home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ЗЕМЛЯ, КРАЙСТЧЕРЧ

Бледная, изнуренная недосыпанием, Карен сидела в приемном покое крайстчерчской клиники. С того момента как она обнаружила тело мужа, прошло тридцать часов, но техники все еще не могли сказать ничего определенного насчет импланта.

Ее кресло стояло напротив окна. Снаружи, на городских улицах, было шумно; в толпе вокруг клиники хватало и граждан Земли, и людей в зеленой форме Гекзамона. Менее получаса назад им сообщили об эвакуации, и теперь Карен боялась, что посреди этой великой суматохи до ее супруга уже никому не будет дела, что Гекзамон позабыл о них обоих.

Она посмотрела на руки. Прибыв в клинику, она тщательно вымыла их в туалете, но теперь увидела, что под ногтем указательного пальца все-таки осталось пятнышко засохшей крови. Крови мужа... Она сосредоточилась на этом пятнышке и закрыла глаза.

Воспоминания не желали отступать. Вновь и вновь она разрезала кожу на его шее, копалась в ране, доставала имплант и прятала в карман, затем на громоздком «АТВ» везла тело и имплант в Твизель... И там ждала — не час и не два, — пока разойдутся тучи и шаттл доставит ее в Крайстчерч.

А бесполезное тело осталось в Твизеле.

Мысли блуждали, как неприкаянные сироты. «Мы так много лет прожили вместе, и так мало — порознь... Потом снова вернулись друг к другу... Почему же он ушел?»

Люди созданы для горя и сомнений, а не для уверенности и счастья.

Техник — не тот, которому она вручила имплант, а другой — вышел в приемный покой, огляделся и увидел ее. Она сразу обратила внимание на профессионально поджатые губы. «Беда!» У Карен полезли кверху брови, рот растерянно приоткрылся.

— Миссис Ланье?

Она едва заметно кивнула.

— Вы уверены, что имплант принадлежал вашему мужу?

У Карен округлились глаза.

— Уверена. Я сама его вынула.

Техник развел руками и повернулся к окну.

— Он мертв? — нервно спросила Карен.

— В импланте нет личности вашего мужа, миссис Ланье. Там совсем другая личность. Женского пола. Целостная. Мы не знаем, кто это, она не зарегистрирована в наших файлах, однако...

— Да вы что?

— Если это имплант вашего мужа, то я не понимаю...

Она вскочила.

— А ну отвечайте! Что случилось?

Техник быстро покачал головой. Ему явно было не по себе.

— В импланте находится молодая женщина примерно двадцати одного года. Видимо, некоторое время она была в стазисе... лет двадцать, по нашим прикидкам. Она совершенно не в курсе сегодняшних событий, и это доказывает, что ее психика записана давно. Ее индекс...

— Этого не может быть, — сказала Карен. — Где мой муж?

— Не знаю. Вам что-нибудь говорит имя Андия?

— Что?

— Андия. В идентификате женщины — это имя.

— Так звали нашу дочь. — Карен почувствовала, что вот-вот потеряет сознание. Придерживаясь за подлокотник кресла, женщина медленно села. — Что с моим мужем?

— Пока мы смогли лишь поверхностно изучить имплант. В нем только одна личность, и она утверждает, что ее зовут Андия. Я не знаю, что произошло с вашим мужем.

Карен изумленно покачала головой.

— Но она же пропала... Двадцать лет...

Техник беспомощно пожал плечами.

Гарри... Его заставили носить имплант. Это было невозможно, лежало за гранью надежд, мечтаний и кошмаров. Вернуть себе дочь в обмен на мужа... Что это, чудо? Или извращенный фокус?

Нет. Гарри обвел их вокруг пальца. Но он не мог этого сделать без посторонней помощи.

Она посмотрела на техника, решив любой ценой удержаться от слез. Чтобы не упасть в обморок, надо, пожалуй, встать и пройтись. Она медленно, осторожно поднялась, заставила себя успокоиться, усилием воли прогнала тошноту. Необходимо что-нибудь сказать. Продемонстрировать рациональную реакцию...

— А с ней можно поговорить?

— К сожалению, нет. Для этого нужно расширить оперативную память. Ваша дочь — гражданка Земли?

Карен проследовала за техником в регистратуру и ответила на его вопросы. Спустя некоторое время удалось найти заархивированную личную карту Андии, которую завели в клинике, когда девочке ставили имплант. Все сходилось точь-в-точь.

— Это настоящее чудо. — Видимо, техник не поверил Карен. Он ведь не сам вынимал имплант из головы ее мужа. — Я позабочусь о расследовании в соответствии с законом.

Она кивнула. Оцепенение уже распространилось по всему телу. Одной решимости держать себя в руках было мало: Карен чувствовала, как ее раздирают горе, страх, изумление и надежда.

«Я потеряла Гарри, зато нашла дочь».

Необъяснимо.

Она никогда не верила в высшие силы. Ее учили с детства, что религия может дать лишь призрачное утешение. Но сейчас она могла думать только о Мирском.

«Если Гарри с тобой... Если это ты его забрал, то, пожалуйста, позаботься о нем. — Мольба адресовалась русскому аватаре и силам, что стояли за ним. — И спасибо, что вернул мне дочь».

Целый час, пока доктора выкарабкивались из паутины законов и должностных инструкций, Карен одиноко прождала в тесном кабинете. Даже прикорнула. Когда ее разбудил возвратившийся техник, она почувствовала себя гораздо лучше. Оцепенение исчезло.

— Мы добились для Андии реинкарнации, — сообщил техник. — Она в списках, но, боюсь, вам придется подождать. Похоже, впереди горячие денечки, а то и месяцы. Пришло распоряжение подготовить клинику для работы в чрезвычайном режиме. Временно мобилизуются все шаттлы в округе, да и машины... Я могу устроить, чтобы вас отвезли домой на шаттле «скорой помощи». Но он вылетает примерно через час.

Карен махнула рукой. Дома ее никто не ждал.

— Я лучше здесь останусь. Может, пригожусь вам.

— Пожалуй, — с сомнением произнес техник. — Мы подняли досье вашей семьи... Извините, но этого требовали обстоятельства. Никто из нас не понимает, что случилось. — Он растерянно покачал головой. — Ваша дочь погибла в море. Вы никак не могли достать ее имплант вместо импланта супруга.

Она кивнула, грустно и смущённо улыбаясь.

— Вам самой не нужна помощь?

— Нужна, — ответила она через секунду. — Я бы хотела поговорить с дочерью, как только появится возможность.

— Разумеется, — сказал техник. — Советую поспать в этом кабинете. Мы вас позовем.

— Спасибо. — Она оглядела кабинет и решила лечь на операционный стол.

«Андия...»


ГОРОД ПУХ ЧЕРТОПОЛОХА | Бессмертие | ГОРОД ПУХ ЧЕРТОПОЛОХА