home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Патриоты и террористы

Рассмотрение так называемого антитеррористического законопроекта, цинично названного Патриотическим актом, Конгресс начал 24 сентября 2001 года. Ну хоть ты тресни, не пишутся такие основательные законопроекты за две недели! И дальнейшая его судьба лишь укрепляет эту уверенность.

Сей законопроект вообще оказался очень примечательным как по содержанию, так и по методам его внедрения.

Во-первых, он попал на рассмотрение в Конгресс, минуя предписанные законом каналы, то есть без предварительного его обсуждения под началом Административного и бюджетного управления. Именно этот процесс дал бы возможность высказаться всем заинтересованным сторонам.

Во-вторых, тогдашний министр юстиции Джон Эшкрофт (John Ashcroft) потребовал от Конгресса принять его в течение одной недели и без изменений! Несмотря на столь строгие и конкретные указания, противоречивый документ все же вызвал определенные дискуссии – к явному недовольству министра. Поняв, что так просто «протолкнуть» законопроект не получится, Эшкрофт на совместном заседании с главами Сената и Палаты представителей предупредил, что наверняка грядут новые теракты, и Конгресс будет виноват, если закон не принять сейчас же! Это был явный шантаж, и само заявление представлялось абсурдным, но Конгресс не был готов выдержать подобное давление со стороны министра.

На всякий случай, чтобы окончательно «продавить» принятие этого пресловутого акта, два особо упертых конгрессмена – Том Дэшл (Tom Daschle) и Патрик Лехи (Patrick Leahy), активно выступавшие против, получили по почте конвертики со спорами сибирской язвы...

Рон Пол (Ron Paul), конгрессмен-республиканец (кстати говоря, единственный вменяемый кандидат в президенты-2008, которого цинично провалили во время предварительных выборов, из-за чего он даже не стал продолжать свою кампанию, поняв всю ее бесполезность), рассказал в интервью газете Washington Times, что ни одному конгрессмену не позволили даже прочитать этот акт. Тем не менее 12 октября он был утвержден обеими палатами Конгресса, а 26 октября 2001 года президент Буш поставил на документе свою подпись, тем самым придав Патриотическому акту статус закона.

Чем же примечателен новый закон? В лучших традициях Джорджа Оруэлла граждане ради спасения нации (а также планеты от зла – ведь всем известно, что американцы всегда спасают мир, спросите у Голливуда!) должны отказаться от большинства своих гражданских прав.

Во-первых, этот акт дает право федеральным служащим производить обыски жилища, рабочего места, компьютера и частной собственности граждан либо вообще без их уведомления, либо с уведомлением пост-фактум, когда обыск был уже произведен.

Во-вторых, ЦРУ получило неограниченную возможность без решения суда устанавливать слежку за своими гражданами, если это делается «в разведывательных целях». Сюда включено и прослушивание телефонных разговоров, и отслеживание интернет-активности пользователя. Между прочим, до этого момента назначение ЦРУ заключалось в разведывательной деятельности исключительно в отношении иностранных «элементов».

В-третьих, ФБР и другие силовые ведомства вправе затребовать медицинские, финансовые и академические записи и госархивы на любого человека, лишь предъявив ордер, который суд обязан выдать, если он требуется для расследования с целью защиты от «международного терроризма». При этом достаточного основания для обыска даже не требуется, а организация, которой предъявлен ордер, не имеет права никому сообщать о том, что ФБР эти данные запросило. В том числе и тому, чьи данные были затребованы!

В-четвертых, де-факто ограничена свобода слова, ибо любая неосторожная фраза теперь может быть расценена как террористический заговор. Согласно этому акту, внутренний терроризм включает в себя «действия, расценивающиеся как попытки с помощью угроз или насилия повлиять на политический курс государства». Как видите, понятие «внутреннего терроризма» определено настолько расплывчато, что чуть ли не любая политическая или иная активистская группа (тот же Гринпис, например) может подпасть под это определение. Да и любой несогласный с действиями правительства тоже от этого не застрахован.

В целом же этот акт нарушает едва ли не все первые десять поправок к Конституции – так называемый Билль о правах. По сути, любой человек теперь является либо патриотом, либо террористом. Третьего не дано. Патриотом считается каждый, кто поддерживает Буша. Все остальные автоматически переходят в разряд потенциальных террористов.

