чем дело?»

«Врата все еще раскрываются», — доложил Ключ.

«Почему?»

«Команда с той стороны».

Рита обмерла. До сих пор она испытывала все, что угодно — потрясение, усталость, изумление, — кроме страха. А теперь у нее душа ушла в пятки.

«Что мы наделали?» — прошептала она. И, закрыв глаза, принялась молиться, горько жалея, что рядом нет Патрикии.

Перед люком пчелолета, словно из-под земли, возникли трое конников. Они вопили и размахивали оружием. Оресиас встал и поднял руки, показывая, что безоружен. Передний всадник — с непокрытой лысой головой и длинными, тонкими усами — жестом велел Оресиасу выйти.

— По-гречески говоришь?

— Да, — ответил Оресиас.

— С тобой хочет потолковать наш стратегос... Ты Оресиас?

— Да.

— Ты тут командуешь? Вместе с этим арабом Джамалем Аттой?

— Да.

— Зачем пожаловали? — Лицо конника выражало откровенное любопытство. Неожиданно он угрожающе потряс мечом. — Нет. Стратегосу расскажешь. И араб расскажет. Всех допросим!

Оресиас спрыгнул на траву, вслед за тройкой верховых обогнул пчелолет и приблизился к Атте и толстяку в казакине. Ритино внимание разделилось между ученым и Ключом. Кольца вокруг креста слились в одно пятно; это, объяснил Ключ, указывает на силу Врат. Затрачено много энергии. Рите больше не удавалось отличить Врата от балки.

— Что-то происходит, — сказала она Деметриосу. Он опустился подле нее на колени; с мокрых кудрей капало. Все спутники Риты походили на мокрых котят. Деметриос протянул руку, и девушка позволила механикосу взяться за рукоять Ключа и подтянуть тот к себе. У него расширились зрачки.

— Боги! — произнес он. — Это же кошмар!

— Наверное, татары ничего странного не видят, — предположила Рита. — А Врата раскрываются, набирают силу.

— Зачем?

— Чтобы кого-то пропустить, — ответила Рита.

— Может быть, еще кого-нибудь вроде вашей бабушки? — Люготорикс положил автомат в нишу лебедки — не на виду, зато под рукой. На тот случай, если киргизы решат их обыскать.

Рита отрицательно покачала головой. Ей было жарко. Почти как в лихорадке.

«Там не люди, — сказал Ключ. — Способ открытия Врат не человеческий».

Деметриос ошарашенно посмотрел на Риту. Он хорошо разобрал сообщение прибора, но не знал, как к этому отнестись.

«Скоро они войдут?» — спросила Рита.

«Врата отворены. Когда через них пройдут, определить невозможно».


ГОРОД ПУХ ЧЕРТОПОЛОХА | Бессмертие | ПУХ ЧЕРТОПОЛОХА, ПЯТЫЙ ЗАЛ