home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Игра в «войнушку»

Как правило, у человека в условиях неожиданно возникшего шока обостряется восприятие, и он в такие моменты запоминает детали окружающей обстановки, на которые в обычной ситуации не обратил бы внимания.

К примеру, вряд ли вы в состоянии вспомнить, что ели на завтрак даже неделю назад, если в это время не произошло ничего экстраординарного. Однако если во время завтрака за окном кухни покажется голый зад соседа, то этот завтрак вы, скорее всего, запомните надолго (и сосед, в зависимости от вашей реакции, тоже). Помимо того, что вы клали в рот, память сохранит все, с чем ваши органы осязания в тот момент «столкнулись»: где вы сидели, в каком месте стояла солонка, во что вы были одеты, какая музыка звучала по радио, о чем вы думали, как располагался ломтик ветчины на бутерброде и даже вкус этой ветчины на языке. И затем, каждый раз сооружая бутерброд с такой же ветчиной, вы невольно будете возвращаться к данному эпизоду. Более того, это явление имеет и обратный эффект: увидев чей-то голый зад, вы с большой долей вероятности будете вспоминать тот самый злополучный завтрак.

Не дай бог вам, конечно, увидеть во время завтрака соседский зад у себя в окне, а привел я его лишь как пример, иллюстрирующий то, что в психологии называется импринтингом. Или по-русски – запечатлением. Чем сильнее испытанный шок, тем глубже импринтинг, тем дольше эти образы будут сохраняться в памяти и тем прочнее закрепятся ассоциации одного с другим. Полагаю, что каждый из нас может вспомнить хотя бы один подобный случай импринтинга в своей жизни, когда вроде бы рутинное событие под действием некой шоковой «приправы» впечатывается в сознание в мельчайших деталях и впоследствии снова и снова всплывает в результате закрепленных ассоциаций.

Теперь, собственно, то, ради чего я развел всю эту демагогию. Когда-то я был жаворонком и начинал свой рабочий день в 7 утра. В 2001 году я еще жил в Лос-Анджелесе и 11 сентября выехал из дома около 6:30 по местному времени, когда в Нью-Йорке было 9:30. Включив радио, через несколько минут я услышал шокировавшую весь мир новость о том, что два самолета врезались в башни ВТЦ. Скромно опущу первую вырвавшуюся у меня фразу... Но я точно помню, что ехал в этот момент по Голливудскому бульвару мимо кинотеатра Chinese. Я запомнил, что впереди меня ехала темно-зеленая Тойота-Королла. Я запомнил время на электронных часах своей автомагнитолы – 6:36. Я слушал утреннее радиошоу Рика Диза. Среди прочей информации, не имеющей отношения к теме этой главы, я отчетливо запомнил его слова о том, что, по предварительным данным, угнано восемь (!) пассажирских самолетов. Я это помню настолько отчетливо, словно это было вчера. Импринтинг.


Тайное не станет явным | 11 сентября: вид на убийство | Тяжело в учении...