home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Рис. 19. План типового этажа башни ВТЦ

На центральный каркас ложилась основная нагрузка от веса здания. Периметр тоже частично выполнял эту функцию, однако главной его задачей было принимать на себя ветровую нагрузку, которая является очень серьезным фактором для любого высотного здания. «Близнецы» были спроектированы с таким расчетом, чтобы выдержать ураганный ветер до 220 км/ч, который означает поперечную нагрузку на здание приблизительно в 6000 тонн. В случае ветра всегда имеет место некоторое отклонение (прогиб) здания под его воздействием, несмотря на прочность несущих конструкций, и чем сильнее ветер, тем сильнее будет этот прогиб.

Главный инженер-проектировщик Всемирного торгового центра Лесли Робертсон (Leslie E. Robertson) рассказал, что во время одного из ураганов ветер силой в 150 км/ч (почти 42 метра в секунду) привел к статическому прогибу здания на 114 см, за которым последовали колебания вокруг оси отклонения еще на 84 см в каждом направлении с периодичностью в 11 секунд. Таким образом, порыв ветра в 150 км/ч вызвал почти двухметровое отклонение здания от вертикальной оси.

Чтобы при таком ветре не нарушилась внутренняя структура здания, ветровая нагрузка должна передаваться от периметра к ядру, за счет чего он будет прогибаться синхронно с периметром. Для этого требуются мощные стальные балки, связывающие периметр с центром. В противном случае периметр под действием ветра будет смещаться, в то время как центральный каркас останется на месте. Это неминуемо приведет к деформированию горизонтальных перекрытий и вследствие этого к многочисленным обрушениям этажей здания. За те 30 лет, что «близнецы» простояли, этого не случилось, следовательно, наше предположение о прочной связке периметра с ядром должно быть верным. Я неслучайно заостряю внимание на этом аспекте, поскольку он является очень важным для дальнейшего анализа.

По некоторым данным, основой межэтажных горизонтальных перекрытий служили балочные и решетчатые фермы, несущие настил. Особенно за эту систему ратуют официальные версии, чтобы использовать ее как аргумент хлипкости всей конструкции и последующего обрушения. По их мнению, между периметром и центральным каркасом вообще не существовало сколь-нибудь серьезных связующих конструкций, за исключением основания здания и самого верха. А это, между прочим, пролет в 400 метров без промежуточных жестких элементов! Как такое может быть? Это означает, что либо конструкторы были полными идиотами, либо это банальная дезинформация.

В Engineering News-Record от 1 января 1970 года читаем:

На 41-м и 42-м этажах в обоих зданиях будет располагаться механическое оборудование. Чтобы справиться с такой нагрузкой, эти этажи спроектированы как плиты с мощным структурным стальным каркасом. Остальные этажи (кроме 75 и 76, которые также предназначены для механического оборудования) будут базироваться на типичных балочных фермах со стальным настилом.

Итак, мы имеем уже не один пролет в 400 метров, а три пролета по 120–140 метров каждый. И хотя в чертежах эти механические этажи четко обозначены, официальная версия все равно невзначай «забывает» про эти промежуточные укрепленные этажи в своем детальном анализе.

«Близнецы» были рассчитаны так, что кроме ветровой нагрузки могли выдержать лобовой удар Боинга-707, самого крупного в те годы пассажирского авиалайнера. В начале 1970-х годов уже упомянутый Лесли Робертсон просчитал эффект от столкновения Боинга-707 с башней ВТЦ. О результатах он сообщил в газету New York Times, утверждая, что башни выдержат удар лайнера, летящего со скоростью 960 км/ч, то есть, приняв на себя удар лайнера, небоскреб останется стоять, не подвергшись серьезным структурным разрушениям. Другими словами, центральный каркас и оставшийся стоять периметр выдержат дополнительную нагрузку, образовавшуюся за счет отсутствия снесенной части несущих конструкций. Именно с таким запасом прочности были построены «близнецы»!

Фрэнк ДеМартини (Frank DeMartini), один из руководителей проекта возведения ВТЦ, подтверждает эту мысль:

Здание спроектировано с таким расчетом, чтобы выдержать удар Боинга-707 с максимальной взлетной массой. Это был самый крупный самолет того времени. Я уверен, что здание выдержало бы даже несколько ударов самолетов, поскольку его структура напоминала частую сетку от комаров, а самолет – это как карандаш, который эту сетку протыкает и не оказывает влияния на структуру остальной ее части.

Расчетный Боинг-707 по параметрам очень близок к влетевшему в ВТЦ Боингу-767:

11 сентября: вид на убийство

Как мы видим, двухмоторный Боинг-767 немного тяжелее, габаритнее и медленнее четырехмоторного Боинга-707, однако более высокая скорость 707-го с лихвой компенсирует его меньший вес. А сомневающимся предлагаю вспомнить школьный курс физики с целью вычисления кинетической энергии для каждого из лайнеров:


Рис. 17. Так это выглядело в реальной жизни | 11 сентября: вид на убийство | E k = 1?2 (mv 2), где m – масса, v – скорость.