home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Вторая древнейшая профессия

В своей книге Социалистические Штаты Америки я приводил слова бывшего главного редактора газеты New York Times Джона Суинтона (John Swinton). Да простит меня читатель за повтор, но они стоят того, чтобы воспроизвести их здесь снова. В 1953 году Суинтона в престижном нью-йоркском пресс-клубе попросили произнести тост за независимую прессу. Знай присутствующие содержание его «тоста» заранее, вряд ли стали бы настаивать на своей просьбе. А сказал Суинтон следующее:

На сегодняшний день в мировой истории такого понятия, как «независимая пресса», в Америке не существует. Вы это знаете, и я это знаю. Среди нас нет никого, кто посмел бы высказать в печати свое личное мнение, а если и посмел бы, то заведомо зная, что оно никогда не будет опубликовано. Мне каждую неделю платят деньги за то, чтобы я держал свое личное мнение при себе. Вам тоже платят деньги за аналогичные вещи, и если кто-то из вас будет настолько глуп, что напечатает свое личное мнение, он сразу же окажется на улице в поисках новой работы. Если бы я позволил себе напечатать в газете свое мнение, то не прошло бы и суток, как остался бы без работы. Или, что вполне вероятно, был бы попросту убит.

Работа журналиста заключается в сокрытии правды, в откровенной лжи, в искажении фактов, в очернении, в подлизывании к монстру, чтобы продать эту страну с целью прокормить его. Вы это знаете, и я это знаю. Что за чушь – тост за независимую прессу? Мы – инструменты и вассалы богачей за кулисами. Мы – марионетки: они дергают за ниточки, а мы пляшем. Наши таланты, наши возможности и наши жизни являются чужой собственностью. Мы – интеллектуальные проститутки, шлюхи. Больше никто!

Удивительно, но за полвека ровным счетом ничего не изменилось, и освещение событий 11 сентября лишний раз это подтверждает.

Но однобокая подача материала – это еще полбеды. Любые отснятые интервью, которые не укладывались в официальную теорию заговора, монтировались таким образом, чтобы в нее, в конечном итоге, уложиться. В качестве примера снова обратимся к показаниям Уильяма Родригеса. В сентябре 2006 года телеканал ABC взял у него интервью, в котором он в очередной раз повторил историю про первый взрыв в подвале и про второй – от удара самолета. Однако вот в каком виде его интервью с комментарием журналистки вышло в эфир:

Уильям Родригес работал в северной башне. Утром 11 сентября он был в подвальном помещении: «Я услышал: „бум“! Это был оглушительный взрыв, который подбросил нас вверх! Мы не могли понять, что это...». Это был первый захваченный самолет, который врезался в башню.

Препарирование в лучшем виде! Нужно ли к этому еще что-то добавлять? Не нужно, но можно: несмотря на то, что Родригес давал показания и перед комиссией Кина во время слушаний, ни одно слово, сказанное им, не попало в официальный отчет. Более того, там даже не упоминается его имя.

Но если запись интервью всегда можно смонтировать, то как быть с приглашенными в студию строптивыми гостями, которые имеют наглость высказывать точку зрения, отличную от официальной? Ну, во-первых, их появление в эфире можно предварить таким вступительным словом, что мнение приглашенного гостя уже не будет иметь особого значения для зомбированного зрителя. Во-вторых, если гость начинает приближаться в своих рассуждениях к чему-то «опасному», у журналистов и на этот случай есть множество разных подленьких приемчиков. Но прежде, чем мы их рассмотрим, небольшая предыстория.

Старший корреспондент телеканала CNN Джейми Мак-Интайр (Jamie Mclntyre) 11 сентября 2001 года находился около Пентагона, в самом центре событий. В прямом эфире он передал следующее:

Находясь в непосредственной близости, я могу сказать, что здесь нет никаких свидетельств крушения самолета даже близко от Пентагона. Единственное место – это непосредственно разбитая сторона здания, а все обломки, которые я вижу, размера достаточного, чтобы уместиться в руке. Здесь нет никаких останков хвоста, крыльев, фюзеляжа – ничего, что бы указывало на крушение целого самолета в стену Пентагона.

В общем, Мак-Интайр подтвердил то же, о чем свидетельствовали многочисленные фотографии и видеоматериалы. Однако 17 мая 2006 года в интервью Кире Филипс (Куга Phillips) на канале CNN, на вопрос о том, не могло ли, по его мнению, что-то другое стать причиной разрушения Пентагона, он ответил:

Находясь там 11 сентября и видя обломки самолета... я лично могу сказать, что это нонсенс. У меня был с собой фотоаппарат, я сфотографировал останки самолета, части фюзеляжа, часть кабины, пока нас не попросили отойти подальше.

Представьте себе! Вот такое внезапное «озарение» нашло на Мак-Интайра спустя четыре с лишним года.

Исследователь и ведущий радио-ток-шоу Час возможностей Дэйвид фон Кляйст (David von Kleist), обратив внимание на это недоразумение, выпустил пресс-релиз, в котором указал на разночтения. В ответ он получил приглашение от CNN принять участие в авторской передаче Шоу Тленна Бека (The Glenn Beck Show) с целью обсуждения противоречий относительно событий в Пентагоне. И хотя в телефонном разговоре, по словам фон Кляйста, все было очень профессионально, корректно и подчеркнуто вежливо, он понимал, что эта программа отнюдь не станет для него легкой прогулкой.

Вступительное слово Гленна Бека подтвердило его опасения:

Теории заговора... Безусловно, они забавны! Они позволяют лелеять мечту, что когда-нибудь мы будем гулять по поверхности Луны, а в грядущее Рождество под елкой вы можете обнаружить новый альбом Элвиса Пресли...

Однако на самом деле, не все они столь же забавны. С самого дня 11 сентября некоторые «теоретики», также известные как люди с буйной фантазией, отсутствием здравого смысла и массой свободного времени, утверждали, что Всемирный торговый центр был разрушен взрывами; что все жертвы на первом лайнере на самом деле не погибли, поскольку на нем вообще не было пассажиров; и что никакой самолет в Пентагон не врезался.

11 сентября: вид на убийство


Немыслимая глупость или вопиющий цинизм? | 11 сентября: вид на убийство | Рис. 71. Гленн Бек: журналист или...?