home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ЗЕМЛЯ

Половина дома Ланье (из камня, вырубленного века назад и грубо отесанных бревен) гнездилась на каменно- бетонном цоколе, глубоко врытом в тенистый склон холма. Другой половине исполнилось сорок лет, и она выглядела современнее: белая, аскетичная, но удобная, с новой кухней и помещениями для необходимого в его деле оборудования. Техника эта и по сей день томилась в бездействии у стены его кабинета — пульт управления коммуникативными и вычислительными устройствами, позволяющий следить за ситуацией практически в любой точке Земли и поддерживать связь с Земным Гекзамоном через Крайстчерч и орбитальные объекты. Вот уже шесть месяцев Ланье не заглядывал в кабинет.

Он сел и включил пульт. Появился вращающийся красный пикт контроля за состоянием системы и вскоре превратился в подвижное изображение Земли, как ее видят с Камня: шар, обвитый спиралью ДНК.

Ровный механический голос осведомился:

— Чем могу служить?

— Мне нужно поговорить с Ольми. Или Конрадом Корженовским. Лучше с обоими.

— Вызов официальный или частный?

— Частный, — ответил Ланье.

— В настоящее время господин Ольми воздерживается от контактов, — доложил пульт. — Я нашел господина Корженовского.

В кабинете, метрах в двух от Ланье, спроецировалось изображение Корженовского. Легендарный Инженер, некогда оставивший проект «Возрождение», чтобы заняться фундаментальными исследованиями, внимательно посмотрел на Ланье:

— Гарри! Как поживаешь? А Карен?

— Спасибо, у нас все замечательно. Господин Корженовский, этот человек настаивает на разговоре с вами. — Ланье откашлялся. — Он утверждает, что...

— Он удивительно похож на генерала Павла Мирского, правда? — внезапно, посмотрев в сторону гостя, заметил Корженовский.

— Вы не ошиблись, — вмешался пришелец.

— Гарри, этот человек Павел Мирский? — спросил Корженовский.

— Не знаю. Он меня поджидал на горе.

Мирский слушал с непроницаемым лицом. Корженовский помолчал, размышляя. «Он все еще носит в себе часть Патриции Луизы Васкьюз, — подумал Ланье. — Видно по глазам».

— Вы бы не могли через два дня доставить его в Первый Зал Пуха Чертополоха? — обратился к нему Инженер.

В душе Ланье тотчас всколыхнулись тревога, обида и старое неукротимое возбуждение. Как давно он отошел от важных дел...

— Наверное, я смогу это устроить.

Ланье был сбит с толку, раздосадован и заинтригован.


ГЕЯ; ПОД АЛЕКСАНДРЕЙЕЙ; ГОД АЛЕКСАНДРОСА 2345-й | Бессмертие | ПУХ ЧЕРТОПОЛОХА