home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ПУХ ЧЕРТОПОЛОХА

Корженовский пересек терминал Шестого Зала и остановился около Мирского под прозрачным сводом. Аватара — на взгляд Корженовского, такое обозначение было наиболее подходящим — неподвижно смотрел в дальний конец зала, на стену, покрытую ковром механизмов.

— Это великолепно, — промолвил Мирский. — Впечатляющие достижения. — Он улыбнулся Инженеру: — Сколько времени вам еще нужно, чтобы поставить диагноз?

— Три дня. В зале полным-полно дублей. Все самое важное, похоже, в исправности.

— А оружие?

Корженовский вглядывался куда-то вверх, сквозь стекло, уже испятнанное нечеткими узорами дождя, той самой воды, что веками очищала и охлаждала механизмы Шестого Зала.

— Его изготавливал не я. И очень мало о нем знаю. Но, думаю, оно тоже готово к бою. Почти всю свою историю Гекзамон полагался на машины, без них ему было бы не выжить. Мы уважаем свои творения и строим на совесть. Этого требует инстинкт.

— Долго еще до открытия? — спросил Мирский.

— График не менялся. Две недели, максимум месяц, если Ланье и Рам Кикура не сорвут обращение и голосование.

— А если дадут приказ, вы его выполните? Откроете Путь?

— Выполню, — ответил Корженовский. — Ведь то будет воля рока, верно?

Мирский рассмеялся, и Корженовский впервые услыхал в голосе аватары не совсем человеческий тембр. Или показалось? Как бы то ни было, ему стало не по себе.

— Да, воля рока, — сказал Мирский. — Мне доводилось встречать богоподобных существ, так ведь и им рок частенько смешивает карты.


ГАВАЙСКИЕ ОСТРОВА | Бессмертие | ЗЕМНОЙ ГЕКЗАМОН, ОСЬ ЕВКЛИДА