home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ОСЬ ЕВКЛИДА

Узница Гекзамона получила свободу. Теперь Сули Рам Кикура могла в любую минуту покинуть собственную квартиру, превращенную на время в тюрьму, и разобраться в запутанных и противоречивых событиях этих недель.

Ее не оставляла мысль, что Ольми играл во всем этом не последнюю скрипку. Вероятно, знал даже всю подноготную.

Злость и обида отступили под напором чувства долга. Прежде всего надо было удостовериться, что уничтожение Пуха Чертополоха, если оно случится, не повлечет за собой гибели орбитальных тел или Земли. Самостоятельно разобраться в технической стороне этой проблемы она не могла — не хватало опыта, и даже от имплантов, задействованных на полную мощность, проку было мало. Спасибо и на том, что открыты и не контролируются каналы связи. Она решила поговорить с Джудит Хоффман и спустя некоторое время связалась с ее земной резиденцией в Южной Африке.

Там дежурил дубль, получивший указание отвечать только избранным, в том числе Рам Кикуре. «Хоффман, — сообщил дубль, — до самого конца эвакуации оставалась на Пухе Чертополоха, а теперь возвращается на Ось Евклида. При необходимости возможен контакт, если только линии связи с моим оригиналом не заблокированы властями Гекзамона».

Рам Кикура очень не любила вмешиваться, однако на этот раз не колебалась.

— Буду весьма благодарна, если вы соедините нас.

Дубль удостоверился, что линия открыта, и в гостиной Рам Кикуры появилась Джудит Хоффман. Она сидела в белом кресле-протее шаттла и выглядела усталой и несчастной.

— Сули! — воскликнула она, но тотчас отказалась от попыток изобразить вежливую радость. — Беда! Никак не можем перейти к третьему этапу... Если и дальше так пойдет, мы все потеряем...

— Ты знаешь, что происходит?

Хоффман развела руками.

— Еще не до конца. Председательствующий министр поднял на ноги все Силы Обороны.

— Знаю. Я уже на воле.

— Новое открытие привело к катастрофе. Говорят, в Пути возникли конвульсии, но трудно поверить, что Корженовский мог этого не учесть.

— Мирский? — предположила Рам Кикура.

Хоффман обеими руками потерла шею.

— Нас предупреждали.

Цветовой фон изображения переменился. Недоуменно вскинув брови, Хоффман поглядела влево, сквозь прозрачный корпус шаттла.

— Что это? — спросила она соседей.

Рам Кикура уловила приглушенные голоса и посмотрела в окно своей квартиры, на арку тьмы за краем того, что когда-то было щелью Пути. Тьма окрасилась призрачной голубизной.

— Что-то не так, — произнесла Хоффман. — Связь...

Она растаяла под беззвучное шипение белых полос. Рам Кикура велела показать ей шаттл снаружи, но в тот же миг передумала.

— Где Пух Чертополоха? — спросила она. — Покажи.

Спроецированная красная линия мерцающей змейкой опоясала белый объект величиной с зернышко фасоли. Сияние исходило не от Пуха Чертополоха и не из его окрестностей, а отовсюду, со всех сторон космоса.

Фасолевое зернышко разгоралось на глазах.

— Увеличить, — приказала Рам Кикура, зная, что на всей Оси Евклида десятки тысяч граждан поступают точно так же. На орбитальном теле заработали все усилители и фильтры сигнала; из-за перепадов напряжения проекция в квартире Рам Кикуры то и дело исчезала.

Наконец появилось изображение Пуха Чертополоха — увеличенное и очень четкое. Корабль-астероид окружала тускло-голубая корона, северный полюс глядел в противоположном направлении от Земли и всех орбитальных объектов. А южный сиял. За ним возникали и разбегались концентрические круги из люминесцентных крапинок; свечение колец усиливалось, и вскоре они образовали сплошное гало.

На астероиде включили двигатели Бекмана, в этом Рам Кикура не сомневалась. После Разлучения ими не пользовались, и вот Пух Чертополоха снова убегает от Земли и орбитальных объектов. Умозрительная перспектива стала реальностью — Пух Чертополоха шел навстречу гибели.

Что-то подсказывало ей: Ольми — на корабле-астероиде или даже в самом Пути.

Как и Ольми, Рам Кикура не умела плакать. Она сидела в напряженном молчании и разглядывала Пух Чертополоха. Долго ли смогут удерживать астероид сенсоры Оси Евклида?

Пламя двигателей Бекмана разгоралось, засвечивая изображение. Над кратером южного полюса длинным неистовым смерчем на фоне голубизны вился след уничтоженной материи, Цвета и прочие детали сохранялись вопреки всякой логике и уже казались неестественными, как будто проектор показывал нечто далекое и прекрасное, но вряд ли существующее в действительности.

«Мне больно, — подумала Рам Кикура. — Я знаю, что ты остался там. И что мой дом, где я родилась, росла и работала, — в Пути».

Импланты умело и спокойно снимали эмоциональную перегрузку. И все-таки смотреть было тяжело. Но она не отводила взгляда.

«Это мое прошлое. И я должна видеть его кончину».


предыдущая глава | Бессмертие | ЗЕМЛЯ