Как будто этого было недостаточно, в 2003 году началось рассмотрение так называемого Акта об усилении внутренней безопасности, который тут же получил и второе название – Патриотический акт П. Причем если первый акт рассматривался хоть и в спешном порядке, но открыто, то рассмотрение второго являлось вообще тайной, покрытой мраком. Только благодаря утечке информации его содержание было предано огласке и он все же не стал законом в изначально предложенном виде.

Любопытно, что существует огромное количество информации о содержании самого акта, его подробностях и процессе рассмотрения, однако мне так и не удалось найти достоверных данных относительно того, был этот закон в итоге принят или нет. Я листал архивы новостей, просматривал интернет-сайты и консультировался с американскими политиками и юристами. Никто не смог мне дать четкого ответа. Однако один из опрошенных выдвинул интересное предположение. Судя по всему, сам факт возможного подписания этого документа особого значения уже не имел, поскольку «процесс» был запущен давно, а принятие или непринятие закона являлось пустой формальностью, которая в действительности мало что решала. Он вполне мог быть принят – по крайней мере, частично – под шумок поимки и казни Саддама Хусейна.

Чем же примечателен Патриотический акт II? Фактически он превращал США в тоталитарное государство, расширяя полномочия силовых структур до немыслимых границ.

Понятие «война с терроризмом», в соответствии с этим документом, расширяется до объявления врагами государства не наций и их армий, а террористических групп. Причастность гражданина к террористической группе определяется по расплывчатым критериям. При этом его можно задержать на неопределенный срок, без предъявления обвинений и без права на адвоката. Никаких ассоциаций не возникает?

Понятие шпионажа или подрывной деятельности тоже расширено до пределов, перекрывающих законодательство. В частности, в разделе 102 сказано:

Предоставление доказательств того, что разведывательная деятельность нарушает законодательство США, является ненужным и непродуктивным.

Разделы 301–306 планируют создание базы данных ДНК, при этом государственные ведомства и силовые структуры получают карт-бланш на внесение в эту базу любого индивидуума, которого они определят как террориста или оказывающего помощь террористическим организациям.

Раздел 313 обязывает фирмы предоставлять информацию о клиентах даже при отсутствии повестки или ордера из суда. Таким образом, интернет-провайдеры по первому требованию властей должны передавать им электронную корреспонденцию своих клиентов. Раздел 404 запрещает использование электронного шифрования данных, а за нарушение грозит максимальный срок до пяти (!) лет тюрьмы.

По следам событий 11 сентября была создана новая структура – Министерство внутренней безопасности – DHS (Department of Homeland Security). Принятый 25 ноября 2002 года Акт внутренней безопасности, который эту структуру и создал, внес самые масштабные изменения в федеральное правительство за последние 50 лет. Более двадцати федеральных агентств были консолидированы под одну «крышу»: Агентство по чрезвычайным ситуациям (FEMA), контрразведка США, таможенное управление, береговая охрана, служба иммиграции и натурализации (INS) и многие другие.

Если верить вице-президенту Ричарду Чейни, то DHS преследовал исключительно благородные цели:

Мы создали Министерство внутренней безопасности, собрали воедино 180 000 федеральных служащих из 22-х агентств с одной единственной целью: лучше защитить Америку.

Однако всем известно, куда ведет дорога, вымощенная благими намерениями. Истинным же назначением этого монстра было стереть любые информационные грани между разрозненными агентствами для более координированного выполнения положений Патриотического акта и обеспечения более свободного тока информации, добытой с его помощью.

Одним из пунктов Акта внутренней безопасности значилось создание сети информаторов TIPS (Terrorist Information and Preventive System – Система по сбору информации и предотвращению терроризма), которая заключалась в использовании информаторов-осведомителей, или, говоря простым языком, основывалась на стукачестве.[3] Помнится, где-то такими методами уже вычисляли «врагов народа». Тем не менее под давлением общественности этот пункт из Акта все же был исключен.

