home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ПУХ ЧЕРТОПОЛОХА, ОРБИТАЛЬНЫЕ ОБЪЕКТЫ И ЗЕМЛЯ

Корженовский поднял ком белого «теста», и тот чуть слышно зашипел в его руках. «Тесто» появилось шесть лет назад, после неудачной попытки создать Врата без Пути. Провал не стал достоянием гласности, а зря — вместо Врат Инженер получил новую форму материи, совершенно инертную и не обладающую (пока) полезными свойствами. Шесть лет исследовательской работы не такой уж большой срок...

Корженовский положил ком обратно на лоток из черного камня, выпрямился и окинул лабораторию прощальным взглядом. Он расставался с ней на несколько месяцев, а быть может, и насовсем. Результаты голосования mens publica уже были подсчитаны и оглашены. Две трети избирателей — больше, чем он ожидал, — высказались за открытие и постоянную эксплуатацию Пути.

У Фаррена Сайлиома не осталось выбора.

Корженовский включил роботов-часовых и дал дублю последние инструкции. Если он не вернется в лабораторию, но придет кто-нибудь другой, дубль встретит гостя и посвятит во все дела.

По правде говоря, Корженовскому хотелось поскорее возвратиться в Шестой Зал и приступить к работе. В душе постоянно звучал слабый, но упрямый голосок: то ли откликался эхом на веление обстоятельств, то ли сам каким-то малопонятным образом будил нетерпение; неугомонный голос того, что вошло в восстановленное «я» Инженера, — голос тайны Патриции Луизы Васкьюз.

Корженовский собрал лабораторные журналы и миниатюрные инструменты — все необходимое для начала работы с Путем, — а затем приказал лаборатории закрыться наглухо.

— Стереги как следует, — велел он крестообразному часовому, удаляясь от куполов. На краю лагеря остановился и нахмурился. Странно. Разговаривать с роботами совершенно не в его привычках. К ним он относился как к обычным полезным машинам, коими они и являлись.

Инженер забрался в кабину вездехода. Впереди лежали километры песка и щебня, за ними — железнодорожная станция города Второго Зала.


Дубль Сули Рам Кикуры не жалел красноречия, добиваясь освобождения из-под домашнего ареста. Вспомогательный суд в городской памяти Оси Евклида отклонил иск под тем предлогом, что в период действия закона о ЧП только телесные представители имеют право апеллировать к суду. Это было настолько дико, что Рам Кикура даже не рассердилась. В ее душе давно выгорел гнев, осталась только тоска.

О неудаче своего посланника она узнала у себя в квартире. Открыто возражать против восстановления Пути было уже не то что опасно, а попросту неловко, бестактно, если толковать это слово шире. Право и политика Гекзамона десятки лет основывались на знании границ, за которыми лежат хаос и бедствия. Президент и председательствующий министр точно оценили умонастроения граждан орбитальных тел и делали все от них зависящее, чтобы не переступить рамки своих должностных обязанностей и при этом выполнить волю mens publica и Нексуса.

Похоже, они исполнились мрачной решимости показать всему свету крайности этого выбора, наказать Гекзамон (и даже своих идеологических сторонников) за то, что он взвалил на их плечи эту тяжкую ношу.

Рам Кикуре запретили входить в любые хранилища информации, даже не дали поговорить с Корженовским и Ольми, сухо сообщив, что те «честно выполняют свой долг, делают все, что в их силах, для выполнения чрезвычайного плана». А она не желала идти ни на какие уступки. У Рам Кикуры — свои границы, и будь она проклята, если переступит их!


Весна подарила Новой Зеландии прекрасную погоду и очаровательных ягнят. Ланье коротал время, пестуя небольшую отару черноголовых овец, Карен ему помогала, когда забывала про свои беды и опасения. Прикованная волей Гекзамона к дому и долине, она быстро сдавала. Шалили нервы, все валилось из рук.

Они жили и работали бок о бок, но в отношениях друг с другом блюли дистанцию. Азарт, разбуженный в душе Ланье Мирским, угас. Он не думал о завтрашнем дне. Будущее его почти не интересовало.

Когда-то он преклонялся перед Гекзамоном и его идеалами. В последние годы он лишь издали следил за переменами в жизни орбитальных объектов, за увеличением числа проблем, которые угрожали, подобно лавине, вот-вот похоронить под собой буквально все. Погрязнув в собственных нуждах и заботах, тот самый Гекзамон, что спасал планету, все-таки предал и Ланье, и Карен. Предал Землю. Не довел Возрождение до конца. И, наверное, уже никогда не доведет, что бы ни утверждали станции, вещающие по ночам с орбитальных тел. Больше всего Ланье бесили обтекаемые, слащавые ежесуточные сводки об успешном приближении открытия Пути. Дикторы то и дело упоминали о Возрождении — будто бы оно продолжалось.

«Я всего лишь одинокое человеческое существо, — говорил себе Ланье. — Я увядаю, как лист на дереве, и это правильно. Мне тут уже не место. Жизнь кончена. Ненавижу эти времена и не завидую тем, кому суждено родиться. Будь рядом Мирский, мы бы еще повоевали, ведь за ним наверняка стоят сила и мудрость, которых никому из нас не обрести...»

Но Мирский исчез. Уже несколько месяцев его никто не видел.

Пора спать, подумал Ланье. Лечь, уснуть, избавиться на время от болезненных раздумий. Руки уперлись в деревянные подлокотники, тело двинулось вверх... Казалось, он зацепился за что-то брюками.

Он озадаченно перегнулся через подлокотник, и тут в голове словно взорвалась бомба.

В глазах потемнело. Ланье судорожно вцепился в подлокотники, чувствуя, что не в силах выпрямиться.

В мозгу с лязгом съехались створки дверей и преградили путь во все хранилища воспоминаний. Карен... Где Карен?

Точно так же умер его отец, который был тогда еще моложе, чем Ланье сейчас. Никакой боли. Внезапный конец... И ничего не сказать на прощание. Не вымолвить даже: «О Господи!».

В темноте, что стояла перед глазами, возник радужный зев туннеля.


ГОРОД ПУХ ЧЕРТОПОЛОХА | Бессмертие | ПУХ ЧЕРТОПОЛОХА