home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Извержение вулкана

Сразу же после 11 сентября большинство свидетельств оказалось засекречено. Содержащие «лишнюю» информацию интервью и даже отдельные фразы очевидцев, показанные в прямом телеэфире в день трагедии, больше не транслировались. Лишь в августе 2005 года New York Times разродилась огромным блоком информации от непосредственных свидетелей. Отчасти потому, что она и так уже стала просачиваться через бреши в Матрице, и дальше ее сдерживать было бессмысленно.

Однако даже до выхода в свет этого блока существовали многочисленные свидетельства очевидцев о том, что в зданиях гремели взрывы, не связанные с попаданием в них Боингов. Более того, во время прямых репортажей с мест событий многочисленные репортеры самых разных телеканалов рассказывали о сильных взрывах, доносившихся из различных частей зданий, а во время иных телерепортажей слышались и сами взрывы.

Ветеран пожарной службы с 20-летним стажем Луи Кач-чиоли (Louie Cacchioli) одним из первых вошел в горящую южную башню. Позже он рассказал в интервью журналу People Weekly:

Я вез пожарных в лифте на 24-й этаж, чтобы начать подготовку к эвакуации служащих. Во время нашего последнего подъема прогремел взрыв. Мы считаем, что в здании были заложены бомбы.

Пожарный Эйнджел Ривера (Angel Rivera) подтвердил:

Это был гигантский, колоссальный взрыв. Я все еще слышу его. Все затряслось.

Пожарный Крэг Карлсен (Craig Carlsen) находился в непосредственной близости от «эпицентра»:

Спустя три минуты из здания № 2, южной башни, послышались взрывы. Казалось, они длились вечность, и их было около десяти.

Тереза Велиз (Teresa Veliz) работала на 47-м этаже в северной башне:

Повсюду слышались взрывы. У меня была твердая уверенность в том, что бомбы были заложены везде, и кто-то сидел у пульта управления и нажимал на кнопки детонации... Был один взрыв, затем другой, затем еще. Я не знала, куда бежать.

Полицейский Сью Кин (Sue Keane) несла службу в северной башне:

Взрыв сбил меня с ног и отправил вместе с двумя пожарными вниз по лестнице... Я не могу даже точно сказать, сколько раз меня швыряло из стороны в сторону. Каждый из этих взрывов поднимал меня и снова бросал... Затем раздался еще один взрыв, и нас просто вышвырнуло на улицу.

Многочисленные репортажи неоднократно отмечали, что в зданиях периодически гремели взрывы – после попадания в них лайнеров и до начала обрушения. Но это еще не самое интересное. Например, взрыв в северной башне произошел еще до того, как в него влетел самолет. Уильям Родригес (William Rodriguez), подсобный рабочий ВТЦ с двадцатилетним стажем, поведал:

Наш офис находился в подвальном этаже В-1. Я разговаривал со своим начальником в 8:46, и вдруг мы услышали: «Бум!». Взрыв был такой силы, что нас подбросило вверх, он исходил из подвала – между этажами В-2 и В-3. Там находилось механическое оборудование – насосы, генераторы, и я подумал, что это взорвался генератор в подвале... Проработав 20 лет в этом здании, я могу распознать, откуда идет звук – сверху или снизу. Когда я пошел доложить об этом начальнику, я снова услышал – «Бум!» – уже на самом сверху. Это был удар самолета в верхнюю часть здания. Два разных события, произошедших в разное время.

Филип Морелли (Phillip Morelli) находился на подвальном этаже В-4:

Я шел по коридору, как вдруг раздался взрыв – меня сбило с ног и повалило на пол. В этот момент все стало сыпаться с потолка – штукатурка, плафоны... Мы двинулись по переходу в сторону второго здания, и все началось снова... Люди погибали и ломали ноги на месте, многим впоследствии понадобились пластические операции на лице после их ударов о стену.

А вот свидетельства начала обрушения, в том числе и из «рассекреченной» публикации в New York Times.

Джефф Бирнбаум (Jeff Birnbaum), президент компании Broadway Electric Company, рассказывал:

Отойдя примерно на 15 метров от южной башни, мы услышали совершенно жуткий звук на высокой ноте и хлопок, которые заставили всех остановиться. Мы посмотрели вверх... В этот момент раздался взрыв, и здание начало рушиться.

Джон Бассей (John Bussey), редактор журнала Wall Street Journal, так описывал обвал южной башни:

Я слышал металлический грохот, посмотрел вверх и увидел характерную картину: этажи взрывались один за другим. Тогда я подумал: «Боже мой, они сносят здание». И они, кто бы они ни были, заложили взрывчатку.

Фрэнк Клазерс (Frank Cluthers), командир пожарного расчета, вспоминал:

Я находился в непосредственной близости от южной башни, и в это время прогремел взрыв. Он исходил с самого верха, одновременно со всех четырех сторон, и составные части здания начали вылетать горизонтально. После короткой паузы началось обрушение.

Кевин Дарновски (Kevin Darnowski), спасатель, рассказывал:

Я услышал три взрыва, затем скрежет и грохот, после чего здание номер два стало рушиться.

Гари Гейтс (Gary Gates), пожарный, заметил:

Я посмотрел вверх, и здание взорвалось... Его верхушку сорвало, как у вулкана.

Как у вулкана – запомните это сравнение! Джозеф Меола (Joseph Meola), пожарный, отметил:

Я посмотрел вверх на башню, и создавалось впечатление, что она взрывается со всех четырех сторон одновременно. Мы слышали эти взрывы. Мы не сразу поняли, что она рушится, мы просто слышали взрывы.

Кеннит Роджерс (Kennith Rogers), пожарный, так описывал происходящее:

К этому моменту почти все наши уже ушли. Но я стоял и смотрел. Этаж за этажом, этаж за этажом. Приблизительно до пятого этажа. В это время я понял, что взорвалась бомба, поскольку все выглядело очень уж преднамеренно и синхронно.

Росс Миланыч (Ross Milanytch), работавший в соседнем здании Chase Manhattan Bank, рассказывал:

[Здание ВТЦ-2] начало взрываться приблизительно на уровне 70-го этажа. И каждый следующий момент один этаж взрывался – это можно было наблюдать, пока облако пыли не поглотило все... Я видел взрывы на каждом этаже.

Теперь попытаемся из свидетельских показаний сложить целостную картину. Итак, что мы имеем? Взрывы гремели до удара самолетов. Взрывы гремели после удара самолетов – по словам репортеров, каждые 10–15 минут происходил новый взрыв, и их было около десяти. Взрывы также гремели непосредственно перед и во время обрушения. При этом вырисовывается интересная тенденция: первые взрывы раздались в нижней, подвальной части здания – еще до попадания в него самолетов и после их крушения. А непосредственно перед самым обрушением взрывы гремели в верхней его части, причем одновременно со всех сторон.

Здания рухнули со скоростью свободного падения, потому что они действительно опирались о воздух. Что может нивелировать сопротивление бетона и стали? Чем можно выбить из-под падающей сверху массы поддержку сотен тысяч тонн стали и бетона?

11 сентября: вид на убийство


Сносить нельзя оставить | 11 сентября: вид на убийство | Рис. 25. Обрушение северной башни