18 октября 2006 года президент Буш подписал еще один закон – Акт военного трибунала (MCA – Military Commissions Act). В нем определяется категория «незаконный вражеский боец» – любой человек, занимающийся враждебными действиями против Соединенных Штатов. Такие лица не подпадают под защиту положений Женевской конвенции, включая безотлагательный судебный процесс. Акт утверждает право судить таких лиц не гражданским судом присяжных, а военным трибуналом. В нарушение всех международных законов акт позволяет «выколачивать» из них информацию с помощью жестоких и унизительных методов, или попросту пыток.

Кроме этих актов, вышло несколько директив аналогичной направленности. Вот лишь некоторые их них.

21 сентября 2001 года главный иммиграционный судья Майкл Креппи (Michael Creppy) издал распоряжение, согласно которому все процедуры депортации, проводимые министерством юстиции, будут тайными от общественности и прессы.

17 октября 2001 года Джон Эшкрофт ограничил действие Закона о свободе информации, и поводом для этого служила все та же волшебная формулировка – угроза терроризма. Однако данная директива де-факто распространилась на все запросы информации, изначально защищенные этим законом.

31 октября 2001 года было внесено изменение в закон о праве обвиняемого на адвоката. Министерство юстиции опубликовало новые правила, позволяющие работникам тюрьмы без санкции суда следить за переговорами клиента с адвокатом, независимо от того, признан он виновным или только является обвиняемым.

9 ноября 2001 года Джон Эшкрофт объявил, что 5000 молодых людей восточной и южноазиатской национальностей, въехавшие в страну в последние два года по неэмигрантской визе, будут подвержены допросу со стороны правительства, независимо от того, подозреваются ли они в каком-нибудь правонарушении.

13 ноября 2001 года президент Буш утвердил тайные военные трибуналы, которые будут судить тех, кто подозревается в терроризме, а также в пособничестве ему. Таким образом, президент взял на себя право решать самостоятельно, на кого распространяются конституционные права, а на кого – нет. В этих процессах военные офицеры являются и судьями, и присяжными, а любой приговор, кроме смертного, выносится 2/3 голосов. Для вынесения смертного приговора требуется единогласное решение всего жюри присяжных. Трибуналы закрыты для общественности, и ни один суд – федеральный, штата, иностранный или международный – не имеет права повлиять ни на ход процесса, ни на его решения.

18 апреля 2002 года Джон Эшкрофт издал указ cil сентября не обнародовать имена задержанных – под предлогом того, что федеральный указ превосходит по значимости местные правила и законы.

1 марта 2002 года газета Washington Post сообщила, что «теневое правительство», созданное еще во времена правления Рейгана, наконец-то заработало после событий 11 сентября:

Президент Буш выделил в теневое правительство приблизительно 100 высших менеджеров из числа гражданских служащих для тайного проживания и работы за пределами Вашингтона, впервые приведя в действие давние планы по выживанию федеральной власти в случае катастрофической атаки на столицу страны. Приведение в исполнение секретного «Плана по непрерывности функционирования» стало результатом не угрозы межконтинентальных баллистических ракет – сценария времен холодной войны, который отрабатывался десятилетиями, – а повышенной опасности атак со стороны сил Аль-Каиды посредством портативного ядерного устройства... Работники, призванные на «бункерую службу», живут и работают под землей 24 часа в сутки, вдали от своих семей... 90-дневными циклами... Численность кадров варьируется от 70 до 150 в зависимости от данных разведки по террористическим угрозам.

Подумать только – 30 лет ждали, пока Русский Медведь запустит свои баллистические ракеты, и не дождались. Неужели зря план рисовали и столько лет тренировались? А повода все нет. Значит, надо его придумать, чтобы силы зря не пропали! Конечно, снос западного крыла Пентагона вряд ли можно отнести к категории «катастрофическая атака на столицу», но остальное всегда ведь можно додумать и на основе этих фантазий реализовать давно вынашиваемый план!

Это лишний раз подтверждает, что подавляющее большинство принятых мер не стало результатом событий 11 сентября. Они давно вынашивались, и все эти программы были заранее проработаны. Требовался лишь некий импульс, призванный запустить готовую систему. Именно таким импульсом и стал «самострел», случившийся 11 сентября, который привел в действие весь этот механизм.


Последствия, или кому это нужно? | 11 сентября: вид на убийство | Смело мы в бой пойдем